Без контракта на любовь. (Татьяна ФИЛИППОВА)

Воспитанники семейного детского дома стали заложниками ситуации, сложившейся между местными чиновниками

В Южноукраинске ликвидировали детский дом семейного типа Заболотних. Молодых приемных родителей обвинили в издевательствах над детьми: воспитанники голодали, их жестоко наказывали, били и унижали. О том, что в семье, внешне вполне благополучной, далеко не все в порядке, знали сотрудники местной службы по делам детей, но ничего не предпринимали.

ПОЯВИЛСЯ  СЕМЕЙНЫЙ  ДЕТСКИЙ ДОМ

Решение о ликвидации одного из двух работающих в городе семейных детских домов – дома Заболотних Василия Ивановича и Натальи Федоровны – горисполком г. Южноукраинска принял 7 сентября. О громком деле стало известно далеко за пределами города энергетиков, что вызвало множество пересудов и догадок, стало темой многочисленных журналистских материалов.

Семейный детский дом Заболотних появился в конце 2008 года. Начиналось все очень хорошо. Чтобы стать приемными родителями, Василий Иванович и Наталья Федоровна, оба из многодетных семей, как они говорили, всегда мечтавшие и сами иметь кучу ребятишек, прослушали в Николаеве специальный подготовительный курс. Одновременно в Южноукраинске тогдашний мэр Валерий Кичак выделил молодой семье 5-комнатную квартиру, в которой работники службы по делам детей Южноукраинского городского совета организовали прекрасный ремонт и оборудовали ее всем необходимым – от холодильника до компьютера и игровой комнаты. Заходи и живи!

В семье Заболотних, в которой уже было двое своих детей, поселилось семеро приемных.
Заболотние получали от государства пособие на содержание приемных детей – всего около 15 тысяч гривен в месяц.

Наталья Федоровна, готовясь стать приемной матерью, высказывала пожелание, что хочет иметь немного приемных детей не старше 14 лет, без серьезных проблем со здоровьем. Получилось все как раз наоборот.
Сам принцип семейного детского дома подразумевает наличие в нем не меньше 7 приемных детей. До «необходимой» цифры дотянули, определив в семью деток, по признанию Василия Ивановича, «каких дали». Конечно, проблем со здоровьем у каждого из них хватает. Старшей девочке было 14,5 лет.

Из семерых приемышей трое вскоре ушли под опеку родной бабушки, а одного мальчика с выявленным серьезным заболеванием отправили в интернат. Вместо выбывших поступили новенькие – брат и сестра, которых Заболотние выбирали уже по желанию.

НЕ  СПРАВИЛИСЬ  С  ТРУДНОСТЯМИ?

В семье с самого начала было множество проблем: со здоровьем детей, с их поведением, с адаптацией детского дома. Из-за того, что многие приемные дети склонны к обману, мелким кражам, неподчинению взрослым, в доме часто возникали конфликты. У воспитанников имели место также проявления сексуального характера.

Почти два года Заболотним, которые работали сообща с социальным работником, все же удавалось преодолевать возникающие трудности.
Но в 2010 году между приемными родителями и очередным социальным работником (а их за три года сменилось трое) начались недоразумения. Непонимание возникло и с учителями, а также с воспитателями детского сада, который посещали приемные малыши.

У Заболотних случился конфликт с психологом, и они отказались от индивидуальной работы этого специалиста с детьми. Похоже, что именно в этот период какой-то внутренний протест у родителей привел к тому, что Василий Иванович и Наталья Федоровна перестали выполнять рекомендации социального работника, не прислушивались к учителям и воспитателям. Семья постепенно оставалась один на один со своими проблемами, которые только нарастали, как снежный ком.

«Может, родители перегорели. Сначала делали-делали, старались, а потом устали от многочисленных трудностей с воспитанием детей», – считает директор Николаевского областного центра социальных служб для семьи, детей и молодежи Руслан Колбаса.

ТРЕВОЖНЫЕ  СИГНАЛЫ

О первых настораживающих фактах в Южноукраинский городской центр социальных служб для семьи, детей и молодежи в феврале сообщили по телефону из школы №2, где учатся дети Заболотних. Учителей встревожило то, что в столовой дети съедают по нескольку порций, и еще набирают в карманы хлеб, сухари, печенье. Отмечали и неопрятный внешний вид детей, одетых в явно поношенную одежду не по размеру. Без уважительных причин дети пропускали занятия. То же самое сообщали из детского сада, куда ходят младшие.

