Лицензия на убийство. (Татьяна ФИЛИППОВА)

В феврале прошлого года под колесами иномарки мажора ромской национальности Алексея Казимирова погибла студентка Юлия Каланчева. Ожидая приговора суда, родители девушки опасаются того, что ее убийца избежит справедливого наказания и останется на свободе…

ВСЕ  ИЗМЕНИЛО  ОДНО  МГНОВЕНИЕ

Жизнь семей Смирновых (это Юлины родители) и Каланчевых (Юля носила фамилию своего мужа Виктора) разделилась на «до» и «после» 21 февраля 2011 года, когда в одночасье изменился весь ее уклад и планы на будущее.

В тот день Юля отпросилась с практики (будущий социальный педагог, 4-й выпускной курс Николаевского университета им. В. Сухомлинского) и спешила домой к годовалой дочке Сонечке: у малышки резко поднялась температура. По какой-то злой иронии судьбы Юля проходила практику и готовилась выйти на работу в опекунский совет, не подозревая о том, что вскоре опекунами ее крохотной дочечки придется стать маме и папе.

Мать Юли – Елена ждала дома врача. Так совпало, что к моменту, когда доктор пришел, родители уже получили страшное известие. На вопрос врача: «А где же мама девочки?» Елена едва вымолвила: «Два часа назад погибла».

Эти дни были самыми страшными в жизни Юрия и Елены Смирновых. Сонечка в горячке часами смотрела на дверь, ожидая маму. Она кричала днем и ночью, отчаянно звала Юлю. А что говорить о взрослых? Родители были убиты горем. Муж Виктор в свои 20 лет стал вдовцом, вместе с Юлей они успели отметить только первую и единственную годовщину своей свадьбы.

20-летняя студентка Юля Каланчева умерла в больнице через считанные часы после того, как на пешеходном переходе на перекрестке проспекта Ленина и улицы Маршала Василевского ее сбил «Мерседес», за рулем которого находился почти ее ровесник – 22-летний Алексей Казимиров – официально безработный. Обстоятельства трагедии, которые выяснили правоохранители и четко зафиксировали в материалах дела, попросту шокировали родственников, свидетелей, друзей погибшей, вызвали широкий общественный резонанс в Николаеве. О преступлении стало известно далеко за пределами города.
В течение почти года, пока дело слушалось в суде, оно вызывало к себе не меньше внимания и откликов со стороны журналистов и жителей города.

Очевидцы рассказывают, что Юля вступила на пешеходный переход на зеленый сигнал светофора. «Мерседес», двигаясь со стороны проспекта, проехал первый перекресток на желтый, перед запрещающим красным и до следующей ближней развилки прибавил скорость. На полном ходу машина врезалась в девушку, подбросив ее высоко вверх, а затем протянула по дороге, не снижая скорости и не тормозя, еще 50 метров. Потом водитель, сделав резкий поворот рулем, сбросил жертву с капота, и… даже не остановившись, умчался с места происшествия. Скорую помощь к еще живой Юле, еле придя в себя от увиденного, вызвали оказавшиеся рядом люди, но время было упущено. Потом медики констатируют: удар был такой силы, что Юля получила травмы, не совместимые с жизнью.

Казимиров в шоковом состоянии все же действовал вполне здраво: машину бросил в отдаленном районе на улице Чайковского, а сам затаился дома. По месту жительства его и нашли буквально через час после аварии. Преступника «выдал» номер «Мерседеса», который оторвался во время удара и остался на месте трагедии. Как знак неотвратимого возмездия.

КТО  ЕСТЬ  КТО

Виновник произошедшего – не просто безработный молодой человек, разъезжающий на «Мерседесе». Алексей Казимиров родился в цыганской семье. Как говорят в городе, его самые близкие родственники держат пункты приема металлолома в николаевском микрорайоне Ялты. Тем и живут. Хорошо известны в криминальном мире, имеют связи в правоохранительных органах. К слову, судья во время одного из заседаний припомнил несколько громких дел, связанных с именами отца Алексея Казимирова, а также его родных дядей.

В суде отец Алексея, назвавшись поначалу другой фамилией, заявил о том, что их семья – достаточно бедная, и нет у них ни кола ни двора. «Мерседес» – чужой, а у Казимировых имеется только старенький «Жигуленок» 1981 года выпуска. Кстати, на нем мать и сестры Казимирова в дорогих шубах приезжают на заседания суда, чтобы поддержать «своего мальчика».

