Глухонемые чиновники? (Надежда БОНДАРЧУК)

Проведение политики государства в жизнь осуществляется через чиновников. Людей, как говорили раньше, государевых. Как они служат государству?

Один-единственный и, возможно, обидный для многих чиновников штрих из их службы. В пятницу, в половине пятого вечера, пришлось позвонить в несколько областных государственных учреждений. Трубку никто не брал – чиновники ушли домой…

 

Перефразировав известный постулат, можно сказать, что чиновники – тоже люди. Но… Вся наша жизнь, наша оценка государственной власти, наше настроение – от чиновничества. А она, чего греха таить, нередко бывает горькой только потому, что даже самый маленький чиновник не захотел тебя услышать, не сделал то, что обязан был для тебя сделать.

 

 

Об этом – о нас, гражданах, и о чиновниках, о нашей взаимной любви и нелюбви – разговор с депутатом, секретарем постоянной комиссии Николаевского областного совета по вопросам науки и образования, культуры, семьи и молодежи, спорта Анатолием Семенковым (фракция Партии регионов).

 

Корреспондент:- Вам, депутатам, наверное, больше всего приходится сталкиваться с чиновниками. Ваше мнение о службе государственных людей государству и нам, его гражданам, Анатолий Владимирович?

 

Анатолий Семенков: – Насколько я понял, суть вопроса – о роли чиновника в жизни и судьбах конкретной украинской семьи и детей. Начну, пожалуй, с недавнего случая, который меня, как депутата областного совета, заставил в очередной раз принимать быстрые и решительные действия. Наверное, это нормально, когда соседи идут на приём к депутату, как к некой инстанции, раньше, чем к чиновникам. Так я узнал о жизни семьи Натальи Н. Называть ее фамилию, из этических соображений, я не буду. Да и не в фамилии вся суть проблемы. Преамбула житейских событий такова, что можно заранее обвинить женщину во всех смертных грехах. Эта женщина и ее большая семья – очень сложной, тяжелой судьбы. Не раз она побывала в местах не столь отдаленных. На руках шестеро детей, меньшим детям – 7 и 8 лет… Без мужа. Двое старших детей, безотцовщина, тоже "сходили" в зону. Однако ленивыми мальчишек не назовешь. Но сегодня и для более благополучных работников нет в стране работы, а здесь нужна постоянная опека органов, социальных психологов. Мыкаются парни по временным заработкам, перебиваются от случая к случаю.

 

Опереться бы Наталье на крепкое мужское плечо, да не на кого…. А тут ещё и на государство опереться она не может! Государство наделило нас, граждан, правом на труд, но гарантий на него не дает. Нет стабильности в государстве – ни политической, ни экономической. Ни, тем более, социальной. Живи, как знаешь, выкручивайся, как можешь. А как выкручиваться семье Натальи Н., если работы в городе для нее нет? Перебивается на рынках, зарабатывая всего несколько сотен гривен в месяц. Но она и этому рада – дети с голоду не помрут.

 

– А что же те, к кому она обращалась за помощью?

 

– Да ничего! Было даже время, когда некоторые работники из местных органов самоуправления… позарились на ее двухкомнатную квартиру. Грозились лишить женщину материнских прав, а ее детей –  "сдать" в приют. За то, что она вроде бы не занимается их воспитанием. У меня на руках достаточно официальных бумаг, которые подтверждают несостоятельность всевозможных претензий разных чиновников к Наталье Н. Женщина не пьёт, не курит. По-моему, и матом не умеет ругаться. Своих детей она очень любит, заботится о них, как может. Дать им больше, чем бы хотелось и надо было бы дать, она просто не может. А помощи, или хотя бы внимания и понимания со стороны государственных людей, нет. Представьте, что, как мать-одиночка, она должна была бы получать какое-то пособие на детей, но она его не получает.

 

– Может, не обращалась в соответствующий орган?

