Стальной солдат

Новости, Общество

  18 Сен , 2010

После показа на телеканалах Николаева документальных фильмов, посвященных памяти первого секретаря Николаевского обкома партии Владимира Васляева, общественный организационный комитет выступил с инициативой собрать для издания воспоминания николаевцев, которые хорошо знали Владимира Александровича, работали в то время и внесли значительный вклад в развитие ведущих предприятий, в строительство, сельское хозяйство, культуру и в другие сферы жизни нашей области и города.

Ведь любой опыт является важным общественным и историческим достоянием. А накопление и творческий анализ управленческого опыта, наработанного предыдущими поколениями, позволяет человечеству избегать повторения прежних ошибок, способствует дальнейшей гуманизации общества и тех социально-экономических отношений, которые складываются на последующих этапах его развития. Сбор, освещение и осмысливание такого опыта и ставит своей задачей задуманный проект.

Ниже мы публикуем интервью профессора Ильи Старикова с А.Г. Захарченко – бывшим секретарем Николаевского обкома компартии по сельскому хозяйству, вошедшее в готовящуюся книгу.
Письма с материалами воспоминаний конкретных лиц, работавших с Владимиром Васляевым, о тех руководителях, чей деловой опыт целесообразно собрать и распространять для совершенствования организации бизнеса и работы с персоналом в современных условиях, можно присылать в адрес газеты.

А предварительные заказы на приобретение книги следует направлять по адресу: г. Николаев, ул. Спортивная, 9/3, СКЦ «Приват Экьюти»,тел. 58-71-73, e-mail: Vaslayev@gmail.com
Мне сообщили домашний и мобильный телефон Алексея Гавриловича Захарченко, доцента Николаевского государственного аграрного университета, кандидата сельскохозяйственных наук, чтобы мы побеседовали о Владимире Александровиче Васляеве. Дело в том, что Захарченко – бывший первый секретарь Новоодесского райкома партии, прежний секретарь Николаевского обкома партии по сельскому хозяйству и, как говорится, много лет проработал с Васляевым бок о бок. Алексей Гаврилович сразу же согласился, но попросил встречу немного отсрочить, пока он не закончит сезонные работы на дачном участке. Человек, который всю жизнь связан с землей, подумалось мне, в любом возрасте остается к ней привязанным…

Через неделю мы сидим в комнате Захарченко. На столе гроздья винограда. Туго налитые красные помидоры с тем отличительным вкусом, который присущ только выращенным на собственном огороде. Все это – веское доказательство умелого хозяйствования на небольшом дачном участке. И беседу мы начинаем с главного:
– Алексей Гаврилович, хотелось бы услышать о том, что больше всего осело в памяти от общения и работы рядом с Владимиром Васляевым.

– Если рассказывать подробно, то нам, наверное, потребуется не один день… Владимир Александрович был из тех руководителей, след от которых остается в памяти и судьбе людей на многие годы. Почему я так утверждаю, Вам сейчас станет понятно…

На Николаевщине 1972 год выдался засушливым. Дождей не было очень долго, и озимые пришлось сеять в сухой грунт. Они во многих районах не взошли. Обком партии был озабочен, ведь именно озимые в нашем регионе – основной источник хлеба. По решению обкома секретарей райкомов четырех николаевских районов, пострадавших от засухи больше всего, собирают на кустовое совещание и дают им команду: все поля с озимыми пересеять под кукурузу. Наши руководители привыкли приказы сверху выполнять беспрекословно. И сразу начали перепахивать, чтобы быстрее доложить о выполнении указания.

А через несколько дней проезжаю по проселочной дороге между Баштанским и Новобугским районами и вижу, как трактор вспахал поле и культивирует его под посев кукурузы. Только поле не черное, как бывает в таких случаях, а почти все белое от начинающих прорастать озимых.
Срочно собираю в райкоме руководителей всех хозяйств вместе с агрономами и даю команду проверить все поля, засеянные озимой, и только там, где на квадратном метре окажется меньше ста двадцати проросших растений, сеять кукурузу. Остальные – не трогать. В нашем районе под озимые мы оставили 34 тысячи гектаров, а пересеяли всего 7 тысяч.