Несмотря на «бедность», минимальный залог в 17 тыс. грн. родственники Казимирова готовы были принести уже на следующий день после заседания, только бы он оказался на свободе. При этом на гражданский иск потерпевших денег не нашлось до настоящего времени. Но тогда Казимиров остался в стенах СИЗО, где провел почти 5 месяцев.

28 июля судья Центрального районного суда А. Рудяк принял решение изменить меру пресечения с содержания под стражей на подписку о невыезде. Решающую роль сыграла медицинская справка, подписанная главным врачом Николаевской городской больницы скорой медицинской помощи А. Демьяновым, без которой, заметим, слушание дела проходило в течение почти полугода. Документ свидетельствует о том, что Казимиров страдает тяжелым заболеванием головного мозга, не может находиться в условиях следственного изолятора и нуждается в лечении в столице. Кстати, это заболевание входит в список болезней, с наличием которых осужденные стопроцентно подпадают под амнистию.

Однако возникает вопрос: можно ли с таким диагнозом получить водительские права и управлять транспортным средством?
Через несколько дней после выхода из следственного изолятора Алексея Казимирова видели в одном из злачных мест в Родниках, где он бурно отмечал свое освобождение, несмотря на устрашающие медицинские заключения.

К слову, о роли медиков в этой истории, их действиях и документах, предоставленных в суд, можно было бы говорить отдельно. Смирновы помнят, что в БСМП врач отказался прийти и осмотреть Юлю, узнав, что у нее поврежден позвоночник. Он ответил по телефону: «С такой травмой даже смотреть не буду!». В первую очередь Юле перебинтовали руки и ноги.

НОВОЕ  ОБВИНЕНИЕ

Первоначально уголовное дело против Казимирова было возбуждено по части 2 статьи 286 УК Украины – «Нарушение правил безопасности дорожного движения или эксплуатации транспорта лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее смерть потерпевшего», за что предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от трех до восьми лет.

По мнению Юлиных родных, слушание дела постоянно затягивалось, на заседания приглашались свидетели, которые не могли сообщить существенных сведений. Менялись судьи. Тогда Юрий и Елена обратились в прессу, написали обращение к Президенту Украины. После этого в деле появилась еще и статья 135 – «Оставление в опасности». Правоохранители нашли этому убедительные процессуальные доказательства.

К тому же происшествие с Юлей, как оказалось, – не единственное в короткой водительской биографии Алексея Казимирова. Следователь по делу Алла Шмарко, работавшая на месте сразу после аварии, рассказала в суде о многочисленных фактах нарушения Казимировым правил дорожного движения, зафиксированных задолго до трагедии.

– Пять раз он был задержан сотрудниками ГАИ за управление транспортным средством в состоянии опьянения, и неизвестно, чем его опьянение было вызвано, – отметила Алла Шмарко, обосновывая содержание Казимирова под стражей. – Четыре раза он задерживался за управление транспортом без документов, четыре раза – за совершение ДТП.

На свой запрос в Госавтоинспекцию адвокат Смирновых получил любопытную справку, из которой следует, что Алексей Казимиров, имея всего три года водительского стажа, 9 раз (!) на шести различных автомобилях (!) становился участником дорожно-транспортных происшествий. Сам Казимиров в своих показаниях в суде вспомнил только о двух ДТП.

Из подробного описания всех ДТП, участником которых был Алексей Казимиров, следует, в частности, что в 2007 году он допустил столкновение с… трамваем, в результате чего сам получил телесные повреждения. А в 2009-м в результате наезда машины, которой управлял Казимиров, травмы получила 19-летняя девушка, которая, к счастью, осталась жива.

По всему видно, что на дороге Казимиров привык чувствовать себя хозяином положения. А его полное пренебрежение ПДД, а также интересами других участников дорожного движения, логически привело к трагедии 21 февраля 2011 года. Однако, как видим, поведение Казимирова за рулем почему-то не внушало никаких опасений правоохранителям: каждый раз он получал в руки водительские права и выезжал на дорогу.
Может, хватит жертв? Не пора ли остановить нарушителя, навсегда лишив его права садиться за руль?

ТАК  КТО  ЖЕ  УБИЙЦА?

