Покандёхали на бан!

Новости, Право

  21 Ноя , 2009

Заглавие переводится с жаргона "Пошли на вокзал"

 

До войны 1941-1945 годов Николаевский железнодорожный вокзал был мал, впрочем, как и сам город. Война разрушила его, но поезда ходили. На остатках здания вначале соорудили кассы. Из кинофильмов мы знаем, как в те годы происходила посадка в поезда. Теплушки брали штурмом. Мелькали мешки, корзины, узлы, чемоданы из фанеры с навесным замком. Почти все поезда шли через узловую станцию Знаменка, где люди ждали следующего поезда сутками.

 

Конечно, никакой камеры хранения на николаевском вокзале не было. Куда и зачем бы ты ни шел, – груз с тобой. Когда же начинали продавать билеты, происходило что-то невообразимое. Калеки, матери с детьми, солдаты – все пытались взять билет без очереди: билетов обычно было мало. Груз, ручная кладь мешали достать деньги, пробиться к кассе.

 

Тут и орудовали воры. Методов "помочь" гражданам было много. Сразу 3-4 человека вклинивались в толпу, создавали давку. Они якобы хотели пробиться к кассе, их не пускали. Пару минут такого напора и кое-что из денег уже было добыто. То же – при посадке в вагон.

 

Вот к очереди подходят трое парней, у одного из них фанерный чемодан, но он без дна. Эти трое давно уже присмотрели чемодан. Они к нему подходят с трех сторон. Двое по сторонам мешают свидетелям, а третий ловко одевает свой "чемодан" на чужой и уходит. Уходят и подстраховщики. Дело сделано.

 

К толпе подходит бойкий парнишка, рядом с ним две девушки. Они громко благодарят парня за то, что он им "достал" билеты. Это немедленно вызывает интерес. Парня просят, дают деньги. Собрав у 2-3-х дамочек деньги, паренек берет их в зубы, чтобы иметь свободные руки, и буквально вдирается в толпу, двигаясь к кассе. Женщины вожделенно наблюдают, как их парнишка все ближе продвигается к кассе. Его дергают, бьют по спине, по голове, орут на него, но парень, пригнувшись, идет на пролом. В один "прекрасный" момент парнишка исчезает. Словно его и не было.

 

Небольшая очередь в туалет на площади. Невдалеке стоит молодая девушка с грудным ребенком на руках. К ней подходит тоже молодая женщина с чемоданчиком. Осмотревшись, обращается к женщине с ребенком: "Прошу вас, мне нужно зайти, посмотрите за моим чемоданом".
– Ладно уж, присмотрю.
Женщина скрывается в туалете, а "охранница", оставив "ребенка" – завернутые друг в друга тряпки, забирает чемодан и уходит.

 

Но вот билеты взяты, пассажиры в вагоне. Одни, как водится, достают снедь перекусить. Другие, положив чемодан на колени, играют в домино или в карты. Курят, дым коромыслом, кто-то уже поет. Поехали. Вечер, ночь. Ближе к утру. Все спят, храп, вздохи, жара, особенно летом. Окна открыты.
На самой верхней полке спит паренек, укрыв голову полой старого пиджака.

 

Поезд идет медленно по затяжному подъему. Паренек открыл глаза, осмотрелся. На весь вагон две слабо мерцающие лампочки. Паренек сматывает с себя короткую веревку. На ней закреплен металлический крюк. Он цепляет кладь, поднимает ее и бросает в окно. Другую. Потом поднимается, уходит, якобы по своей нужде, и выпрыгивает из вагона. Все рассчитано, отрепетировано. Его ждут три дружка. Начинается поиск похищенного.

 

Вечер. По вагону идут трое. Первый на костылях, на шее веревочка с крючком. Он просит подаяние. Изредка в кружку бросают пятаки. Конец вагона. "Инвалид" бросает костыли, хватает чемодан и выпрыгивает из вагона. Сзади идущие мешают догнать "инвалида". На станции, которая близко, они уходят. Все отработано, известно, какая насыпь, трава и т.д. в месте падения "инвалида".

 

Вечереет. Скоро станция, будет остановка. Там продают вареный картофель, яйца, вяленую рыбу, самогон. Все толпятся у выхода. Стоянка недолгая. В вагоне почти никого. Поезд остановился, все ринулись на перрон. Кстати, вода кипяченая и холодная в кране тут есть.

 

В это время с другой стороны состава трое тертых хлопцев крюком через открытое окно цепляют что попадется: ведь взоры всех пассажиров – на полустанок.
Самое просто было "отвернуть угол", т.е. украсть чемодан. Подошел, осмотрелся, сделал вид, что стремишься к кассе, потолкался, взял чужой чемодан и ушел.

 

Самое сложное – такой метод. С вечера залазят трое (снова трое) на крышу вагона. На ходу одного обвязывают веревкой, привязывают ее конец к чему-нибудь крепкому и металлическому на крыше. Лежат на крыше все. Потом один из них, самый легкий, начинает сползать к открытому окну вагона. Двое других держат его за ноги. Сползает до тех пор, пока рукой не дотянется до груза на верхней полке. Груз взят, все отвязываются и скрываются.

 

Прошли годы. В Николаеве отстроили новый вокзал. Был установлен забор, так что на поезд проходили через двери вокзала по билету. Провожающие же обязаны были покупать перроный билет. Таким образом, в дверях по прибытии поезда создавалась давка. Этим пользовались воры.

 

Те, кто не покупал перроного билета, стояли вдоль забора тесной толпой, чтобы сделать "ручкой" уезжавшим. Они плакали, что-то выкрикивали, т.е. были мысленно там. Зато здесь им тоже "делали ручкой" по карманам.

 

***
В 1944 году никакого общественного транспорта к вокзалу не было. На площадь приезжали 3-4 площадки, запряженные парой коней, да человек пять тачечников, человек – в упряжке. Так перевозили груз. Набрасывали чемоданы и другое на площадку, а сани шли по дороге или по тротуару. Возчик называл свой маршрут, и в пути разбирали чемоданы и шли на свой страх и риск дальше – домой. Нередко возчик ударял вожжами, кнутом и удирал с грузом (уже когда его оставалось немного). Делалось это ночью.

 

Евгений ОДНОСУМОВ

 

Сообщение:

*

НОВОСТИ