Но, чтобы не получать «прочухана», отчитался о выполнении указания. Дисциплина есть дисциплина. Понимал, что партийным и областным руководителям тоже нужно докладывать Киеву о принятых мерах по спасению урожая…
К весне пошли дожди. Озимые набрали силы, и урожай выдался удачным. В тот год мы собрали по 29 центнеров пшеницы с гектара, сдали государству более 50 тысяч тонн первоклассной пшеницы и перевыполнили план, доведенный району в связи с неурожаем по хлебозаготовкам. Как-то Васляев поинтересовался, каким образом удалось нам в районе добиться такого. Пришлось рассказать, как было дело. Он улыбнулся:
– Если бы у нас во всех районах секретари поступали так…

Но на этом эпопея моя не закончилась. После весенних дождей посеянная кукуруза пошла в рост. А летом, когда начали вязаться кочаны, опять – засуха. Зерен на початках почти нет. Значит – зеленая масса у кукурузы большая, а сдавать на зерно будет нечего. Собираю опять всех руководителей колхозов и объявляю: в связи с тем, что район перевыполнил задание по сдаче зерновых, всю кукурузу, пока она не пожухла, срочно убрать на силос. В результате мы смогли тогда запастись кормами на два года. А что такое в сельском деле корма? Это значит, что наши селяне будут и с молоком, и с мясом…

Но любителей строгого выполнения циркуляров и завистников всегда и во все времена хватает. В обком партии и облисполком поступили письма, мол, Захарченко всю зерновую кукурузу на силос отправляет. Приехали проверяющие. Нашли в силосных ямах по несколько качанов и как доказательства привезли в обком.
И, отчетливо помню, на 8 сентября после заседания планового бюро обкома на шестнадцать часов назначается внеплановое. Да еще с такой формулировкой: «Об антипартийной практике в сельском хозяйстве», на которое вынесено рассмотрение моего отчета.

– Да-а… Уже даже такая формулировка в то время могла иметь самые тяжелые последствия…
– Конечно. Часто так и бывало. Тем более, что кроме членов бюро обкома, на заседание были приглашены и кандидаты в члены бюро, члены облисполкома, а также все первые секретари райкомов партии и председатели райисполкомов. Такой расширенный кворум обычно собирался для рассмотрения показательных дел. Вижу, на столе лежат и те злополучные початки кукурузы, найденные комиссией в нашем силосе.

Заседание вел Васляев. Он дал возможность каждому члену бюро высказать свою точку зрения. Все выступающие требовали самого строго моего наказания за невыполнение постановлений обкома партии и облисполкома. Вплоть до исключения из партии и снятия с работы…

Из всех присутствующих против подобных предложений выступил только генерал Василий Поликарпович Стрельников, руководивший тогда училищем леваневцев. «Мне не понятно, за что мы собираемся наказывать коммуниста? – спрашивал он у собравшихся. – Захарченко – руководитель района, который выполнил доведенные задания по сдаче зерна. Значит, он имеет право сам принимать решение, как поступать с выращенной кукурузой…».

Последним взял слово Васляев. Конечно, говорил он, партийную дисциплину соблюдать необходимо. За отступление от нее мы будем спрашивать строго. Но в данном случае, если на силос заложена, главным образом, зеленая масса, то факта нарушения дисциплины по существу нет. Это даже скорее пример творческого отношения руководителя к своим обязанностям. И давайте поручим председателю облисполкома, который готовил материалы на наше бюро, создать новую комиссию с включением всех членов областного народного контроля, чтобы они детально ознакомились с состоянием дел на местах.

Он же внес предложение на этом заседании бюро не принимать никакого решения, считать его не законченным. А окончательное решение принять по результатам работы комиссии.
После заседания бюро, уже поздно вечером, я зашел в кабинет Васляева выяснить, как мне быть дальше. Дело в том, что с 7 сентября у нас с женой были путевки в санаторий. А какой отдых с таким грузом на сердце…

– Ничего, отдыхай спокойно, раз чувствуешь, что прав. Мы здесь разберемся внимательно и подробно… Да и само дело все выяснит…
И действительно. К концу года в большинстве районов из-за нехватки кормов стали падать удои и показатели по животноводству. Нашему району пришлось даже помогать соседям. По итогам года район был отмечен республиканским Красным Знаменем за достигнутые успехи. Начальнику районного механизированного отряда за достигнутые успехи присвоили звание Героя Соцтруда. Мне вручили орден Ленина. Поговаривали, что и меня к званию Героя представляли, но руководство облисполкома не поддержало. Видно, столкновения с начальством все-таки не проходят бесследно…

Зато для себя из этой истории сделал такой вывод. Руководитель в рамках своих полномочий должен действовать исходя из сложившихся обстоятельств. И не бояться самостоятельно принимать ответственные решения. Ведь само понятие «руководить» означает необходимость водить людей за собой и выбирать направление действий. Иначе руководитель превращается в рядового исполнителя.
– Прекрасный украинский поэт и журналист Виталий Коротич недавно в газете «Бульвар Гордона» очень точно подметил, что привычка ожидать указаний развратила немало государств и людей…

