Голос крови, словно часть речи. Семья…

Общество

  16 Июл , 2009

…Составитель словаря не указчик языку, а служитель, раб его; это же можно сказать о всяком писателе: напишешь пером, не вырубишь топором. Сколько можно было собрать речений, посвящая весь свой досуг сбору и обработке русских слов, столько внесено в словарь, и с умыслу не упущено ни одного… С языком шутить нельзя: словесная речь человека – это видимая, осязательная связь между душой и телом, духом и плотью…

Владимир Даль.

Моя публикация “Тривожна ситуація довкола російського слова” в нашей газете от 14 августа 2008 года вызвала определенный общественный резонанс. На мое имя в редакцию пришло два письма. Одно из них написал Леонид Пинчук. Другое – Елена Горбатенко.

Думаю, мне следует ответить на них. И изложить свою позицию по данному вопросу.

Для начала я хочу, так сказать, литературно “раздеться”…

По крови я – наполовину украинец, наполовину белорус. Родился я в деревне – в поселке городского типа Березнеговатое, прожил там до четырнадцати лет. После чего моя жизнь проходила в различных городах: в Николаеве, потом в Киеве, потом – снова в Николаеве. Но, несмотря на это, я был и остался человеком деревенским. Я до сих пор не люблю квартиры, мне в них тесно. Я до сих пор боюсь высотных домов и особенно балконов на девятых этажах. Мне до сих пор тесны улицы городов.

И я до сих пор люблю степь. Особенно ночью, когда над тобою раскинулся во все стороны великолепный шатер, сотканный из воздуха и звезд.

От рождения воспитывался я в двуязычной культуре, где русский язык ценился наравне с украинским, и НИКОГДА и НИКТО не разделял их надвое. Это всегда были языки-братья, как бы две стороны одной и той же древнерусской медали. Так случилось, что и русский, и украинский языки играли в моей жизни большую роль.

Я никогда их не разделял. Мне не нужно было брать холодный и точный нож разума, чтобы резать это сочное, спелое яблоко надвое. Для меня оно было и есть прекрасным само по себе.

А красота, в том числе и красота речи, уважаемые друзья, – это то, РАДИ чего стоит жить.

В силу взросления, исканий, многих обстоятельств, повлиявших на меня и чего-то еще внутреннего, что всегда остается за кадром, неуловимого, словно свежий морской бриз, я стал журналистом.

И сейчас, задумываясь о том, КТО и ЧТО воспитывали и формировали меня на пути, я прихожу к выводу, что я совершенно бы не сложился как личность без великой русской литературы, без ее могучего языка, огромного, будто океан, без того чувства ПРЕЕМСТВЕННОСТИ, которое наполняет меня, делает мой внутренний путь ОСМЫСЛЕННЫМ, делает меня причастным к чему-то неизмеримо большему, чем я сам.

Как писал и пел Александр Башлачев:

– Я – солдат мировой поэзии, призван годным и рядовым.

И еще:

– Скоро вырастет новый мальчик за меня, гада, воевать.

Так вот, этим мальчиком сейчас являюсь я, как и другие песенные мальчики из моего поколения. А потом ЗА НАМИ будут расти новые мальчики и девочки, чтобы ниточка эта сердечная не прерывалась никогда…

Вопрос, который задаете мне вы, уважаемые корреспонденты, “почему я – аутентичный украинец – не пишу на украинском, а на русском языке?” интересует меня самого. Честно признаться, я долго, мучительно над ним размышлял, но ответа так и не нашел.

Вернее, нашел. Вернее, я его всегда знал:

– Судьбу не выбирают. И я смиренно иду по заданному пути.

Понимаете, мне кажется, что Бог, когда лепил нас, вдохнул в каждого вполне определенную жизнь, и уже от рождения в сердце нашем заложено направление пути, которое мы должны исполнять.

И сколько несчастий происходит от того, что прирожденный скрипач вынужден работать клерком, а прирожденный клерк – исступленно терзает смычок.

Я не хочу никого обидеть. И чиновник, и скрипач – профессии ОДИНАКОВО полезные для общества. Но беда этой страны, по моему глубокому убеждению, в том, что МНОГИЕ ЛЮДИ НАХОДЯТСЯ НЕ НА СВОЕМ МЕСТЕ.

Мы не умеем внимательно всмотреться в себя и рассмотреть в себе талант, вслушаться и услышать внутри божественный голос. Ведь это самый драгоценный дар. И мы должны принимать его с достоинством, и не размениваться по мелочам.

Вот вы пишете, что нужна общенациональная объединяющая идея, что нужно слепо и беззаветно верить только ей.