Между тем проверки, проведенные сразу же после этих сообщений, ничего серьезного в семье не выявили. В горисполкоме приняли решение держать вопрос на контроле и всем субъектам социальной работы действовать сообща. Тем не менее, в службе по делам детей Южноукраинского горсовета, в обязанности которой и входит непосредственный контроль за такими семьями, внимательней к Заболотним относиться не стали.

В июле пятеро приемных детей Заболотних отдыхали в санатории «Дубки», откуда тоже пришло тревожное сообщение о том, что при осмотре на теле у детей обнаружено множество синяков, шрамов и ожогов, что дети объясняли наказаниями. В разговорах с детьми вскрывались еще более страшные вещи: за малейшую провинность родители отправляли приемных детей сидеть в туалете, заставляли спать на кроватях без матрацев, били шнуром от зарядного устройства, а еще заставляли есть… собственный кал!

Уже позже специалисты выяснили, что приемные дети Заболотних находились в семье, так сказать, на особом положении. Родных детей не касались наказания, они носили лучшую одежду, первыми садились кушать за слишком маленький для такой семьи стол, а приемные ждали своей очереди. В садике и школе собственные дети Заболотних и «чужие» находились в разных группах и классах. По всей видимости, приемные детки служили Заболотним лишь средством получения высокой «зарплаты» для родителей, а отношение к ним было далеко не таким, как к родным. Заболотние просто использовали их в корыстных целях, не слишком утруждая себя любовью к ним и чрезмерной заботой. Родителям удавалось довольно долго скрывать истинное положение дел в семье. Но со временем скрывать правду становилось все труднее.

ТАКИЕ  ПЛОХИЕ  ДЕТИ…

В августе нынешнего года, после первого звонка из санатория «Дубки» о неблагополучной обстановке в семье, сотрудники Николаевского областного центра социальных служб для семьи, детей и молодежи (НОЦ СССДМ) побывали в доме Заболотних и разговаривали с родителями. Гостей насторожило многое. Родители говорили о детях только негативное: непослушные, часто болеют, не хотят учиться, много едят. Казалось, в приемных детях они не видят ничего хорошего. Выяснилось, что дети не посещают никаких кружков, не занимаются спортом, хотя рядом с домом есть бассейн. Вся развивающая работа сводится к прогулкам на детской площадке, просмотру телевизора и собиранию пазлов. На прогулки их водит старшая 11-летняя Леся, потому что родителям всегда некогда.

Как будто упреждая вопросы проверяющих о жестоких наказаниях детей, Василий Иванович и Наталья Федоровна сами поясняли появление синяков и шрамов на теле детей.
«Родители выгораживали себя, хотя вопрос еще не был задан. Они говорили: дети постоянно где-то ударяются, между собой не ладят. У них такие тела, что стоит пальцем задеть, сразу образуется гематома», – рассказала заместитель директора НОЦ СССДМ Ирина Берегеля.

В этом году в первый класс пошли двое приемных деток Заболотних и их родной сын. Наталья Федоровна недавно родила третьего ребенка. На вопрос о том, представляет ли мама, какие трудности ожидают ее в такой ситуации, Наталья Федоровна с уверенностью кивнула: «Да, поможет сестра, воспитатели. Справимся!».

Зная о том, сколько времени и внимания требует даже один первоклассник в семье, работники Центра сделали вывод о том, что родители явно недооценивают предстоящие трудности, которые добавятся к уже существующим проблемам.

Информация, подготовленная специалистами николаевского Центра, была направлена в областную службу по делам детей для принятия решения о ликвидации семейного детского дома.
«Когда мы изучали ситуацию, то опирались на факты. Мы ничего не придумывали, не додумывали и не делали никаких выводов», – сказала в заключение Ирина Берегеля.

«РЕФОРМА»  И  ДРУГИЕ  «ПОДВИГИ»  МЭРА  СТУЛИНА

Пожалуй, у читателя возникнет вопрос: «Неужели о происходящем в семье Заболотних ничего не знали соответствующие службы?».
Знали, но это уже другая очень запутанная история.