– Это, очевидно, прекрасно понимал и Васляев. Он старался разбудить в нас личную инициативу. Причем, не на словах, как это делали другие руководители, а на примерах других и всей своей личной деятельностью…

– Помнится, года три тому назад газета «Южная правда» опубликовала Вашу статью о том, как был построен знаменитый памятник на Кургане Славы, который воздвигнут возле Новой Одессы. В этой публикации вы утверждали, что в последнее время искажается история создания этого монумента. Вы семь лет работали первым секретарем Новоодесского райкома партии, и хотелось бы знать подлинную историю памятника, который появился в нашей области во времена Владимира Васляева.

– Действительно, статья называлась «Навеки встал стальной солдат» и была напечатана 19 мая 2007 года. Поводом для ее написания послужил выход книги «Новая Одесса. История города в событиях, документах и воспоминаниях», посвященной 230й годовщине его основания. В ней была искажена история создания этого памятника. Но ведь книги пишутся для будущих поколений. И очень важно, чтобы они отражали истину. Здесь искажения даже в мелочах недопустимы и вредны. Нельзя корежить прошлое ради желания угодить действующим властям или начальству. Кроме того, вся история создания памятника тоже отчетливо отражает стиль работы Владимира Александровича.

В действительности дела обстояли следующим образом. В 1969 году Новоодесщина широко отмечала 25-летие освобождения от немецких и румынских захватчиков. К нам на праздники съехались участники боев, хорошо помнившие те события. Ведь форсирование Южного Буга и трагические события, связанные с гибелью нескольких тысяч солдат, вошли в историю Великой Отечественной войны как штурм Ковалевского плацдарма. Оставшиеся в живых ветераны говорили о необходимости сохранения памяти о тех солдатах, которые погибли в этих местах, выполняя свой долг.

И в райком партии пришло совместное постановление бюро обкома и облисполкома о создании к 30летию освобождения области Мемориального комплекса боевой Славы. В этом документе предусматривалось, что в недавно посаженном нами ореховом саду на въезде в поселок должен быть установлен памятный знак в виде штыка. Инициатива подготовки такого решения принадлежала не местным органам власти и облисполкому, как пишется в упомянутой книге, а лично Владимиру Васляеву, который в то время был еще вторым секретарем обкома партии.

Идея создания такого мемориала возникла у него не случайно. В марте 1944 года командир танка Т-34 Владимир Васляев в составе третьей танковой бригады 23-го танкового корпуса освобождал Николаевщину. Под Баштанкой его танк был подбит. Несколько членов экипажа погибли, а он сам – ранен. Поэтому идея создания мемориала на Николаевщине для Васляева была окрашена еще и собственными воспоминаниями. Он воспринимал ее как личный долг перед памятью о товарищах, с которыми были пережиты годы тяжелейшей войны.

Через несколько дней после выхода постановления ко мне зашел директор Касперовского завода строительных материалов Ф.П. Турушев и сообщил о том, что получил постановление областного комитета народного контроля с требованием в трехмесячный срок рекультивировать выработки породы, которые десятки лет накапливались у дороги Вознесенск – Николаев и превратились в громадный курган. Мол, он станет портить все впечатление от мемориала. У завода в то время не было ни транспортных, ни финансовых средств, чтобы в такой короткий срок выполнить такой большой объем работ по рекультивации.

Именно при обсуждении этой проблемы у нас и возникла мысль вместо того, чтобы «разворотить» сложившийся курган, использовать его в качестве естественного пьедестала для памятника. Тем более, что намечавшийся к возведению в низине штык не будет виден издали, да и сам образ штыка, который уже носил устаревший характер, плохо увязывался с отгремевшей войной. Но я знал по собственному опыту, как неохотно отказывается областное руководство и «большое» начальство от принятых решений. Поэтому нашу идею мы вначале обсудили на заседании райкома партии и со своим предложением обратились к Васляеву. Понимали, что именно он, скорее всего, откликнется на нашу неожиданную задумку. Он внимательно выслушал наше предложение о создании памятника на терриконе и пообещал прибыть на место, чтобы принять окончательное решение. Через два дня мы уже встретили Васляева на околице Новой Одессы и вскарабкались вместе с ним на вершину каменной гряды. До сих пор помню выражение лица Владимира Александровича, когда он осматривал открывшуюся перед ним панораму.

