С чего начинается поэзия

Культура

  19 Янв , 2012

Председателю Николаевской организации Союза писателей России Вячеславу Качурину 20 января исполняется семьдесят лет.
Наша редакция сердечно поздравляет юбиляра, желает ему здоровья и дальнейших творческих успехов.
 

Если пуля способна убить,
То строка обессмертить
способна.
Вячеслав Качурин
 
С чего начинается истинная поэзия, мне открылось не сегодня. Случилось это неожиданно много лет тому назад на заседании областного литературного объединения. Каждый четверг в редакции газеты «Южная правда» тогда собирались местные любители литературы, начинающие поэты, прозаики и уже маститые литераторы и журналисты.

В тот вечер стихи собравшимся читал молодой Вячеслав Качурин. Он недавно вернулся из Антарктики, куда ходил на китобойной флотилии «Советская Украина», работая преподавателем физики и математики судовой вечерней школы, в которой обучались матросы. Многие строчки его стихов, написанных под впечатлением того похода, были густо пропитаны соленым ветром океана, романтикой трудной работы и очень точно передавали будни жизни людей, много месяцев оторванных от родной страны и семей. Присутствующие с интересом прослушали весь цикл стихов, в выступлениях единодушно признавали их высокую достоверность и подлинную поэтичность. Стало понятно, что когорта николаевских поэтов пополнилась еще одним молодым талантом.

Но лично мне тот вечер запомнился и осел в памяти не только этим. Среди стихов, прочитанных тогда Вячеславом, было такое, которое поведало об одном эпизоде из охоты на китов в далекой Антарктике. Гарпунер не заметил китенка и убил его мать.

Громадная, но уже беспомощная мать, не могла ничем помочь своему малышу, который сопровождал ее до самого судна и ничего не мог понять в происшедшем. Поэт очень точно передает читателям чувства, которые испытали огрубевшие от нелегкой многомесячной работы моряки:

Мы как-то сразу сжали плечи
И приподнять не смели глаз,
Когда почти по-человечьи
Он из воды взглянул на нас.

Скрытая эмоциональность точных, будничных слов, подобранных поэтом, только сильнее подчеркивала трагизм происшедшего. Помнится, то стихотворение Качурина в официальных кругах и партийной прессе восприняли холодновато. Оно было, как говорят, не в масть. Ведь в то время на весь мир гремела слава о николаевских судостроителях, успешно построивших две уникальные громадные китобазы и большую серию малых китобойцев, способных круглогодично охотиться за китами в далеких водах Антарктики. Только через несколько лет мировая общественность опомнилась. Людям стало понятно, что такой усиленный хищнический лов уникальных представителей морской фауны может привести к разрыву жизненной цепочки на нашей планете. И ловля китов была запрещена.

Конечно, Вячеслав Качурин, написав это стихотворение, еще не знал о таких исследованиях ученых. Но чуткое сердце поэта первым почувствовало грозящую беду и прокричало о ней миру. Именно тогда я и понял, что истинная поэзия начинается с того, что сочиняющий стихи замечает и рассказывает такое, чего большинство из нас не замечает. Душа талантливого поэта, его творчество, подобно увеличительному стеклу, помогает нам лучше видеть и понимать окружающий мир. Кстати, и в дальнейшие годы у поэта частенько появлялись стихи «не в масть» действующей власти…

Но особенность поэзии Вячеслава Качурина состоит еще и в том, что она не только очень точно отображает будни нашей жизни и чувств. Его стихи пропитаны добрым одухотворенным действием.
Эту философию необходимости доброго действия в ответ на все зло, встречающееся в нашей жизни, Вячеслав Качурин пронес через все два десятка сборников своих стихов, которые издавались в местных и центральных издательствах, были отмечены многими наградами и премиями.

Сравнения и слова поэзии Вячеслава Тимофеевича просты, но необходимы, как хлеб. Очевидно, поэтому все его многолетнее творчество лишено выспренности. Оно пропитано достоверностью и человечностью. Одной скупой, но точно подмеченной деталью он может воссоздать картину знакомого города, передать и отпечаток времени, и глубину испытуемых чувств:

И тихо дремлют камни
          в мостовой,
Как зернышки
          в початке кукурузы.