В начале нынешнего года городской голова расформировал городской центр социальных служб и перевел его сотрудников в управление по делам культуры, семьи и молодежи при Южноукраинском городском совете. В результате в управлении вместо восьми прежних осталось всего два работника, которые обеспечивают социальное сопровождение проблемных семей.
Контроль за жизнью таких семей, который осуществляет другая структура – служба по делам детей Южноукраинского горсовета, также оказался ослабленным.

Как раз в 2010 году без оформления договора, незаконно, но с позволения городского головы Южноукраинска Андрея Стулина в помещении Центра социально-психологической реабилитации детей поселились представители местного казачества. Во властных кабинетах атаман Александр Ильясов заявлял о том, что здесь располагается музей, в котором ведется обширная патриотическая работа среди молодежи. При проверке оказалось, что в помещении Центра обустроен личный кабинет атамана Ильясова, который совсем недавно с подачи мэра Стулина занял пост управляющего делами Южноукраинского горисполкома. Между Центром и атаманом разгорелась борьба за помещение, которая выразилась в травле службы нескончаемыми проверками. В нынешнем году их уже было больше 30: начиная от финансового управления и заканчивая пожарными и санстанцией. В настоящее время в Центре заседает с очередной проверкой КРУ.

Совершенно понятно, что все упреки адресуются начальнику службы по делам детей Южноукраинского горсовета Татьяне Басараб, которая пытается законными методами выдворить непрошенных гостей.
Проверки инициирует депутатская комиссия, которую возглавляет депутат Южноукраинского горсовета Сергей Горностай. К слову, сейчас он находится в следственном изоляторе УМВД после того, как был задержан по подозрению в получении взятки в 80 тыс. грн. за «неразглашение сведений личного характера». Против него возбуждено уголовное дело за вымогательство.

Кстати, следует отметить, что Стулин, Ильясов и Горностай – члены самой многочисленной в Южноукраинском горсовете фракции партии «БЮТ-Батьківщина», чем, пожалуй, можно объяснить их согласованные действия. Похоже, партийцы, находящиеся в оппозиции к действующей власти, вынуждены отчаянно бороться за «место под солнцем» и потому усиленно «работают локтями», устраняя «ненужных» людей.

На самом деле вся борьба развернулась вокруг 2-этажного, отдельно стоящего, лакомого здания в центре города, которое можно удачно использовать в бизнесе. О судьбе Центра и проживающих в нем детей никто не думает. Молчит и прокуратура Южноукраинска.

Надо отдать должное Южноукраинской санстанции, которая заметила серьезное нарушение и потребовала отделить непрошенных гостей от воспитанников Центра.
Самое прискорбное то, что на решение городской власти и действия депутатов горсовета – казаков никто не может повлиять на уровне области, а в Южноукраинске мэр – сам себе хозяин и делает, что хочет.

А службу, которая должна заниматься социальным и психологическим сопровождением нуждающимся семьям, затравили проверками. Без внимания и поддержки службы осталась не только семья Заболотних, но и другие проблемные семьи Южноукраинска.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Закрытие семейного детского дома Заболотних для нашей области – прецедент. Чиновники утверждают, что закрытие семейного детского дома так же естественно, как и открытие, мол, дети вырастают и улетают из приемного гнезда. Но тогда чем же отличается семейный детский дом от благоустроенного общежития?

Сейчас важно понять, что стало причиной закрытия, насколько такое решение было обоснованным и разумным, и будет ли теперь лучше детям? Здесь, куда ни посмотри, виноваты все. Явно недоработали и выпустили из виду трудности семьи и служба по делам детей, и управление культуры, семьи и молодежи.

К тому же, учреждений, занимающихся детскими вопросами, на мой взгляд, слишком много, а их обязанности размыты, что позволяет чиновникам кивать друг на друга. В Южноукраинске действуют управление культуры, семьи и молодежи горсовета, служба по делам детей Южноукраинского горсовета, центр социально-психологической реабилитации детей. Не удивительно, что у «семи нянек дитя осталось без глазу».
Городской голова Андрей Стулин, похоже, из-за своих амбиций не заметил, как превратил в недееспособные все службы, которые должны помогать семьям. Самой пострадавшей стороной, как всегда, оказались дети.

