Всем смертям назло

Новости, Общество

  16 Мар , 2010

Наверное, правду говорят, что когда рождается человек, судьба его уже предопределена свыше. Так, на мой взгляд, произошло и с героем моего очерка, человеком-легендой – Григорием Алексеевичем Поповенко. Его звезда жизни засверкала 15 ноября 1920 года и до сих пор светит ярким огнем.
Родился Григорий Алексеевич в семье потомственного рыбака в селе Малый Бейкуш (ныне Черноморка) Очаковского района.

 

– Мой отец Алексей Фомич, – рассказывает Григорий Алексеевич, – его братья, племянники – все были рыбаками. Да еще какими! Мастера глубинного лова. До самого окончания средней школы я тоже рыбачил вместе с ними. В семьях рыбаков, в которых были мальчики, с восьми лет приучали их к этой нелегкой, но очень интересной профессии. Артель «Червона Україна», где работал отец, была одной из передовых. Отцу дарили очень дорогие подарки за его труд, за показатели его бригады… А для меня то время казалось очень интересным, наполненным романтикой…

 

С теплотой мой собеседник рассказывает и о своей маме, большой труженице Евдокии Владимировне. О брате Василии, младшем на пять лет. Хотя он и живет сейчас в Москве, но очень часто приезжает в гости. Он тоже очень заслуженный человек, участник боевых действий, инвалид второй группы, кавалер многих орденов и медалей.

 

После окончания десятилетки, Григорий Поповенко работал в районной газете «Колективіст Очаківщини». Когда пришло время идти в армию, в 1939 году, был уверен, что попадет в авиацию. Еще школьником закончил курсы планеристов. Но в те годы в воздухе уже пахло войной и юношу по спецнабору призвали на службу в ряды военно-морского флота. Был зачислен курсантом в минно-торпедную школу в городе Кронштадте. Это было в октябре, а уже 30 ноября 1939 года началась советско-финляндская война. Даже не окончив спецшколу, Григорий добровольно подал заявление об отправке на фронт. И в тот же день в составе Первой особой морской десантной бригады участвовал в боях на финских островах – Сескари, Лавенсаари, Тютерсаари и Гогланд.

 

– В ночь с 30 ноября на 1 декабря кронштадтцы проснулись от шума разрывов бомб и снарядов, – вспоминает Г.А. Поповенко. – Все мы поняли – началась Финская война. Наш замполит объявил набор добровольцев. Все бойцы нашего отряда писали заявления с просьбой отправить на фронт. Записался и я. Уже через час нам выдали оружие, выкатили пулемет «Максим». А поскольку я еще в школе изучал эту боевую технику, мне предложили стать пулеметчиком и подобрать себе людей. Таким вот образом и стал я командиром пулеметного отделения. Нас погрузили на судно, на ходу формируя взводы. И уже на рассвете мы, десантники, высадились на финском острове.

 

Анализируя действия наших войск, я считаю что этот военный конфликт был большой глупостью со стороны нашего правительства. Мне это напоминает Афганскую войну. Я вспоминаю армады советских бомбардировщиков в феврале 1940 года, которые сбросили, наверное, десятки тонн бомб на город Котака, чтобы уничтожить радиостанцию, вещавшую на русском языке и призывавшую русских прекратить войну. Сколько там погибло невинных людей как с нашей, так и с их стороны!

 

Летом 1940 года, в период переговорной кампании по присоединению стран Прибалтики к СССР, храбрый десантник, уже в звании старшего матроса, участвовал в перехвате и задержании иностранных судов, направляющихся в порты Эстонии и Латвии…

 

Великая Отечественная война, с первой ее бомбежкой, застала Григория Алексеевича в том же Кронштадте. В наспех сформированной морской десантной бригаде Г.А. Поповенко воевал начиная с эстонской границы до самого Ленинграда. 21 сентября 1942 года в бою за город Петергоф был тяжело ранен, получил тринадцать осколочных ранений.

 

А дело было так. При отступлении шли очень тяжелые бои под Петергофом. Отряд десантников попытался выбить фашистов за линии трех оборонительных траншей, но дальше продвинуться им не удалось. Враг подтянул минометы и на близком расстоянии расстреливал десантников почти в упор, не давая поднять головы.

 

– Справа от нас, – продолжает свои воспоминания бывший десантник, – проходил противотанковый ров. Из него наш пулеметчик строчил из «Максима» по немцам. Вдруг слышим, умолк наш «максимчик». Тихо стало. А в это время группа фашистов направляется в ту сторону. Недолго думая, попросил Александра Деменского и Николая Кириченко прикрыть меня огнем из пулемета. Я добрался до окопа. Там лежали трое убитых наших матросов. Пулемет был в порядке, патронов в ленте достаточно. Я с остервенением начал строчить по врагу, мстя за убитых товарищей. Одна лента, вторая. Только взялся за третью, как в глазах побелело. Даже сейчас страшно это вспоминать…

 

Вот как пишет об этом эпизоде в своем письме к Г.А. Поповенко его друг Абрам Мацкин, его второй номер, который и спас ему жизнь.
– Я бежал к тебе, бежал по обочине и часто падал, потому что немцы били по мне из миномета. Когда я добежал до тебя, твой пулемет молчал, но ты был жив, весь в крови, но жив, пытался перевязать сам себя. Уже потом потерял сознание. Перевязал тебя, как смог, начал тащить к своим…

 