Я же хочу вам возразить.

Вспомните слова одного из героев Федора Михайловича Достоевского, который говорил, что нельзя любить всех одновременно, как и нельзя делать добро для всего общества в целом. Нужно любить КОНКРЕТНОГО человека. Нужно делать КОНКРЕТНОЕ дело, направленное на добро. Хотя бы даже снять репей с хвоста бродячей собаки.

А то в наше время слишком много высоких слов и низких поступков.

Страна же начинается с малого. Например, с ВОСПИТАНИЯ ребенка.

И кем был бы мой внутренний ребенок шальных 90-х без Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Достоевского, Чехова, Толстого, Ахматовой, Гумилева, Есенина, Мандельштама, Блока, Цветаевой, Маяковского, Пастернака, Булгакова, Симонова, Арсения и Андрея Тарковских, Бродского, Довлатова, Галича, Окуджавы, Высоцкого, Цоя, Башлачева.

И кем бы был я без Сковороды, Котляревского, Мырного, Нечуя-Левицкого, Стефаныка, Лины Костенко, Ивана Мыколайчука, Леонида Осыки, Бронислава Брандукова, Ивана Гаврилюка, Сергея Параджанова.

Ведь, по большому счету, не важно, на каком языке ты пишешь, важно – ЧТО ты пишешь. Понимаете?!

Мне очень нравится мелодика украинской литературной речи, мне очень нравится – “як бринить її кришталь”. Но я сам не могу заставить его “брынить”.

Мне в жизни дано другое… Продолжать эстафету русской поэзии и смиренно нести своей крест.

Вот вы еще пишете о том, “що треба боротися за чистоту української мови”.

А я вас хочу спросить:

– Кто дал вам право бороться за эту чистоту?

Кто дал вам право судить и решать, какое слово ОСТАВИТЬ, а какое – ВЫБРОСИТЬ.

Язык – это живой организм. Он сам себя чистит, сам возрождается, умирает и опять возрождается, словно растение весной. И даже “суржик” в нем прекрасен, потому что живой, настоящий, из глубины народа. Понимаете?! Живой.

Лучше всего язык, наверное, сравнить с океаном и вообще с водой или, быть может, с воздухом. Короче говоря, со средою, в которой мы все живем.

Нужно понять и ПРИНЯТЬ то, что мы всего лишь рыбы, плавающие в этом океане, или птицы, летающие в этом небе. Мы всего лишь моллюски в море как украинского, так и русского языков. И каждый из нас выполняет свою определенную функцию. Не больше и не меньше.

И еще.

Вы поймите, что нужно быть не “сухарями”, не статистами и не беспристрастными хирургами, режущими язык и пытающимися делать из него райскую птицу, которая под нашими “умелыми” руками превращается во Франкенштейна.

Нет!

Нужно быть живыми свидетелями, наблюдающими естественную жизнь языка во всем его великолепии и многообразии. Нужно быть чуткими и уметь слышать дыхание языка. Для этого надо развивать в себе не речь, но слух. Нужно уметь радоваться каждому пойманному в этом океане слову. Чтобы потом, повертев его в руках и внимательно рассмотрев, снова выпустить его в океан и, быть может, если повезет, на его блестящей гладкой чешуе останется след вашего пальца.

Вот, наверное, большая истинная задача для художника.

Кстати, о сравнении языка с водой.

На мой взгляд, разделять русскую и украинскую культуры – это то же, что живую воду пытаться расщепить на атомы водорода и кислорода. Мы все – и украинцы, и белорусы, и русские – в ходе огромнейшего исторического процесса срослись, или выросли, в единый корень могучего дерева, разрубив который, получим лишь мертвые части.

Потому триста пятьдесят раз подумайте, занося над ним свой интеллектуальный топор.

Теперь хочу обратить ваше внимание на перечень злодеяний, совершенных российской имперской и сменившей ее советской властью. Этот список прилагается к письму Елены Горбатенко.

Да, многое из того было. Но нельзя вырывать отдельно взятые факты из общего контекста истории и трактовать их в угоду себе, или моде, или национальной идее.

Такая ткань, “шитая белыми нитками”, не выдержит испытания РЕАЛЬНОСТЬЮ. Она лопнет и расползется.

Во-первых, большая политика любого государства – очень опасная вещь. Так было во времена Российской империи, так было при Союзе, так есть и сейчас. Этому доказательство – российско-американские игрища на Балканах, а затем в Абхазии и Южной Осетии. К сожалению, мы сейчас наблюдаем новый виток “холодной” войны. В эту шахматную партию вовлечены почти все страны. К сожалению, человек всегда был заложником в таких играх. Он был всего лишь пешкой в геополитической игре. И вы думаете, что МАЛО людей гибнет в результате этих игр сейчас?