Под впечатлением увиденного секретарь обкома тут же вслух начал развивать план реализации идеи о сооружении памятника на этом месте. Он заговорил о необходимости дать задание проектным институтам области провести экологическое обследование местности. Выяснить структуру залегающих здесь пород. Составить рабочий план облагораживания террикона. Определить затраты на сооружение памятника. Привлечь для разработки проекта художников. Кроме того, он высказал идею собрать образцы земли со всех братских могил области, свезти на этот курган, чтобы он стал областным символом доблести советских солдат-освободителей. Что и было выполнено позднее.

Меня, как руководителя, поразил тогда такой наглядный пример быстрого и комплексного охвата неожиданной проблемы. Уже позднее, как рассказывал мне Ю.Н. Агеев – тогдашний заведующий отделом пропаганды обкома партии – Васляев вернулся в обком и поручил ему собрать в ближайшее время руководителей творческих союзов архитекторов, художников, скульпторов, проектных организаций области и поставить перед ними задачу по сооружению Кургана Славы наших воинов.

И теперь, всякий раз, когда проезжаю мимо стального солдата, в своем смелом порыве устремленного вперед, мне вспоминается лицо Владимира Александровича, впервые взошедшего в этом месте на каменную глыбу. А в порыве солдата мне видится сам Васляев, который всегда был устремлен в будущее…
Там, на кургане, отчетливо понял, как важно руководителю не стесняться отказаться от собственного варианта неудачного решения и быть готовым поддерживать предложения подчиненных, если они способствуют достижению главной цели. Потому что такое качество является важным условием успешного управления.

– Васляев, как партийный руководитель, так оперативно откликался и активно поддерживал вопросы «идеологического» характера или интересовался и технико-экономической проблематикой?
– Для него идеология и экономика, промышленное или сельскохозяйственное производство всегда составляли единый социальный комплекс. Когда в 70-е годы мы начали первыми в Украине создавать хозрасчетные механизированные отряды, Васляев сразу же поддержал это начинание. Причем свои мысли по этому вопросу он не придерживал для выступлений или диссертаций. Хотя наверняка мог бы подготовить и успешно защитить не одно научное исследование по результатам своей работы. Он щедро делился со своими подчиненными научными задумками. Но не очень одобрял тех руководителей, которые всерьез занимаются какой-то проблемой только в период написания диссертаций или используют для этой цели занимаемое высокое место при власти. А ведь именно такую практику мы довольно часто наблюдаем сейчас…

В результате количество кандидатов и докторов во всех сферах растет, а благосостояние народа и уровень украинской науки – падают. Васляев был исследователем и новатором по складу характера и натуры. Я до сих пор храню странички из его блокнота, который он вел по вопросам внедрения хозрасчетных отношений в сельском хозяйстве. Он передал их мне с такой надписью: «Посмотри. Может, что пригодится». Страницы переполнены цифрами, взятыми из выступлений передовиков, статистических отчетов о работе лучших хозяйств страны и области. И рядом – его личные соображения по конкретным мероприятиям, которые следует реализовывать в области в ближайшее время для внедрения этого опыта. Так он молчаливо подсказал мне, что хороший руководитель должен увлекать коллектив не лозунгами, не указаниями, а конкретикой данных. И всякое новшество лучше воспринимается, если подкреплено расчетами.

– Но хозрасчетные отношения не очень увязывались с плановой экономикой и теми методами управления, которые были приняты в то время. Как же Вы, Алексей Гаврилович, занимая такую высокую партийную должность, соединяли несовместимое?

– Приходилось искать «обходные» пути. Когда по совету Васляева я подготовил и передал для печати в одесском издательстве «Маяк» книжку о нашем опыте организации в Баштанском районе подрядных механизированных отрядов и звеньев, которым обрабатываемая ими земля сдавалась в аренду, рукопись отказались печатать. Главный редактор объяснил, что еще в 1928 году было принято постановление Совета Министров СССР, запрещающее передавать крестьянам земли и оборудование в аренду. Мол, это является возрождением капиталистических отношений в сельском хозяйстве. Само слово «аренда» попало в запрещенный лексикон, поэтому цензор, контролировавший тогда каждое издание, рукопись «задробил». Пришлось отказаться от слова «аренда» и писать, что механизированные отряды берут землю на период ротации севооборотов. Читатель же, разбирающийся в сельском хозяйстве, знал, что период такой ротации составляет не менее 12 лет. Только после внесения таких изменений рукопись увидела свет. А изложенный в ней николаевский опыт сделал ее настольной книгой сельских механизаторов не только Николаевщины, но и многих республик страны…

– В чем же, на Ваш взгляд, крылась причина того, что с таким трудом пробивались экономические и организационные новшества даже в том случае, если они поддерживались на уровне областного партийного руководства?

