Защищать нормы Конституции и Закона

Конфликт, Новости

  5 Янв , 2010

В разгар выборов президентских о выборах в органы местного самоуправления не вспоминают. Не до них. Однако настойчивая попытка Тимошенко реанимировать идею административно-территориальной реформы говорит о их приближении. Прокомментировать «Концепції реформ адміністративного територіального устрою та місцевого самоврядування» мы попросили депутата Верховной Рады от Партии регионов Круглова Николая Петровича.

 

– Николай Петрович, вопрос об административно-территориальной реформе поднимается не первый раз. И обсуждение этой темы становится тем активнее, чем ближе выборы в органы местного самоуправления и Верховную Раду. А чем, собственно говоря, не устраивает устоявшееся старое территориальное деление? Оно функционирует достаточно долго, все административные связи в этом территориальном делении стабильны. Какая-никакая, а административная инфраструктура сформирована и работает. Какая необходимость именно сейчас, в спешном порядке, ломать устоявшийся работающий механизм, проводить в очередной раз эксперимент со страной, даже не опробовав концепцию на каком-то отдельном регионе?

 

Н. Круглов: – Связь с выборами, конечно же, просматривается. Идея реформы возникла перед выборами 2006 года как избирательная технология «оранжевых». И сейчас ничего не изменилось. БЮТ в преддверии выборов в местные советы нужно изменить, порвать все устоявшиеся связи и, прежде всего, на юго-востоке. Задач здесь несколько. Одна из них – кадровая. Собственно, она даже не скрывается. Так и записано, необходима «… кадрова достатність для реалізації наданих повноважень». А речь идет о том, что, например, в Николаевской области в соответствии с концепцией предусмотрено 5 районов вместо 19 и 52 административно-территориальные единицы вместо 332 сельских советов. Совершенно очевидно, что необходимым кадровым потенциалом для комплектации существующего административно-территориального устройства БЮТ не располагает. На 19 районов не наскрести. А вот на 5 уже более реальная задача. Победить на выборах в 332 сельских советах и 19 районных центрах Николаевской области шансов у БЮТ нет, а вот изменив административно-территориальное устройство, в 5 районах и 52 административно-территориальных единицах, расставив имеющийся кадровый потенциал, можно будет административно «организовать» выборы и навязать их «результаты». В практике БЮТ это бывало не раз.

 

А теперь еще один интересный момент. «При утворенні реорганізації адміністративно-територіальних об’єднань законом затверджується її назва та адміністративний центр, перелік АТО (адміністративно-територіальних одиниць) для громад поселень, що до неї входять, та її межі, визначаються урядом». Такого ещё никогда не было. Никогда еще в Украине границы любого поселения не утверждались Кабинетом Министров. Это дело сессии областного совета в отношении всех населенных пунктов на территории области, в отношении областного центра и области, это решение сессии Верховного Совета. Здесь же: «…її межі визначаються урядом». Таким образом, в вопросах административно-территориального устройства Совет Верховный, областной, районный просто не участвуют. Всё замыкается непосредственно на вертикаль Кабинета Министров.

 

– В одном из выступлений Тимошенко заявила, что после выборов все сільські і міські голови будут представлять ее партию и будут членами ее партии.
Н. Круглов: – А что им останется делать, если они будут замыкаться на вертикаль Кабинета Министров и зависеть от неё? Но и это не всё. «… законопроекти, що стосуються адміністративно-територіальних об’єднань вносяться на розгляд Верховної Ради виключно урядом». Одним росчерком пера права законодательной инициативы лишены и Президент, и депутаты Верховного Совета.

 

– Получается, что предложенная реформа – это переворот?
Н. Круглов:
– Так и есть, она перечеркивает сами основы Конституции Украины.
«До органів публічної ради, створених на рівні АТО (адміністративно-територіальних одиниць), застосовуються єдині вимоги щодо компетенції застосування соціальних стандартів, які визначаються законом, комунікативні відносини з центральними органами влади. Для бюджетів встановлюються прямі бюджетні відносини з державним бюджетом.» В этом проекте область и район просто не существуют. Всё замыкается, административно и финансово, на исполнительный государственный уровень. Это и есть переворот.

 

– По сути дела, при таких обстоятельствах закон о местном самоуправлении не имеет никакого смысла, поскольку местного самоуправления существовать просто не будет.
Н. Круглов:
– По крайней мере, из него исключены районный и областной уровни. Перечеркивается сложившаяся десятилетиями система взаимоотношений. Мы влезаем и в вопросы собственности. А распределение зон ответственности? На базовом уровне – село, селище, міська громада, в их компетенции – образование, общеобразовательная средняя школа. На уровне района – охрана здоровья, стационар. На третьем уровне – область, социальное и экономическое развитие. Совершенно непонятно, как влиять на социальное и экономическое развитие без соответствующих ресурсов и полномочий.

 

Помимо этого, в районе должно теперь быть не менее 150 тыс. человек. В Николаевской области нужно сделать от силы максимум 4–5 районов. Причем эти районы должны быть созданы на базе городов областного подчинения. В соответствии с условиями это будут Первомайский, Южноукраинский, Вознесенский и Очаковский районы. Всё. А как будет выглядеть, к примеру, самый отдаленный Казанковский район? Вместо Казанковского района мы получим две громады – Казанковскую и Владимирскую. В Новом Буге – Новобугскую громаду, Софиевскую громаду, Новополтавскую громаду – 3 громады. Это, образно говоря, 3 укрупненных сельских совета. Но они между собой не связаны даже дорогой. Эта территориальная громада должна быть численностью не менее чем 22–26 тыс. человек. Как обеспечить управляемость такой структурой? В территориальной громаде, по сути дела, мы должны воссоздать теперь все органы управления, которые были присущи административно-территориальному районному делению, «на території громади повинні бути міліція, державне казначейство, санепідемконтроль, ветеринарний контроль, соціальний захист населення, цивільний захист населення».