От вблизи разорвавшейся мины пулеметчик был изрешечен осколками, многие из «железок» засели в черепе, челюсти. Григорий потерял левый глаз. Разорвана была в клочья кисть левой руки, в результате – потеря двух пальцев. Не лучшим образом обстояли дела с ногой. И вообще трудно было сказать, в какую часть тела его не ранили. Но мужественный защитник своей Родины выжил всем смертям назло. В Ижорском военно-морском госпитале ему вырезали осколок в животе, а затем морем, в ночное время, он был доставлен в Ленинград и помещен в военный госпиталь, где его прооперировали и удалили еще часть осколков. Об этом эпизоде своей жизни у Григория Алексеевича также очень тяжелые воспоминания. Есть было нечего, Ленинград голодал, люди умирали прямо на улицах. Такая же судьба ожидала и многих раненых бойцов.

 

В январе 1943 года раненых, которые не подлежали возвращению в строй, самолетом вывезли на Большую землю, научили ходить и отправили подальше от фронта. Так и попал Г.А. Поповенко, в свои неполных 23 года, в Таджикистан. Сразу же определился на работу секретарем Муминабадского райкома комсомола. Именно здесь и нашел фронтовик свою вторую половинку – Ниночку, а сейчас уже – Нину Андреевну. Русская, из-под Ленинграда, по призыву ЦК ВЛКСМ приехала обучать детей русскому языку. Ниночка сначала как бы не замечала боевого морячка, мол, не за тем сюда приехала. Но понемногу ее сердце растаяло, и она сказала ему твердое «Да!».

 

– Я, конечно, опасался, что она за меня не выйдет замуж. Слепой на глаз, кривой, израненный, да еще и истощенный до невозможности – одна кожа да кости, – вспоминает те времена Григорий Алексеевич, улыбаясь своей верной подруге, с которой прожили вот уже 67 лет.

 

А сидим мы в их уютной и чистенькой николаевской квартире. Беседуя, рассматриваем семейные альбомы. С фотографий на нас, улыбаясь, смотрят их дети – Людмила и Анатолий. Дети – также заслуженные люди, под стать отцу и матери. Внуки Андрей и Костя, как и дед, отслужили армию, а затем получили высшее образование. Правнуки Максим, Катя и совсем маленький Филипп, которых очень любят дедушка с бабушкой…

 

Но продолжим наше повествование о судьбе мужественного человека, который и дальше упорно и целеустремленно шел по жизни.

 

В 1943 году вместе с женой, снова же по призыву ЦК КПСС, им, коммунистам, предложили поехать на Украину для организации и восстановления народного хозяйства. Сначала Харьков, потом Запорожье, где вместе с оперативной группой Николаевского обкома партии работал в Мелитопольском районе. После освобождения Николаева направлен на работу в город Очаков – на должность секретаря райкома комсомола. Затем в 1949 году назначен секретарем Очаковского райкома партии. Закончил высшую партийную школу и заочно Одесский сельхозинститут. Очень много руководящих должностей в послужном списке заслуженного участника боевых действий. В частности, председатель райисполкома в Привольном. После объединения Привольненского и Баштанского районов снова назначен председателем уже Баштанского райисполкома, а затем райкома партии. Высшая партийная школа при ЦК КПСС. 1963 год – инспектор Николаевского комитета партийно-государственного контроля.

 

Родина по достоинству оценила ратный и трудовой подвиг одного из своих сыновей. Ему после достижения пенсионного возраста была назначена персональная пенсия республиканского значения.
Нужно отметить, что он дважды был избран депутатом Николаевского областного совета, депутатом Очаковского городского совета…
Но и после выхода на пенсию Григорий Алексеевич не сидел сложа руки, продолжал трудиться, воспитывать внуков, а затем правнуков.

 

Много прекрасных, теплых и благодарных слов хотелось бы еще сказать о человеке с большой буквы, нашем земляке. Ведь не даром он получил заслуженные боевые и трудовые награды – два ордена Отечественной войны І степени, ордена Трудового Красного Знамени, «За мужество» ІІІ степени, Почетную Грамоту Президиума Верховного Совета УССР и еще пятнадцать медалей.

 

Счастлив ли он? Думаю, что да. Побывав на двух войнах, он выжил и сумел с достоинством прожить свои годы. Не бьет себя кулаком в грудь: «Вот я, мол, воевал, а что сделали вы?» Скромный и обаятельный в свои уже почти 90 лет, отличный семьянин. Любит своих детей, зятей, и невесток, внуков. Умиляют и радуют его правнуки. Главное в жизни – это семья, большая и дружная «родина».

 

Вот и золотую свадьбу отметили при большой поддержке всего семейства, а затем и бриллиантовую. Они с женой всегда вместе, всегда рядом. Любит похвалиться Григорий Алексеевич и кулинарными способностями Нины Андреевны, о жизни которой можно также написать прекрасный очерк. Она этого заслуживает.
И слава Богу, что мир наш не без добрых людей, побольше бы таких нашему обществу. Хочется низко им поклониться за их мужество, доброту, честность, любовь к людям, Родине. Живите долго, мы вас любим и ценим.

 

Татьяна КОНОВАЛЬЧУК
НА СНИМКАХ: Г.А. Поповенко – в День Победы. 2007 г.; бриллиантовая свадьба супругов. 15 февраля 2003 г.
Фото из семейного альбома

 

Сообщение:

*

НОВОСТИ