Если очень хочется – можно. (Петр ИЛЬИН)

Есть такая давняя народная то ли своеобразная мудрость, то ли беспринципная сентенция: если что-то нельзя, но очень хочется, то можно. Вообще-то, судя по количеству пользующихся этим правилом людей, подобные поступки давно уже стали нормой нашей жизни, явлением обыденным.Вне всякого сомнения, это «очень хочется» – штука универсальная, под неё можно подогнать практически любой поступок: от распоследней подлости до вполне благих деяний. Чем, собственно, и занимаются такие разные по характеру люди.

 

Однако есть поступки, которые ни при каких условиях не поддаются оправданию. В украинском языке есть такое подзабытое слово – «палій». Так, наверное, случилось во многом благодаря Фастовскому полковнику Семену Палию, который, получая обязательное для запорожцев прозвище, дабы не заиметь что-то незвучное или оскорбительное, поджег Запорожскую Сечь и стал грозным Палием.

 

Словом, к чему веду: «палії» автоматически попадали в касту отверженных, подлежали немедленной смертной казни, потому что лишение человека жилья считалось одним из самых страшных преступлений. Это было сродни убийству или предательству православной веры, тягчайший грех. Не только самих поджигателей, но и их родственников люди помнили до седьмого колена.

 

Увы, в наше время лишить человека жилья очень просто. Методик разработано масса, не меньше, чем у одного литературного героя сравнительно честных способов отъёма денег. И сколько их таких, утративших гарантированное Конституцией, не будем забывать, право каждого человека на жилье. И никто не может быть его лишен иначе, как по решению суда и на законном основании.

 

В истории, произошедшей с военным пенсионером Андреем Горобцом, решение суда есть, а вот с законными основаниями сложнее, но тем не менее он таки лишился своей комнаты в общежитии по ул. Потёмкинская, 131б.
4 декабря прошлого года Центральный районный суд вынес заочное решение по иску Специализированного коммунального предприятия «Общежитие» к Андрею Горобцу о признании его утратившим право пользования жилым помещением. Заочным решением иск удовлетворен.

 

Согласно материалам дела, сначала рассмотрение было назначено на 3 ноября, но не состоялось из-за болезни судьи, потом была определена новая дата – 4 декабря. Уже 10 ноября суд дал объявление в газете о вызове ответчика. Копия заочного решения была отправлена по адресу ответчика 17 декабря, то есть не в течение пятидневного срока, как это предусмотрено законодательством, а на тринадцатый день после его оглашения.

 

Между тем Андрей Горобец просто объективно не имел возможности присутствовать на судебном заседании, по уважительным причинам не мог он и предупредить суд о своем отсутствии. Истец – Специализированное коммунальное предприятие «Общежитие» в лице представителя Н.П. Чуйковой – скажем так: не все факты изложил суду. В другом случае они бы сделали невозможными вынесение заочного решения без участия в рассмотрении дела ответчика и удовлетворение иска. Ведь эти обстоятельства имеют существенное значение для правильного решения дела, подтверждаются соответствующими доказательствами.

 

Кроме того, что Андрей Горобец военный пенсионер, он ещё и инвалид второй группы, группа инвалидности определена на основании заболевания, связанного с прохождением службы в пограничных войсках. По состоянию здоровья он периодически пребывает на стационарном и амбулаторном, а также санаторном лечении. В общежитии, где Андрей Горобец проживает с 2004 года, отсутствуют почтовые ящики, поэтому корреспонденцию, поступающую жильцам, почтальон оставляет на подоконнике на первом этаже. Из-за этого же отставной подполковник не выписывает на дом газет, нет постоянных подписчиков среди его близких и знакомых. На имя же Горобца никаких сообщений, вызовов или повесток не приходило. Никто из соседей, в частности О.М. Сущенко из комнаты № 114 и Н.А. Пелюм из комнаты № 115, а также работники СКП «Общежитие» никаких сообщений ответчику о предстоящем судебном разбирательстве по поводу якобы его более чем шестимесячного постоянного отсутствия по месту проживания и паспортной регистрации, что дает основания для лишения жилья, не делали.