Но так было всегда. И во времена Брежнева, и во времена Тутанхамона.

Голодомор тридцатых воспринимается нами, как национальная трагедия. Да, это так. Но почему мы забываем о голоде во всей средней – “хлебной” полосе России – на Кубани, в Поволжье, на Дону?

Да, к середине тридцатых годов была уничтожена почти вся украинская творческая интеллигенция. Но почему мы забываем о тех десятках тысяч русских, казахов, белорусов, латышей в это же время, шедших по этапу и гибнущих также, как и украинцы?

Вспомним только лишь великого мученика, гениального писателя Александра Солженицына, вынесшего почти все круги человеческого ада и не сломавшегося, но, наоборот, закалившегося. Его литература учит нас смирению, смирению и любви к Родине…

Кроме того, к теме о репрессиях хочу привести слова очень мною любимого выдающегося прозаика Сергея Довлатова:

– Да, без сомнения, от той страшной репрессивной сталинской системы пострадало много невинных людей. Но, скажите мне, кто написал четыре миллиона доносов?

Их написали рядовые советские граждане!

Так что палка – всегда о двух концах.

И не стоит повторять тоталитарный путь:

– раздувать страсти вокруг Голодомора;

– умножать цифры умерших от голода или расстрелянных вдвое, а то и втрое. Это не аукцион “Кто больше даст”, уважаемые историки. Это – память наша, о которой лучше молчать, склонив голову и сняв шляпу. А если и говорить, то очень сдержанно и точно;

– и трогать прах солдат, павших на полях Великой Отечественной войны, павших за нас с вами – за потомков, с целью личной саморекламы тоже не стоит. Потому что отвечать придется уже не перед нами, а перед ними, перед павшими и сущими за порогом смертным. И там уже не скроется ничего, ни один грех. На все будет пролит ясный Божий свет;

– и запрещать, изымать книги по ВЕЛИКОЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ, “сеющей РАЗУМНОЕ, ДОБРОЕ, ВЕЧНОЕ”, из школьных библиотек – тоже не стоит, а то не останется у вас сеятелей, и зерна доброго тоже не останется.

Когда 1 сентября 2008 года пьяная одиннадцатиклассница в белой блузе и с бантиками валяется на Советской возле Каштанового сквера, то это уже не дурной сон и не страшилка – это реальность. Результат воспитания.

Это ложный путь.

Это путь глупца.

Но довольно о политике. Она всегда была яблоком раздора. О ней можно говорить вечно, и в то же время не сказать ничего.

Хочу вам рассказать старую даосскую легенду:

– Китайский император приехал в гости к мудрецу-отшельнику, жившему на вершине одной из уединенных гор.

Императору нужен был совет по какому-то важному поводу. Мудрец дал ему совет. Он оказался настолько прост и ясен, что император на радостях пообещал сделать мудреца первым сановником Китайской империи.

Мудрец сказал:

– Твои слова настолько осквернили мой слух, что надо вымыть уши.

И он полез в ручей.

Так что никогда не судите тех, кто стоит у власти. Это тяжкое испытание. И не многим оно по силам.

Не судите тех, кто убивал жителей Батурина в 1709 году. И не судите тех, кто забирал у крестьян хлеб в 33-м. Кости и тех, и других уже давно гниют в земле. И они давно уже отвечают перед высшим Божьим судом.

Изменять мир неблагодарное и невозможное дело. Изменять нужно себя.

В заключение же скажу следующее…

Сколько бы языковые проблемы не делали инструментом политики, реки и русской, и украинской речи будут течь беспрерывно по заранее намеченным руслам. Это процесс естественный и от нас не зависит.

Больно и горько другое.

Да, между украинцами и русскими, и белорусами было и есть много плохого. Много, что там греха таить. Хватает и шовинизма, и национализма, и других “измов” – различных взаимных обид.

Но, несмотря на все это, – мы вышли из одного древнерусского корня.

Поэтому, хотим мы этого или нет, являемся родственниками. Братьями. И я, быть может, хотел бы родиться в семье принца из МонтеКарло или в семье английской королевы, но родился в простой украинской семье. И родители у меня те, которые есть. Одниединственные на всем белом свете. И братья, и сестры тоже…

И я все равно люблю их такими, какие они есть. Ведь семью не выбирают. Правда?!

Андрей ЧИЖЕНКО

(“РП” от 2 октября 2008 г.)

Сообщение:

*

НОВОСТИ