– Такие руководители, как Владимир Васляев, уже в то время понимали, как важно что-то менять в экономических механизмах управления страной, да и в самой партии. В том же блокноте, который он мне подарил, имеется запись о том, что хозрасчет необходимо доводить да самого низового уровня – до звена. Нужно убрать все лимиты, а дать механизаторам корма и зарплату по результатам произведенной продукции, записал в этом блокноте Васляев. И пусть человек проявляет инициативу…

Это означало, говоря нынешней терминологией, сделать его предпринимателем. Ведь само слово «предприниматель» означает необходимость проявления предприимчивости. Но широкой поддержки такие идеи тогда не получили. Хотя наверняка Владимир Александрович делился такими своими мыслями и в Москве, и со Щербицким, с которым у него сложились очень близкие и доверительные отношения.
– Почему же даже лучшие люди партии просмотрели и не поняли необходимости существенных изменений?

– Сама партия тогда уже начала загнивать. За годы советской власти к ней примазалось очень много людей недостойных. Особенно в республиках Средней Азии. А когда Никита Хрущев, который был ближе других партийных руководителей к земле, лучше знал «болячки» селян и стал что-то в стране менять, сменили его самого… Кроме того, руководители, в том числе и партийные, никогда не могут быть сведущими во всех вопросах и универсалами в области управления. Они должны прибегать к помощи консультантов.

Именно так работают правительства в демократических странах, руководители мощных компаний и фирм. У нас же долгие годы партия и ее руководство были «всезнающими». Они разрабатывали и реализовывали стратегию развития страны и ее экономики. А в народе не зря говорят, что один в поле не воин…

Воспитание у подчиненных уважительного отношения к науке, ее большим возможностям – одна из важных задач настоящего руководителя. Именно это не раз демонстрировал в своей работе Владимир Васляев. Он хорошо знал и поддерживал самые тесные связи не только со многими научно-исследовательскими организациями Николаева, Киева, Москвы, Ленинграда и других городов Союза, но и многие годы сохранял тесные личные контакты с выдающимися учеными самых разных отраслей науки.

– В ходе своей профессиональной деятельности, вам, Алексей Гаврилович, приходилось сталкиваться с управленцами разного уровня. Чем, на ваш взгляд, нынешние менеджеры отличаются от руководителей прошлых лет?
– Сейчас по-разному оценивают прошлое. Многие все охаивают и отрицают прежние достижения. Мне же думается, что не все было так уж и плохо. Среди несомненных достижений советской власти, на мой взгляд, была четко отработанная система работы с кадрами. Сошлюсь на опыт личной профессиональной карьеры после окончания вуза: зоотехник по племенным делам – зоотехник по коневодству – старший зоотехник – главный зоотехник МТС – комсомольская работа – первый секретарь Новоодесского райкома комсомола – председатель райисполкома – первый секретарь райкома партии Новоодесского, Врадиевского, Казанковского, Баштанского районов, и только потом – секретарь обкома партии по сельскому хозяйству.

Продвижение по таким ступенькам, которое сочеталось с целевым обучением в системе повышения квалификации, формировало специалиста, расширяло горизонт и уровень его профессионализма. Все это дает человеку возможность до тонкости «прочувствовать» технологию тех процессов, которыми он собирается управлять. А нынешние менеджеры делают упор на сам процесс управления. При подготовке менеджеров, формировании содержания их обучения сейчас делают акцент именно на этом моменте. Но, уверен, нельзя успешно управлять, допустим, трамваем или поездом, не зная устройства этого вида транспорта, хотя он и движется по рельсам…

При этом хочется обратить внимание еще на один момент, связанный с успешным управлением. Руководитель должен уметь подбирать команду. И уделять этому вопросу постоянное внимание. Это правило хорошо понимал и соблюдал Владимир Васляев. Я преднамеренно не называю конкретных фамилий, чтобы случайно кого-нибудь не забыть и не дать повод к обидам. Но, думается, николаевцы прекрасно знают многочисленных «птенцов гнезда Васляевского». Они оставили заметный след в развитии судостроения, сельского хозяйства, строительства, медицины, культуры, науки, литературы, живописи.

Многие достижения Николаевской области в годы, когда у ее руля стоял Владимир Васляев, в значительной мере определялись не только высокими качествами его личности, но и умением подбирать и воспитывать кадры. Причем не только партийных работников, но и во всех культурных и хозяйственно-экономических сферах области.

Сообщение:

*

НОВОСТИ