Молодые родители Заболотние, которые говорили и продолжают говорить о своей любви к воспитанникам, били их, унижали и обделяли в пользу родных детей. Ведь они проходили подготовку, обучались и доказывали свое право заниматься воспитанием детей, обиженных судьбой. Почему же на деле нервы у них перестали выдерживать, а от любви не осталось и следа? Действительно ли они любили и тех детишек, которых выбирали сами, и тех, кого им «поручили»? Быть может, соответствующие службы должны более тщательно подходить к подбору таких кандидатур, стараться выяснять их истинные мотивы стать приемными родителями?

К сожалению, и это не секрет, устройством судеб маленьких сирот зачастую у нас занимаются формально, требуя от приемных родителей лишь выполнения условий контракта по воспитанию и уходу. Никто не требует от них любви к чужим обездоленным детям.

В результате получилось, что в течение трех лет государственные деньги тратились не на обеспечение всех потребностей приемных детей, а на безбедную жизнь семьи Заболотних. А самое главное – и без того настрадавшиеся в жизни дети получили суровый урок жестокости и равнодушия, а «мама» и «папа» оказались для них очередными. Появятся ли у них следующие «родители», и смогут ли они поверить им уже в который раз?

Татьяна ФИЛИППОВА

КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТОВ

Наталья Борисовна Иванцова, заместитель председателя Николаевской областной государственной администрации:
– Хочу напомнить, что в ситуации, которая произошла в Южноукраинске, с государственных структур, ответственных за нормальное функционирование детских домов и приемных семей, ответственность ни в коей мере не снимается.

Вся работа должна быть направлена на защиту прав и интересов детей. Детям, которые приходят в семьи из интернатских учреждений, из неблагополучных семей, нужна особая любовь, забота и понимание со стороны родителей-воспитателей.

О разжигании страстей между отдельными депутатами горсовета, которые под видом казачества вселились в здание, и Центром социально-психологической реабилитации детей я знала. И чувствовала, что это добром не кончится. Но, к сожалению, областная власть не имеет полномочий вмешиваться в местное самоуправление, в данном случае, в решения Южноукраинского горсовета. Пользуясь этим, депутаты Ильясов и Горностай при молчаливом согласии мэра Стулина до сих пор не покидают помещения, несмотря на законные требования санстанции.

Что характерно: службу по делам детей, в подчинении которой находится Центр реабилитации, депутаты-«захватчики» изматывают проверками – 34 за год! Однако ни один из проверяющих ни разу не поставил вопрос о проблемах детей, об условиях их проживания и потребностях.

Считаю, что люди, которые пришли к власти в Южноукраинске, своими неквалифицированными и неграмотными действиями создали угрожающую для детей ситуацию. Представители власти не имеют права так поступать. Они должны помнить: за ними стоят судьбы обездоленных детей.

Евгений Юрьевич Парамонов, начальник службы по делам детей Николаевской облгосадминистрации:
– Любая семья развалится, если нет должного контроля. Именно в такой ситуации оказались Заболотние.

В 2009-2010 годах в семье был относительно нормальный период. Но каждая семья обязательно переживает спады и подъемы. И если наступил спад, нужна помощь. Заворотним оказалось некому помочь в такой момент.

Общественности стали известны факты насилия, которые, действительно, происходили в семье. Семья оказалась без контроля и не получила вовремя помощи от службы по делам детей. Своим распоряжением Стулин попросту закрыл детский дом. Но сам мэр и развалил систему – и городской центр, и службу по делам детей. Система помощи трудным семьям в городе не работает.

В настоящее время работа службы по делам детей в Южноукраинске полностью блокирована проверками. Проверяющие ничего не нашли, но проверки продолжаются, службу берут измором. Травля происходит с молчаливого согласия мэра Стулина, который, на мой взгляд, хочет поставить на место начальника службы своего человека от партии «Батьківщина». По-моему, в этом просматривается его позиция не столько человека, сколько политика. Мэр тут выступил эдаким спасителем.

Теперь дети находятся в Центре социально-психологической реабилитации, и наша служба ищет им достойную семью. Передадим их под опеку.
После того, как ликвидировали детский дом, у матери случились преждевременные роды, она родила третьего ребенка.
После проверки казаков, которую провели специалисты службы по делам детей облгосадминистрации, мэр не выселил их из помещения Центра, а назначил Ильясова управляющим делами горисполкома.