 

– В том-то и дело, что обращалась. И даже не раз. И во все инстанции. Даже в прокуратуру. В ответ получила отписки. Никто из чиновников не захотел вникнуть в эту конкретную ситуацию, в судьбу конкретной, многодетной и многобедной семьи. Все их действия свелись к холодным, безразличным многолетним отпискам. Более того, ЖЭК-овский мастер, в присутствии многих людей, недавно снова обозвала ее нищенкой. Да, эта женщина и ее семья бедные. Но не попрошайничает она, а просит (хотя должна была бы требовать!) простого понимания. Главная и большая беда многих людей в Украине – это бедность. Как ее преодолеть, если государству, власти, чиновникам не до нас? Ну, нет денег в государственном бюджете на помощь многодетным, малообеспеченным с такой судьбой – так и не плодите пустые призывы! Зачем приглашать граждан страны к повышению рождаемости, если защитить многодетных не в состоянии от житейских проблем? Взялись страной руководить – позаботьтесь о создании специальных государственных фондов, общественных институций, цель которых – помочь таким семьям! В первую очередь, их социальной стабильности и, по необходимости, – реабилитации.

 

Призыв Президента Украины Виктора Ющенко "забрать детей с улицы", усыновлять их, дать возможность жить в семье должен наполниться реальными нормативными актами, законами, а не пустыми словами. И тогда чиновнику будет легче в работе, а нам, простым гражданам, легче разобраться, где последний волынит от работы, а где он старается на полную катушку. Но даже сейчас, во времена перемен, помогать людям – кровное дело чиновников. Например, Службы по делам детей областной государственной администрации и её руководителя, господина Е.Ю. Парамонова.

 

Семья Натальи Н. задолжала по оплате за квартиру, за воду, за газ, за свет, за всё! Много задолжала. И – давно. В 2004 году в квартире исчез свет. Пришли электрики и отрезали свет. Потом газовщики отрезали газ. Представляете, годами дети готовили уроки при свечах, мать ежедневно носилась по знакомым и соседям с кастрюльками, чтобы накормить горячей едой своих детей…

 

Соседи привели её ко мне, как к депутату, потому что все, кому она писала и кого просила помочь, фактически ей отказали. А помочь семье можно было. Так, начальник ЖЭКа, после моего обращения, за один день провел реструктуризацию долга. И женщина вот уже несколько месяцев исправно вносит деньги в кассу. Точно так же сделало и руководство Николаевской городской электросети – свет в квартиру пришёл в течение недели… Женщина, когда первый раз заполняла квитанцию об оплате, волновалась и плакала – разучилась это делать.

 

И никто из чиновников из той самой Службы по делам детей, собеса, многих иных наших "властных помощников", не вник в конкретную ситуацию конкретной, многодетной, малообеспеченной семьи, не поинтересовался тем, как живут дети, все ли у них есть для нормальной учебы, для жизни вообще. Удивляет история с приписанным отцовством в свидетельстве о рождении младших детей, из-за которого по сути мать-одиночка не получает никаких пособий на детей. Семья оказалась вне поля зрения чиновника, который обязан был не просто все знать о ней, а помогать ей. Воистину, у семи нянек дитя без глазу! Уверен, что обратись чиновники с тем же вопросом, что и я, в тот самый ЖЭК, там бы не остались в стороне и сделали бы точно так, как и сделали, – помогли семье рассчитаться с долгами по квартплате. Я потому уверен в положительном исходе, что это уже не первый случай в моей депутатской практике, когда все решается оперативно и в пользу Человека.

