Музей профессора Плейшнера

Общество

  1 Авг , 2009

Когда-то, давным-давно, один знакомый рассказал мне одну удивительную байку. Дескать, в славной горнолыжно-банковской стране, говорящей на трех государственных языках – Швейцарии, а если быть точнее, в ее столице городе Берне, некий предприимчивый торговец декоративными птичками открыл при своем магазинчике музей профессора Плейшнера. Да-да, того самого профессора, которого штандартенфюрер СС фон Штирлиц послал в Берн связным и который, геройски съев любезно подаренную, так, на всякий случай, сигарету с ампулой с ядом, удачно вывалился из окна здания, расположенного аккурат напротив магазинчика с птичками на Цветочной улице, прославив тем самым и улицу, и страну. 

Я, конечно, не поверил, ведь Плейш-нер, собственно, как и Штирлиц, персонажи литературные, то есть вымышленные. На что знакомец парировал – мол, Шерлока Холмса тоже реально не существовало, а музей его имени в Лондоне на Бейкер-стрит существует, и британцы очень гордятся этим фактом. И ушел, оставив меня в полном недоумении… И только через несколько лет, снова случайно встретившись, мой давний приятель, вспомнив тот розыгрыш, дал мне понять, что это была некая игра, такое себе "поверит – не поверит". Я тогда поверил, помню, даже дока-
зывал кому-то правдивость этой, в общем-то, невинной и симпатичной шутки.

А ведь еще Платон в своих "Законах" назвал человека "какой-то выдуманной игрушкой Бога", призванной "жить, играя в прекраснейшие игры", к коим великий философ относил, в том числе, жертвоприношения, песни, пляски и битвы с врагами. Позднее в другом трактате – "Политике" – к числу игр он отнес и все искусства, "направленные исключительно к нашему удовольствию": живопись, музыку и т.д. Сегодня, я уверен, Платон к играм отнес бы и политику (не как название, но как жанр, – Авт.), настолько тесно эта игрушка вошла в современное бытие всех без исключения жителей многострадальной Украины. Игра и жизнь – понятия неразделимые. Игры всегда присутствовали в жизни человека и так же, как человек, постепенно эволюционировали в те формы, которые позволяли лучше приспосабливаться к потребностям среды обитания. Например, политические формы.

 

Правда, далеко не все понимают, что политика – есть игра, кстати, любимая игра кандидатов с избирателями. Политики-люди придумывают для избирателей-людей самые разнообразные игры, и самой популярной, разумеется, остается игра под общим названием "Обещания". Политики воображают себя эдакими взрослыми и мудрыми, а электорат – детьми неразумными. В игре, дескать, ребенок развивается, а его осмысленная игровая деятельность вполне сопоставима с "серьезными" занятиями взрослых. Играя, ребенок приобретает множество неоценимых качеств: развивает ловкость, наблюдательность, фантазию, память. Игра стимулирует умение сравнивать, комбинировать, размышлять, анализировать. Правда, есть и гипотетическая опасность. Ребенок, с которым с раннего возраста много играют, быстрее становится самостоятельным, поскольку со временем он сам начинает приду-
мывать себе занятия и игры. То бишь, может составить конкуренцию. Тем более при сегодняшней акселерации…

 

А вообще, много еще простаков, думающих, что все то, что им обещают, – серьезно. Эти люди вообще играть не любят. Ни на гитаре, ни в бильярд.

 

Есть люди, верящие бесплатным партийным газетам, где одни сладко обещают райскую жизнь и страшно клеймят несмываемым позором других. Начитаются до одури, а потом делают каменные лица и убежденно доказывают остальным, что все изменится к лучшему уже… ну, хотя бы, завтра, если пройдут во власть вот эти. Или те. Неважно. Блажен, кто верует!

 

Попадаются простодушные, которые с удивительно серьезным выражением лица читают наклеенные на грязные придорожные столбы разного рода листовки и агитки.

 

Поражают воображение люди, с открытыми ртами читающие бил-борды…

 

Но самые интересные все же остальные. Те, кто не верит. Вернее думают, что не верят. Они убеждены, что все знают, все понимают, что их уже ничем не проймешь, не купишь на медовый пряник с прибавкой к пенсии или зарплате. Не говоря уже о презренной гречке. На самом деле, они просто попадают в другую игру. Условное название: "Манипулирование электоральными настроениями без лишних материальных затрат".

 

Есть еще одна категория жителей страны, не поддающихся призывам поиграть с политиками в поддавки. Это дети, настоящие дети. Счастливые, у них свои игры. Тоже настоящие. С куклами, машинками и прочими пистолетиками.

 

Вообще, я бы предложил открыть в нашей стране еще один музей. Музей Одного Политика. С памятником у входа. А на табличке, к постаменту прикрученной, написать: "Политику, который хорошо играл. От благодарного народа".

 

И пусть англичане гордятся своим Холмсом, а швейцарцы – профессором Плейшнером. Все равно эти персонажи придуманные. Мы бы гордились настоящим политиком. Или, на крайний случай, уникальным музеем Его имени. Ну хоть чем-то…


Игорь Пох

Сообщение:

*

НОВОСТИ