Службу Басараб начали травить из-за помещения. Работать им некогда. В результате парализована полностью вся работа службы по делам детей в Южноукраинске.
Закрытие приемной семьи Заболотних – первый подобный случай в нашей области. Закрытие приемных семей – это такой же естественный процесс, как и их открытие.

Приемные семьи создают по разным мотивам. Есть, например, религиозный. Когда детей берут на воспитание не для себя и не для них, а для Бога. Есть примитивно-прагматичные. Ради денег и льгот. Государство платит, и с ним родители заключают контракт. Но при этом никто не заключает контракт на любовь. Она или возникает между приемными родителями и детьми, или нет.

Татьяна Николаевна Басараб, начальник службы по делам детей Южноукраинского горисполкома:
– Надо было разобраться в семье. Недаром в народе говорят: ломать – не строить. Все обвинения записаны со слов детей, а надо было выслушать родителей. Как правило, дети-сироты имеют особенность привлекать к себе внимание разными способами, чтобы потом из этого что-то получить. Дети говорят то, что им внушали.

В нашем Центре социально-психологической реабилитации нужно не меньше трех месяцев, чтобы дети перестали наедаться впрок и запихивать в карманы еду, выпрашивать конфеты, набирать хлеба и печенья. Они не сразу понимают, что ничего заготавливать не нужно.

Решение разрушить семью приняли скоропалительно, не разобравшись.
Началось все с санатория «Дубки». Когда туда привозят детей, каждого обязательно внимательно осматривают. Почему же сразу не сказали родителям про синяки, не вызвали правоохранителей?

Если бы у нас были обращения по этому поводу, мы бы разобрались. Ситуация в службе сейчас сложная. В течение 9 месяцев мы пережили 34 проверки, и в настоящее время у нас сидит проверяющий КРУ. Из четырех оставшихся штатных работников фактически сейчас работает только двое.

Причина того, что нас терроризируют в течение 9 месяцев, – это наше здание, которое занимают депутаты Ильясов и Горностай, которые своими действиями буквально парализовали работу службы.
После разговора о ликвидации семейного дома мать родила на месяц раньше срока. А когда забирали детей, сильно кричала. Не хотела их отдавать.

Андрей Николаевич Стулин, Южноукраинский городской голова:
– Основная причина закрытия семейного детского дома – слабый контроль при подборе будущих приемных родителей. Я прекрасно понимаю, что в нашем государстве выбор потенциальных родителей невелик. Не многие хотят взваливать на себя такую ношу. С Заболотними я общался и раньше, и, скажу честно, мне не нравятся их лица. Это лица полицаев.

Какое у них образование? Всего лишь среднее. А должно быть педагогическое. Почему же им доверили воспитание трудных детей? Их методы воспитания примитивны.
У них было все – квартира, деньги. Не было лишь тепла по отношению к приемным детям. А детки ведь хорошие, нормальные, они ведь не из специнтерната, но, к сожалению, не очень счастливые по жизни. Мама и папа у них меняются в третий раз. Их бы определить в хорошую семью, где их по-настоящему полюбят. В санатории, где к ним хорошо относились и обстановка была спокойная, одна из девочек набрала 4 кг веса, а у двух мальчиков прекратился энурез. Почему же дома этого не происходило?

Проблема здесь не в детях, а в родителях.
Что касается службы по делам детей, то проблемы у меня не со службой, а с руководителем – Татьяной Басараб. За три года три серьезных упущения в работе службы. И выявили это как раз во время проверок. Проводятся они не по моей инициативе, а по инициативе депутатов, но, чувствую, что скоро буду иметь к ним отношение.

Василий Иванович Заболотний, отец-воспитатель бывшего детского дома семейного типа:
– Лично я и руки на детей не поднимал. Когда 21 июля мы отвезли детей в санаторий, ничего не было. Что-то случилось 29 июля, воспитатели написали письмо.

Я понял, из-за чего весь этот конфликт. Нашему мэру нужна квартира. Он любыми способами хочет ее отобрать.
То, что говорят дети про наказания и издевательства, – это все работа психолога. Она учит их так, чтобы выжить нас из квартиры.
Мы подали на суд и будем разбираться в суде.