Попытка поговорить с Казимировым и его родственниками во время одного из заседаний в Центральном районном суде окончилась ничем. Алексея спешно провели по коридору, а вслед за ним – и отца, который обернулся было в сторону журналиста. Но судебный распорядитель подтолкнул их обоих к выходу, не дав сказать ни слова.

Кстати, родственников подсудимого сопровождает усиленная охрана: виновника жуткого ДТП тщательно оберегают от родных и близких Юли. Мотивируя тем, что родственники Каланчевой якобы высказывали угрозы в их адрес, Казимировы пытались даже возбудить по этому поводу уголовное дело, а теперь всячески представляют пострадавшими себя…

Когда родственники Казимирова подошли к машине, неожиданно раздался крик: «Посмотрите, что они делают! – отец Алексея показывал на багажник машины, густо залитый яркой красной краской. – Пусть этот журналист посмотрит! Нам все время угрожают! Нас бьют! Мы выходим с охраной!».
Сестры подсудимого также не молчали. В сторону матери Виктора Каланчева, мужа Юли, посыпались обвинения, не соответствующие логике: «Твой сын – убийца! А то, что случилось, – несчастный случай!»

Складывается впечатление, что для Казимировых человеческая жизнь не стоит ровным счетом ничего. Ни тени сочувствия родственникам погибшей, ни раскаяния – такое впечатление оставляет поведение Казимирова и членов его семьи в зале суда. Сам Алексей во время того, как по нескольку раз судья зачитывал обстоятельства гибели Юли (каково было каждый раз слышать это ее родителям?), лишь криво усмехался и отпускал неуважительные замечания в адрес Смирновых и Каланчевых.

Когда на одном из заседаний судья попросил его пояснить, почему он не пытался тормозить, тот ответил вопросом на вопрос: «А зачем она там шла?».
29 декабря состоялось последнее слушание по делу Юлии Каланчевой. Опрошены все свидетели, изучены неоспоримые доказательства вины Казимирова. Адвокат подсудимого в качестве главного аргумента защиты называет то, что Алексею… и не нужно было останавливаться после столкновения… Мол, травмы были настолько тяжелыми, что он бы ничем не помог.

Но ведь совершенно понятно, что в тот самый момент это было еще неизвестно: пострадал человек, и нужно было сделать все, чтобы как можно скорее была оказана медицинская помощь. К тому же действия водителя усугубили тяжесть травм.

От Казимирова не требовалось обрабатывать раны и переломы, ведь он – не врач. Но вызвать скорую помощь он был обязан. Этого от правонарушителя требуют и действующие в нашей стране законы, и нормы человеческой морали.

НЕЧЕГО  ИСКАТЬ  ЗАЩИТЫ!

Защитника своих интересов Смирновы ожидали увидеть в лице представителя прокуратуры. Однако, по их мнению, чем ближе дело подходит к развязке, тем больше государственный обвинитель занимает отстраненную позицию. В ходе судебных дебатов представитель прокуратуры Центрального района г. Николаева потребовала для Казимирова 5 лет лишения свободы.

Учитывая «тяжелое заболевание» подсудимого, указанное в медицинской справке, подписанной главврачом БСМП, этот срок реально может превратиться в чисто условный, и Казимиров окажется на свободе, даже не попав в тюрьму. Будет ли при таких условиях решение суда справедливым, а наказание для Казимирова – заслуженным?

Накануне нового года Юрий и Елена Смирновы пришли в городскую прокуратуру, чтобы оставить там свое обращение, в котором еще раз акцентируют внимание на обстоятельствах и тяжести совершенного Казимировым преступления. Сотрудница приняла бумаги, но ничем не обнадёжила.

Её «веским» аргументом стало то, что сотрудники «готовятся к корпоративам, и никто этим заниматься не будет!».
Другая сотрудница уже в коридоре подтвердила Смирновым бесполезность их обращения: «Тут нечего искать защиты. Цыгане здесь бывают постоянно».

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Алексей Казимиров совершил наезд на пешехода, двигаясь на красный сигнал светофора, среди бела дня, в условиях хорошей видимости, на значительной скорости, не пытаясь притормозить, а тем более, не оказав помощи пострадавшей.

Последствия его действий были самыми ужасными: погибла молодая женщина, что стало непоправимым горем для всех родных, муж лишился жены, а маленький ребенок остался без матери.
Поведение самого Казимирова во время слушания дела свидетельствует о том, что раскаяния он не испытывает, а члены его семьи, оказывая ему всяческую поддержку – и моральную, и материальную, полностью разделяют его позицию.