 

В прошлом году мы, депутаты област-ного совета, как говорят, посадили за один, "круглый стол" представителей Центра социальных служб для молодежи, Центра занятости населения, паспортного стола, Службы по делам детей. А был такой вопрос: как провести социальную реабилитацию ребенка, на которого нет никаких официальных и необходимых документов – свидетельства о рождении, а у его матери – паспорта? Люди ходили по кругу, чиновники разводили руками. Тупик законодательства и практики. Ситуация – непростая. Тот вопрос мы тогда, сообща, вытащили. Сегодня – новые тупики. Имея в Терновке Центр социальной реабилитации для бездомных, не можем решить, казалось бы, простой вопрос: как совершеннолетнему гражданину, не имеющему своего жилья и конкретной прописки, получить паспорт? Сотни людей получили благодаря этому Центру документы и путевку в новую жизнь. Но многим утратившим свой социальный статус гражданам здесь говорят: паспорт получайте по месту своего прежнего жительства, прежней прописки. А где оно, их место жительства и прописки? Человек давно утратил связь со своей прежней семьей, живет у друзей, иногда – в другом населённом пункте, а его принудительно и разорительно для тощего кошелька отправляют в Доманевку или Первомайск, за паспортом. Кто ему там рад? Какая прописка? В лучшем случае, их ждут там новые ссоры, драки, оскорбления и конфликты… Плюет на все человек и не хочет становиться на путь исправления, реабилитации из-за усложненной процедуры. Заметьте – сегодня нет прописки граждан, а существует регистрация их местонахождения. Вон, в Америке, люди рождаются и всю жизнь живут в трейлерах (прицепах), на автостоянках. Куда бы их послал наш чиновник, окажись он там, за паспортом? Законы меняются, а чиновничьи привычки, увы, долговечны. Или вечны?…

 

Риторический вопрос: не обязанность ли чиновников – работников служб социальных, квартирных, разрешительно-запретительного, контрольного характера оказывать помощь людям? Чтобы у нас в жизни было меньше тупиков и безвыходных ситуаций, чиновник, как регулировщик на перекрестке, стоит и разруливает ситуации. Разве не для этого призваны многочисленные чиновники в ведомствах и службах?

 

Да что службах! У нас любая контора далека от людской беды. Особенно, если дело коснется платы за ее услуги. Будь – то за электроэнергию, за тепло или за газ, за справку. Не вникая в суть самой ситуации, обрубят трубу, отключат свет, обрежут электропроводку. Могут и дверь ради этого выбить. Ведь выбили же в квартире Натальи Н. неудовлетворенные монополисты коммунальных услуг входную дверь с коробкой, с мясом, на доски! Знает ли об этом самоуправстве чиновничков милиция? Помогла ли она многодетной семье, защитила ли её права? И если всего за двадцать минут мы решили вопрос об одном из ее долгов коммунальщикам, неужели участковый инспектор милиции или собеса действовал бы менее эффективно? Если по-человечески, по-людски с людьми? Зачем же было двери ломать! И душу детям калечить. Младшая дочь, испугавшись криков и дебоша, разлетающихся кусков двери, заработала энурез…

 

Раз уж у нас разговор пошел вокруг Службы по делам детей, то я хочу, чтобы читатели меня правильно поняли. Я нисколько не преумаляю сложность и ответственность, необходимость её работы. Особенно после того, как сам, чтобы знать ее, как говорят, изнутри, пришел в ее подразделение в Ленинском районе г. Николаева. Начальник службы Вера Николаевна Пушкаревская пригласила Бориса Яковлевича, опытного и талантливого специалиста, который сегодня уже на заслуженном отдыхе, – чтобы он показал свою работу, так сказать, на практике. Вместе мы обошли не одну многострадальную семью района, побывали в нескольких рейдах. Главное, что я вынес из нашей "практики", – чиновнику для работы с людьми недостаточно простой старательности, профессиональных навы-ков. Надо любить людей. Уметь слышать и слушать. Быть сострадательным, участливым, не ограничивая себя своими узкими функциональными обязанностями, работая от сих до сих. Борис Яковлевич приходил на работу на восемь утра. До этого он успевал обойти две-три неблагополучные семьи, поговорить с родителями, с учителями в школе, встретиться с детьми. И после рабочего дня, который у него заканчивался поздно вечером, он обязательно наведывался еще в несколько семей. И так – каждый день, каждую неделю и месяц. Так работают специалисты многих районных и городских служб, сотрудники Центра социально-психологичной реабилитации детей "Соціальний готель", вся служба города Южноукраинска, детского приюта

 

г. Первомайска. И, конечно же, приют для детей службы по делам детей Николаевского городского совета, которым много лет творчески руководит Светлана Николаевна Клюйко. Как государственный человек, она по-государственному относится к семье.

