Ахиллесово сердце Поэта

Культура, Новости

  7 Июн , 2011

Прошел год, как 1 июня 2010 года ушел из жизни Андрей Андреевич Вознесенский, а сердце по-прежнему сжимается от боли, от отсутствия воздуха – дышать нечем… Снайпер неумолимой Судьбы знал, как пророчески писал Поэт, – «где, привязана нитью болезненной, бьешься ты в миллиметре от лезвия, ахиллесово сердце мое», и срезал эту нить…

Ученик Пастернака, собеседник Сартра, Хайдеггера и Пикассо. Его произведения переведены на многие языки мира и высоко оценены самыми выдающимися людьми мира. Андрей Вознесенский – почетный член Французской академии поэзии Маларме, Американской и Баварской академии искусств, Европейской академии поэзии и еще шести академий мира. В 1978 году был удостоен Государственной премии СССР и, если бы не эта премия (дали специально!), наверняка был бы лауреатом Нобелевской премии. На Парижском фестивале «Триумф» в 1996-м газета «Le Nouvelle Observateur» назвала Андрея Вознесенского «самым великим поэтом современности», а в России он признан патриархом русского авангарда. Он был самым выдающимся шестидесятником, на стихах которого воспитывались мы, его современники. Будучи поэтом от Бога, он создал свой Антимир в противовес советскому. Кончилось это тем, что Хрущев чуть не выгнал А. Вознесенского из России (защитил президент США Кеннеди), а Антимир его поэзии выплеснулся на стадионы. Жизнь Поэта, творчество и величие все еще остаются недооцененными. Жизнь, как известно, уравнивает пророков с нами, смертными. Если же говорить о последних годах жизни Андрея Вознесенского, то они способны поразить любое воображение примером нечеловеческой силы духа. Прогрессирующая болезнь шаг за шагом ограничивала его физические возможности, а он, идя навстречу страху, заставил мощью своего таланта немощное тело творить, и выпускал книгу за книгой.

Стихи этого Поэта в наше время невозможно было достать. Вспоминаю, как в 1966 году на Невском проспекте в Ленинграде я пытался приобрести в книжном магазине сборник его стихов «Ахиллесово сердце» и эта моя попытка в скифской очереди увенчалась лишь порванным плащом. Впервые близко увидел Андрея Андреевича 11 июня 1980-го в отделе рукописей библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. Вошла какая-то делегация и среди них был А.А. Вознесенский. От неожиданности я с ним почему-то поздоровался. Он удивился, но ответил мне с улыбкой. Придя в себя после этой неожиданной встречи, я подумал – сколько же у него таких безызвестных знакомых в миру?!

Вторая встреча состоялась в Николаеве 3-4 августа 2002 года благодаря нашему земляку поэту Михаилу Бузнику и мэру Владимиру Чайке, принимавшему Поэта как личного гостя. О ней нужно рассказать подробнее, ибо это уже история. Разработав компьютерный макет плаката творческого вечера Вознесенского в Николаеве (изготовлен благодаря Ю.И. Гранатурову), мы с Михаилом Бузником ходили по городу и его расклеивали. Первоначально планировалось продавать билеты, но потом мы быстро убедились, что время было тяжелое и та интеллигенция, которая жаждала попасть на вечер, не сможет выкупить билеты, хотя многим казалось это несбыточной мечтой. Тогда В.Д. Чайка принял единственно верное решение – раздать билеты желающим. В результате на вечере в переполненном зале была собрана публика, знающая и любящая поэта.

Перед самым приездом Вознесенского решил проверить номер в гостинице «Ингул», которая находится на ул. Адмиральской. Дежурная провела меня в номер на южной стороне без кондиционера, и, о ужас, – обои отклеились и свисали с потолка и стен. Спрашиваю у дежурной, а у вас есть лучший номер? Отвечает – конечно, есть, с кондиционером, на северной стороне, но его забронировал американец. Прошу ее уточнить, можно ли его занять на 3 и 4 августа, а сам звоню Ю.И. Гранатурову. К чести Юрия Исаевича он быстро решил вопрос с этим номером. В это время Михаил Бузник поехал встречать Андрея Андреевича в Одессу, и мы держались на связи. Пока они доехали из Одессы успел сбегать на рынок и на все деньги, что у меня были, купить роз. Продавец спрашивает, зачем столько роз? Отвечаю, знает ли песню Аллы Пугачевой «Миллион алых роз». Отвечает, что знает. Так вот, к нам сегодня приезжает автор этих слов, поэт Андрей Вознесенский. Ну, по такому случаю, говорит продавец, возьмите еще 10 роз от меня. Прибегаю в гостиницу, расклеиваю в ней и в номере плакаты, а также всюду раскладываю розы. Вознесенский заходит в номер и удивленно спрашивает, это что, у вас все так номера украшены? Говорю, ну, что Вы, это всего-навсего маленький сюжет из Вашей песни, извините, на миллион роз пенсии не хватило…