У Казимирова имеется целый список правонарушений, связанных с нарушением правил дорожного движения, которые он, похоже, и за преступления не считает, в том числе и трагедию Юли Каланчевой. Опасные проделки за рулем, видно, для него не являются чем-то серьезным, что и объясняет его развязное поведение в зале суда. По всей видимости, ни в одном из этих случаев он не понес наказания по всей строгости. Рецидивы правонарушений повторялись раз от раза, становясь все более тяжкими: сначала его жертвой стала одна девушка, а затем и другая – Юля.

Суд не может не учитывать и «послужной список» Казимирова-водителя, и его бездушное поведение во время происшествия: и то, и другое юристы объективно расценивают как отягчающие обстоятельства. Безнаказанность, с которой он каждый раз выходил после очередного своего «подвига» на дороге, вселяет в него уверенность, что любую проблему можно «уладить», какими бы тяжелыми не были ее последствия, что всех и все можно купить. Безнаказанность позволяет ему и дальше лихачить на дороге.

К большому сожалению, того, что произошло, уже не исправить, жизнь Юли Каланчевой не вернуть. Вопрос в том, как не допустить повторений злодеяний Казимирова. Если, избежав заслуженного наказания, он опять сядет за руль, наверняка произойдут следующие, не исключено, что и более страшные преступления.

Прощение «его грехов», к сожалению, до сих пор развязывало ему руки. Каждая очередная «индульгенция» позволяет Казимирову действовать так и дальше. Зарвавшегося мажора может остановить только справедливый приговор и его исполнение.

Милицией собраны неопровержимые доказательства того, что совершено тяжкое преступление. И теперь в деле Юлии Каланчевой последним бастионом справедливости остается суд. Вынесение приговора назначено на 17 января. О его результатах мы сразу же сообщим нашим читателям.

Татьяна ФИЛИППОВА
НА СНИМКЕ: Юля Каланчева с дочкой Сонечкой.

Уголовный кодекс Украины
Статья 135. Оставление в опасности

1. Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие иного беспомощного состояния, если оставивший без помощи обязан был заботиться об этом лице и имел возможность оказать ему помощь, а также в случае, когда он сам поставил потерпевшего в опасное для жизни состояние, – наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они повлекли смерть либо иные тяжкие последствия, – наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет.

Комментарии:

  1. Виталий:

    В стране, где родился и прожил 60 лет сегодня страшно жить. Имея 42 года стажа я не перестаю удивляться , откуда в ” соплячка” мерседес” и почему жизнь человека ничего не стоит? Тов Фабрикова подготовте интервью с Гальцевым и другими юристами по этой теме. А что скажет правлящая партия об этом, может Рукоманов звхочет высказвться?

  2. Виталий:

    Як же піднімається рука журналіста на фоні попередньої статті називати чергову публікацію ” В країні щасливого дитинства” адже діти Юлі Каланчевої також живуть в цій країні? Як же Вам вдається, правильно писати зоасім не співчуваючи? Можливо через те, що наша конституція гарантує свободу слова, але не гарантує свободу пісьля сказанного слова ? Тоді Ви помилково зайнялись вищевказанною темою!

  3. Виталий:

    Чекаємо на продовження цієї історії, але вже з коментарями….

  4. Виталию:

    Уважаемый читатель! Относительно параллели со статьей “В країні щасливого дитинства”: не плутайте святе з грішним, а мухи, пардон, відділяйте від котлет. І в найбагатших країнах світу трапляються покидьки та маніяки. Випадок з норвезьким стрілком – тому зайве підтвердження
    З повагою, Андрій Тюрін

  5. Турину:

    Турин, в 23.40 надо спать, а не оправдывать свое заказное лизоблюдство. Норвежский стрелок – это страшное исключение, а тема “Лицензии на убийство” наша повседневная реальность и норма жизни. И не называй свою заказуху святым, это и вправду котлетка, хотя и с запашком, потому мухи на говнецо и слетаются.

  6. Вера:

    Прочитала. История жуткая. Молодцы журналисты, что поднимаете это все на поверхность. Это самое главное сейчас.

  7. Павел:

    Поймать этого ублюдка и линчевать, а родственничков его в поле вывезти голышом там и оставить…

Сообщение:

*

НОВОСТИ