Детей я сам отвез в Центр социально-психологической реабилитации 9 сентября. Было очень тяжело. Я их всех любил и люблю. Никогда не делили на кровных и чужих. Для нас они одинаковые, думали с женой, что вырастим их, воспитаем, в люди выведем. Я не понимаю, что случилось.

Почему мы решили стать приемными родителями?
Я и моя жена – из многодетных семей. Мечтали и сами вырастить кучу детишек. Но если им так надо: пусть забирают! Мы уедем отсюда через две недели. Нас тут смешали с грязью… Но я этого так не оставлю…

Комментарии:

  1. В шоке!:

    Таня, если это действительно ты написала такой бред, то я в шоке! Причем здесь несчастныке избитые дети с проблемными родителями и БЮТовский мэр??? Чем уж вас так сильно прикупила эта нынешняя власть? Высокими гонорарами? Ну хоть остатки совести сохрани!!!

  2. Нико:

    Предыдущему “оратору”. Слушай, неча на зеркало пенять, коль рожа крива. Если твой мэр самодур, то это диагноз. имхо

  3. Я тоже в шоке!:

    Я вижу, что мэр хочет прекратить безобразие,которое “покрывала” Басараб.

  4. И я тоже в шоке!!!:

    А я вижу, что мэр хочет забрать здание, в котором находится служба по делам детей, а на место ее начальника поставить своего однопартийца

  5. Я тоже в шоке!:

    А Вам не жалко детей, над которыми ИЗДЕВАЛИСЬ Заболотние? Теперь у них еще совести хватает судиться, наверное кто-то надоумел. Ну там у обоих родителей ума как у бабочки…

  6. за правду!:

    интересно!когда забирали детей “мама” плакала и кричала, а в итоге “папа” привез их в Центр реабилитации?вопрос?кто говорит неправду, додумывает, сгущает краски!дуиать нужно в первую очередь о детях! а игры взрослых….другое дело!дети выдумывают, детям нужно верить, если выдумывают, все равно что-то так не так! очень жаль, что “люди-воспитатели” так и не поняли в чем дело!!!

  7. Рупор правды:

    Какие же это “люди – воспитатели”? Это уже нелюди, все факты жестокого обращения с детьми подтверждены. Вопрос в другом, чего они ждут эти “воспитатели”, а не делают ноги в скором порядке? Ведь если дело дошло до суда, то предстоит им ответ держать за растрату не по назначению державных коштив, нужно будет попытаться объяснить откуда появились два авто в семье при отсутствии самых необходимых вещей и игрушек у приёмных детей.Ну а прокуратура должна ещё проверить факт приобретения квартиры, даже если Заболотние, как “очень умные люди”, наверняка записали эту покупку на кого либо из родственников. Пусть объяснят “плачущие и страдающие” Заболотние, почему они ни разу не поинтересовались здоровьем и состоянием детей в отеле??? И почему продолжают проживать в квартире, предназначенной для функционирования ДБСТ??? Что опять служба у справах детей прикрывает и покрывает, потому что в одной завязке с этими моральными уродами? И господа, дело не в политике, а в нашем с вами равнодушии, пофигизме и желанию нажиться за чужой счёт, даже за счёт таких обездоленных детей.

  8. виктор знающий:

    А где прокуратура Южноукраинска или области ? Совсем “мышей” не ловят – “псевдо-атаман татарин” одной “попой” сидит на двух стулах – и депутат и управ.делами : сам себе ставлю задачу сам ее и решаю как хочу за деньги исполкома городского Совета,- деньги горожан? А с кем он бореться – слабак – с женщинами и детьми !!! Это такие сейчас “атаманы” – ПОЗОРИЩЕ !!!

  9. СВОБОДА:

    А вы знаете что ,не прокуратура Южноукраинска ,ни Николаева не потвердила ни одного из обвенений, ни суд не доказал Что это правда.Учителя и воспитатели которые занимались детьми говорили только хорошие отзывы про родителей и детей.СУД оправдал РОДИТЕЛЕЙ.И правда на ихней стороне.А те кто зделал Это получат по заслугам.

Сообщение:

*

НОВОСТИ