 

– Не надо маму безо всяких причин лишать родительских прав, – говорит она. – Вообще спешить лишать детей матери. Необходимо сделать все возможное, чтобы у детей была мама!

 

И социальные работники Первомайска, Южноукраинска, Никлаевского городского приюта это делают! Детей из приютов возвращают, как правило, в уже нормальную, подготовленную к встрече с ребенком семью. Так бы всем сообща!

 

Горько от равнодушия, чиновничьего параграфоведства и отписничества: привели в приют мальчика, который оказался не местным, из Херсона. Входил во дворах в доверие к детям, те его приводили домой. Как не привести друга! Воровал все, что ни попадется. Привела бдительная учительница, спасибо ей большое.

 

– А милиции на глаза ты не попадался? – спросили малыша.

 

– А она продержала меня три часа и отпустила, – ответил он.

 

На улицу? Снова воровать?

 

 

Наша комиссия, депутаты облсовета на сессию готовят вопрос о работе приютов и интернатов области, соответствующих государственных структур. Вопрос с социально неблагополучными, лишенными родительской опеки детьми – острый, актуальный. Особенно теперь, когда вовсю маячит резкий обвал социального благополучия многих наших граждан. Вдруг не устоят слабохарактерные взрослые перед ударами судьбы, готовы ли чиновники, законодательство, государственная машина к притоку сирот и детей без родительской опеки? Решить проблему, на мой взгляд, можно лишь тогда, когда каждый чиновник почувствует, что его служба – нечто большее, чем просто работа. Я призываю каждого, не важно, какого он властного уровня: повернитесь лицом к людям, к детям! К семье – как главной и основной ячейке нашего общества. К каждой конкретно. По-человечески.

 

Чиновничий дух силен! Профессионалов в этой среде много, но боязнь инструкций и самостоятельных шагов порой граничит с идиотизмом в конкретных действиях.

 

Знаете, я обратился к господину Парамонову по актуальному вопросу работы Службы, которой он руководит. Он посоветовал нам, депутатам областного совета, общаться с ним в соответствии с законом.

 

– Как это?

 

– Исключительно официально, письменно. Депутатскими запросами. А он, то есть чиновник Е.Ю. Парамонов, будет мне и нам письменно отвечать в положенный 10-дневный срок. Не знаю, чем он так обаял нашего губернатора, но если этот начальник позволяет себе подобный выпад в адрес депутата облсовета, то что он обычно отвечает "простому" гражданину, который смеет тревожить (чуть не сказал – "его Величество!") своей ничтожной просьбой? Стиль, однако…

 

Не могу и не имею права подвергать осуждению абсолютно всех чиновников. Есть среди них "трудоголики", есть много энтузиастов и просто фанатов в лучшем смысле этого слова. Много добрых слов могу сказать о сотрудниках Управления по делам семьи и молодежи Николаевской облгос-администрации. Руслан Колбаса неполный год работает начальником, но уже имеет заслуженный авторитет не только у своего начальства, но и у простых людей. Очень хочется, чтобы такими были все, кто близок к детям, к семье, к людям вообще. Мне очень нравится слово "бюрократ" в его первоначальном значении. Столоначальник по-нашему. Он знал свое дело, умел ладить с людьми, за что его уважали. Слово "бюрократ" в те времена звучало как "профессионал". Как же необходимы нам нынче именно такие бюрократы! Чтобы и дело свое знали, и ни одну живую душу за жизненным бортом не оставили!..

 

Беседовала

 Надежда БОНДАРЧУК

Фото Дмитрия ЛАСКИНА

 

Сообщение:

*

НОВОСТИ