Бриллианты

Культура, Новости

  27 Окт , 2009

Невдалеке от входа в здание банка (ныне Укрсоцбанк) стояли двое мужчин. Один – выше среднего роста, одетый в коричневую касторовую шляпу и такое же демисезонное пальто, знавшие лучшие времена. Лицо породистое, холеное, пенсне в золотой оправе. На вид лет 50-55. Второй мужчина был среднего роста, одет скромнее, в очках. Был ясный октябрьский день 1931 года. Высокий держал в руках старинной работы шкатулку, в ней блистали камни. Второй торговал цену.

 

 

В это время из банка вышла прехорошенькая блондинка лет 28-ми с саквояжиком в руках. Это была кассир одной из многочисленных контор. Она получила деньги для служащих. Взгляд ее привлек блеснувшие на солнце камни. А еще мелодией звучал мужской голос с французским прононсом и даже с некоторым всхлипыванием. "Понимаете, – говорил он собеседнику, – если бы не срочность, если бы не болезнь жены, vous compuene? Я бы никогда не согласился на продажу фамильных драгоценностей. Но чего не сделаешь для любимой жены".

 

Такие слова задели блондинку за живое:
– Это же надо так любить женщину! – подумала она и подошла к торговавшимся мужчинам.
– Простите меня великодушно, что вы продаете? Ах, charmant, какая прелесть!
– Мадам, – сказал мужчина среднего роста, – пардон, я покупаю эти бриллианты за… И он назвал непозволительно низкую цену.
– Я заплачу больше, – вскипела блондинка. – Уступите мне. Прошу вас!

 

Представительный продавец как-то плаксиво глядел на камни, одной рукой держал носовой платок, периодически вытирая им глаза под стеклами.
– Какая роскошь! Какие камни! А память? – цедил продавец. – Бедная моя Олимпиада!

 

Тогда другой мужчина, желавший купить бриллианты, сказал:
– Так тому и быть. Уступаю красоте.

 

Блондинка зарделась. Уступивший мужчина, приподняв кепи, ушел. Блондинка прикинула, сколько у нее денег и как она может неплохо заработать на перепродаже таких прелестных бриллиантов. Она сказала:
– Нет сомнения, я должна верить порядочному человеку, но…
– Не утруждайте себя сомнениями. Вы хотите пойти к ювелиру?
– Именно – ответила блондинка. – Простите меня, но поймите…
– Я вас отлично понимаю, – не дав договорить, сказал продавец. – Идемте, ювелир тут недалеко.

 

Когда они поравнялись с дверью ювелирной лавки, из нее вышел мужчина с явно ученой внешностью. Небольшая бородка, усы, бакенбарды, пенсне, отличная одежда – печать учености.
– Будьте так любезны, где мы можем видеть ювелира?
– Я ювелир, что у вас? Я очень тороплюсь.

 

Продавец открыл шкатулку с засиявшими камнями. Ювелир внимательно посмотрел, глаза его засверкали, он почесал висок:
– Давненько я не видел настоящих ценностей. Какая прелесть, какая работа! Вы продаете? – спросил он у мужчины.
– Да, примите во внимание, больная супруга, опять же – такой долг. Вот продаю срочно за… И он назвал цену.
– Господи, да как это можно! Да они стоят в пять раз дороже!

 

С этими словами ювелир, извинившись, быстро ушел, сказав, что скоро возвратится.
– Я беру, я хочу выручить вашу супругу, – сказала блондинка. Они ушли в пустующее в это время кафе, и совершили сделку. Продавец даже как-то взрыднул и удалился.
Крайне довольная собой, блондинка в уме подсчитывала барыш. Вернулась к ювелиру, но не увидела его.

 

– Мадам, кого-то ищем?
– Да, я ищу ювелира-оценщика.
– Так это я. Чем могу?

 

Как-то пакостно стало на душе у блондинки от рокового предчувствия.
– Я принесла драгоценности, – уже не своим голосом произнесла героиня и подала шкатулку.
-Да-а-а! Шкатулка превосходной работы. Ну-тес, посмотрим, что внутри?
Блондинка уже с ожесточением смотрела на оценщика.
– Да-а-а! Какая работа!
У блондинки выросли крылья.

 

– Но, к моему большому сожалению, – это… стекло!
Блондинке показалось, что по ее голове проехала колесница…
Рыдая, размазывая слезы, она рассказывала в УгРО, как ее обмишурили.
Сотрудники внимательно выслушали заявительницу, особенно интересовались приметами продавца, покупателя и первого оценщика.

 

В Николаеве в 30-е годы ХХ века с такими приметами мошенников не было. Они все были на картотечном учете. Это "залетные".
Опергруппа быстро направилась на вокзал. Там их не было. Прошли по вагонам поезда, который отходил на Знаменку.

 

В купе сидели три незадачливых мошенника. Перед ними стояла начатая бутылка красного вина, лежали франзольки, куски чайной колбасы…
В беседе выяснилось, что все трое уже были ранее судимы. Теперь им придется вернуться в знакомые места. Как не припомнить строки из стихотворения Н.А. Некрасова: "И вот они опять, знакомые места…"

 

Этот эпизод рассказал автору этих строк Михаил Яковлевич Куракин, работавший в 30-е годы ХХ века в уголовном розыске и принявший участие в задержании преступников.

 

Евгений ОДНОСУМОВ

 

Сообщение:

*

НОВОСТИ