 

– Иными словами, у нас вырастет количество чиновников? Ведь районов 19, а громад 52.
Н. Круглов:
– Наплодить чиновников не проблема. А база у них есть? Помещения, оборудование, транспорт, кадровый потенциал?

 

В соответствии с предложенным проектом территориальные громады замыкаются непосредственно на Киев и возникает вопрос: а область, её налоги, её полномочия? Это все нужно переделывать и законодательно приводить в соответствие. Это неизбежно потянет за собой смену всех взаимоотношений и бюджетного кодекса. Это действительно переворот в государстве.

 

– Что послужило прообразом именно такого территориального деления?
Н. Круглов:
– В качестве модели взято территориальное деление Западной Украины до 1939 года. Взгляните на карту Тернопольской области тех лет и схему территориального деления, предложенную в соответствии с «Концепцией реформ административно-территориального устройства…». Они практически совпадают. В структуре появляется такое должностное лицо, как староста. «Обирається на прямих виборах жителів поселення». То есть по «майданной» технологии. Каковы же его основные полномочия? «Має право присікання правопорушень». Каким образом? И где законодательная база для этого? «Веде первинну обробку документів соціального характеру, за дорученням жителів». Но это уже не местное самоуправление, это уже полномочия, которые делегируются, государственные полномочия. «Виступає третейським суддею в побутових спорах». Но это уже судебная власть. А как же принцип разделения властей? В населённом пункте появляется фигура, наделённая беспрецедентными полномочиями. Эдакий шериф и судья в одном лице. Такого даже на Диком Западе не было. Нет нужды разъяснять, что смогут творить «царьки», наделённые такими полномочиями.

 

Но есть и другая сторона. Территориальное деление Тернопольской области претерпит не такие уж и большие изменения. Как, впрочем, и большинство областей западной Украины. А вот Николаевскую область порвут в клочья, как и весь юго-восток Украины.

 

– Но сторонники реформы всё-таки приводят какие-то аргументы в её пользу.
Н. Круглов:
– Как утверждают авторы концепции, «головна вимога територіальної дільниці – низький рівень дотаційності». То есть новая структура будет самодостаточной и уменьшит уровень дотаций со стороны центрального бюджета. Но это вранье. У нас практически все сельские районы дотационные, все города, кроме Южноукраинска и Николаева, дотационные. И как не перекраивай область, пока не заработает производство, объём дотаций не уменьшится. Разговор о снижении дотаций обычное вранье. Как и утверждение, что административно-территориальная реформа «єдиний шанс на сьогодні зберегти село». Каким образом перекраивание территорий и разрыв устоявшихся связей обеспечит поддержку сельхозпроизводителя? Что, от этого появится разумное кредитование, дотации, дешёвая сельскохозяйственная техника и топливо? Конечно же, нет. То, что приводится в качестве аргументов, на самом деле всего лишь лозунги и пустые невыполнимые обещания, на которые Тимошенко никогда не скупилась. По-другому и быть не могло, поскольку декларируемые ею цели никогда не совпадают с целями истинными.

 

– Каковы же истинные?
Н. Круглов:
– Конечно же, не снижение дотационности местных бюджетов и не забота о селе. Реформа нужна для другого. «Ми побудували дуже добру машину – повної координації і співпраці. І це значить, що нам потрібно останню крапку поставити…» – говорит Тимошенко на торжественном собрании в честь Дня местного самоуправления. А 14 декабря Юлия Владимировна высказала мысль о «сильной четкой президентской консолидированной власти в Украине». Оказывается, она появится без всяких конституционных изменений, буквально «за 3 минуты» – в случае «позитивного завершения» президентских выборов. По-видимому, в случае её победы. С помощью реформы Тимошенко надеется поставить «останню крапку» и получить неограниченную власть «за 3 минуты». Вот то, что они предлагают: «Добровільне об’єднання територіальних громад відбувається за рішенням відповідних сусідніх сільської, селищної, міської ради. Таке рішення є наданням згоди на створення. Рішення сільської ради про об’єднання села з територіальною громадою сусіднього села приймається відповідно до рішення загальних зборів». А вот что говорит действующий закон: «Добровільне об’єднання територіальних громад відбувається за рішенням місцевих референдумів, відповідних територіальних громад. Таке рішення є наданням згоди…». С помощью такого нехитрого изменения у людей отнимается право на референдум. Отнимается право самому, лично принять решение. А «загальні збори»… Если в населённом пункте 800–1000 жителей, им даже собраться негде. Помещения нет. Так что, «нарисовать» решение «загальних зборів» технологически не сложно. Собственно, попытка протащить это решение была сделана ещё в мае этого года. И не случайно. Исключив норму референдума из закона и отдав все права в руки Кабмина по административно-территориальному делению, несложно принять решение о реформе постановлением Кабмина. Таким образом из процесса исключается законодательная власть. Учитывать мнение населения нет необходимости (референдум исключён).

 

– По сути дела, ставится крест на демократических преобразованиях. Что делать?
Н. Круглов:
– Защищать нормы Конституции Украины и норму Закона.

 

Беседу вёл
Николай МАШКИН

 

Сообщение:

*

НОВОСТИ