В тот же день, 3 августа, вечером состоялась запись на областном телевидении у А.А. Митрофанова с участием А.А. Вознесенского, В.Д. Чайки, М.Х. Бузника, вел встречу Юрий Скиба. На ней Андрей Андреевич подарил нашему мэру свою книгу «Мой 20-й век» с автографом. Утром 4 августа была встреча в мэрии у В.Д. Чайки с николаевскими поэтами, на ней Вознесенский прочел сочиненное им за ночь стихотворение «Металлолом», посвященное продаже крейсера «Варяг» Китаю. После состоялась пресс-конференция, небольшая экскурсия по городу и, конечно, незабываемый поэтический творческий вечер в бывшем клубе ЧСЗ, ныне Областной Дом культуры. Готовясь к выступлению, Андрей Андреевич изрядно волновался, и мы все, кто его окружал, старались ему не мешать. Но, выйдя на сцену и поняв, что публика собралась любящая и знающая его стихи, он уже почувствовал себя в своей стихии. В конце вечера к нему за автографами выстроилась огромная очередь. Люди подписывали книги, фото, пластинки и даже плакаты с его портретом. А вечером этого же дня Владимир Дмитриевич устроил прощальный ужин в ресторане «Колизей», на углу улиц Советской и Шевченко, где висит мемориальная доска А.С. Пушкину, на месте почтовой станции. Так пересеклись пути двух великих поэтов. На этом ужине музыканты исполнили знаменитую песню А.А. Вознесенского «Ты меня на рассвете разбудишь…», и это было незабываемо.

Рано утром 5 августа Андрей Андреевич уезжал в Одессу и на прощание я подарил ему две свои книги: «Пушкин и Николаевский край», а также «Гомер. Имманентная биография». Рассказал Поэту, что он жил в гостинице, которая стоит на месте киммерийского города, в котором родился Гомер. Говорил и о том, что именно здесь Фетида-мать опускала младенца Ахилла (брата-близнеца Гомера) за пятку в реку Стикс (Ингул), чтобы его обессмертить. Показал А. Вознесенскому дом на углу Гражданской и Никольской, где Пушкин написал письмо Татьяны к Онегину в Николаеве в мае 1824 года. Пушкин неслучайно заметил, что «гений с одного взгляда определяет истину». После этого Андрей Андреевич побывал в Нью-Йорке и выступал там на телевидении. Звонит мне моя дочь из США и говорит о том, что выступал А. Вознесенский и рассказывал о Николаеве и Гомере. Потом от Николаевского Пушкинского клуба через Михаила Бузника мы передали ему билет Почетного члена клуба и фото о его пребывании в Николаеве (вывешены на сайте клуба). Думаю, что для многих николаевцев это остается и по сей день самым памятным и значительным культурным событием. Да и у Поэта остались самые теплые воспоминания о нашем городе, если он откровенно сожалел о том, что не бывал здесь раньше.

12 мая 2003 года Андрею Вознесенскому исполнилось 70 лет и он приезжал с выступлением в Одессу. По этому случаю мною было написано стихотворное эссе «Вознесение!», посвященное юбилею поэта. Красочно оформили и подписали его вместе с В.Д. Чайкой, который отвез его А. Вознесенскому в Одессу (эссе помещено на сайте клуба). В ответ на это Андрей Андреевич, через Михаила Бузника, передал мне пятый том своего Собрания сочинений (ВАГРИУС, М., 2003) с подписью: «Дорогому подвижнику Анатолию Золотухину – с сердечным приветом, от одного из его персонажей – нежно очень», а еще позднее – стихотворный сборник «Алмазный Фонд» трех ДООСовцев (Добровольное Общество Охраны Стрекоз): Андрея Вознесенского, Константина Кедрова и Елены Коцюбы. Здесь уже Андрей Андреевич в автографе проявил себя как художник: вверху написал «Золотому», а внизу нарисовал ухо с пятью подписями.

До сих пор не могу забыть наше прощание, теперь уже ясно, не для здешней жизни, и молчаливое объятие в Николаеве перед отъездом Поэта в Одессу ранним утром 5 августа 2002 года. Вспоминаю все это исключительно в связи с печальной годовщиной и единственно для того, чтобы подчеркнуть величие и простоту Андрея Вознесенского как Человека. Ну, кем я был для него, – одним из миллионов?! А он-то уж точно был Ахиллом нашей поэзии. Кстати говоря, имя Ахилл переводится с древнегреческого языка «один как тысяча».

Невозможно передать словами то душевное тепло, которое исходило от Великого поэта. Его молчание порой говорило больше, чем слова. Огромную невидимую присоединенную массу духовной энергии источало его ахиллесово сердце и, попадая в это поле, любое, даже бесчувственное, сердце оживало в волнах его обаяния. Грустно осознавать, невозможно привыкнуть и тем более согласиться с тем, что его уже нет в живых. Потрясенное этой невосполнимой потерей сердце все повторяет и повторяет пророческие слова А. Вознесенского: «В дни неслыханно болевые быть без сердца – мечта»…
Царство ему небесное.

А. ЗОЛОТУХИН, председатель Пушкинского клуба

Сообщение:

*

НОВОСТИ