 

Впрочем, суть происходящего Андрей Горобец понял уже давно, тем более, как он считает, случаев принудительного лишения жилья достаточно и в данном общежитии, и в СКП «Общежитие» в целом:
– Учитывая, что моя соседка Наталья Анатольевна Пелюм, которая поставила свою подпись в Акте от 16 июля 2008 года, когда работники СКП «Общежитие», так сказать, задокументировали моё отсутствие, и была допрошена судом в качестве свидетеля, является племянницей представителя СКП «Общежитие» Н.П. Чуйковой, работающей начальником ДЕУ № 1 СКП «Общежитие», а её супруг тоже работает на этом предприятии, становится понятным, что моя комната просто понадобилась другим. Тем более, что я её привел в порядок, сделал ремонт.
Что касается подписи в Акте Елены Николаевны Сущенко, то она мне знакома и она отличается от поставленной в Акте. О том, что она не подписывала Акт, сказала Сущенко и в разговоре со мной.

 

Приведенные примеры  Андрей Горобец подтверждает и тем, что о своём лишении прав пользования жилым помещением в судебном порядке узнал во время получения паспорта 12 января уже нынешнего года. Комната № 112 была предоставлена Горобцу как военнослужащему на основании решения администрации и профкома Николаевского морского торгового порта. Законность пользования жильём очевидна. Согласно справке Коммунального жилищно-эксплуатационного предприятия «Дружба» от 14 сентября 2006 года подтверждается проживание Горобца на время выдачи справки в комнате № 112 дома № 131б по улице Потьомкинской. На балансе КЖЕП «Дружба» этот дом находился до его передачи на баланс СКП «Общежитие». Таким образом, документально опровергаются данные, изложенные в Акте от 16 июля 2008 года о том, что Горобец не проживает по указанному адресу с сентября 2006 года.

 

– Моё частое отсутствие объясняется просто – из-за инвалидности я много времени трачу на лечение, – рассказал Андрей Николаевич. – К примеру, со второго по 23 февраля 2007 года я находился на стационарном лечении в нейрохирургическом отделении Николаевской больницы скорой помощи, там же – с 26 июля по 16 августа 2007 года, в этом же году я перенес операцию в Киевском институте нейрохирургии. 27 ноября я опять оказываюсь в БСМП. В выписке отмечено, что болезнь имеет прогрессирующее обострение два-три раза в год. Было и санаторное лечение, и еще одна операция… Оплата квартиры, коммунальных и прочих услуг происходит регулярно. Факт моего постоянного проживания зафиксирован Актом от 25 января нынешнего года, составленным адвокатом П.И. Репешко и подписанным свидетелями. Кстати, этот факт признается истцом по сегодняшний день, потому что счета по оплате коммунальных услуг приходят на моё имя до сих пор.

 

Также Андрей Горобец резонно возмущается, почему его короткие посещения матери и родственников в Луцке, которые он осуществлял, когда это позволяло здоровье и средства военного пенсионера, послужили основанием для лишения прав на жильё?

 

Обратившись в Центральный суд с просьбой пересмотреть вынесенное заочное решение, подполковник в отставке Андрей Горобец не теряет надежды на справедливый вердикт. А пока истец настойчиво выселяет, а попросту выживает его из комнаты. 8 февраля работники СКП «Общежитие», сославшись на заочное судебное решение и на то, что будто бы в занимаемой Горобцом комнате уже кого-то зарегистрировали, хотели силком его выселить. Но в присутствии представителя милиции просто побоялись заниматься самоуправством. Уже 10 февраля случилась новая неприятность: работники СКП «Общежитие» вначале незаконно лишили Горобца водоснабжения и электроэнергии, а затем, воспользовавшись тем, что он вышел из комнаты, силой ее захватили, вынудив Андрея Николаевича временно находиться у родственников в Луцке.
– Да и вообще, зная этих людей, предпочитаю находиться подальше, – признался военный пенсионер. – Просто уверен, что мои неприятности обычными неудобствами не закончились бы. Благо, примеров достаточно.

 

Петр ИЛЬИН

Сообщение:

*

НОВОСТИ