Или такая деталь: поэт, описывая сценку купания дочери, как бы всколзь бросает обрывок фразы: «С гуся, мол вода!». Но каждому из нас сразу вспоминается собственное детство, эта русская поговорка, не раз слышанная из уст бабушки или матери…

Основная часть жизни Вячеслава Тимофеевича связана с Николаевом. Как и большинство корабелов, он с горечью воспринимает те перемены, которые происходят на наших заводах с распадом громадной страны. Не легко дается поэту постижение новых жизненных реалий. Вот он прощается с «Варягом», который почти готов, но продается зарубежным хозяевам из-того, что страна не в состоянии закончить достройку уникального корабля. И, прощаясь, спрашивает не только у уходящего судна:

Где ж лихие твои командиры?
Где машин твоих голос живой?
Унесут твое тело буксиры
Под надрывный гудок
          заводской.

А вывод, который делает поэт, ставший свидетелем такого расставания, заствляет нас задуматься о многом:
Нет на свете страшнее позора,
Чем предательски
            прятать глаза.
           
Так проявляется еще одна важная черта, присущая поэзии Качурина, – злободневность, быстрый отклик на все, происходящее вокруг.
Поэт не стесняется и часто дает суровые гражданские оценки сегодняшним дням. Одно из стихотворений из цикла «Свобода слова» он заканчивает так:

И с улыбкой бравой
Вновь «шагаем к счастью»
Во главе с лукавой
Криминальной властью.

А тот факт, что эти строчки написаны еще девять лет тому назад, только больше подчеркивает: Качурин как поэт и гражданин точно схватывает и передает состояние и чувства общества.
Десять лет назад в своем предисловии к сборнику «Линия судьбы» Вячеслав Тимофеевич ввел понятие «прикладная поэзия». Так он назвал свои тексты для песен, рекламные куплеты, сатирические миниатюры, многочисленные гимны разных партий и общественных организаций, которые поэту приходилось писать, чтобы свести «концы с концами» в семейном бюджете. Но и в таком творчестве Качурин остается искренним и перед собой и с читателями. Ведь только истинный поэт может решиться на такое горькое признание:

Не от того обидно,
    что халтурю,
А что халтурой
           пользу приношу.
          
Видно, от утомления прикладной поэзией Качирина потянуло писать для детей. Даже большие поэты, когда они начинают сочинять детские стихи, часто впадают в сюсюканье или грешат назидательной дидактичностью. Юбиляру удалось всего этого избежать. Он говорит со свими молодыми читателями в полном соответствии с их возрастом, старательно выращивая у них вкус к точному слову, умение видеть художественный образ. Приведу только четыре строчки из стихотворения «Песня юных колумбов», посвященного юнгам мореходного училища:

И солнце сверкнет
                 на фуражках,
Когда с корабля поутру
Они с якорями на пряжках
Сойдут в незнакомом порту.

Перелистываю один за другим сборники стихов Вячеслава Качурина. И те маленькие скромные книжечки, которые знакомы давным-давно. И недавние, многостраничные в солидных переплетах. И ловлю себя на желании заучить и запомнить отдельные строчки, словечки автора. И всплывает мысль, что такое желание, пожалуй, тоже есть важным доказательством истинной поэзии.

Илья СТАРИКОВ, доктор педагогических наук, профессор психологии ННУ им. В.А. Сухомлинского

КАЮТА

Э. Шульге

Вместилище неброского уюта,
Живой приют веселья и тревог,
Да здравствует матросская каюта:
Два шага вдоль,
Четыре – поперёк.
Жилплощадь распланирована строго,
Но я друзьям кричу через порог:
«Входите все, в каюте места много:
Два шага вдоль,
Четыре – поперёк!»
Тебя вовек не в силах позабыть я,
Твой щедрый мир безбрежен и высок,
Убежище моё и общежитье:
Два шага вдоль,
Четыре – поперёк.
Недаром я прошёл
с тобой полмира,
С тобой нигде я не был одинок,
Морская холостяцкая квартира:
Два шага вдоль,
Четыре – поперёк.

ПРОДОЛЖЕНИЕ  ЗЕМЛИ

То волны волнующая ласка,
То характер буйного гонца…
Что такое море?
Это сказка,
Сказка без начала и конца.
Рассказать бы сказку эту надо,
Да никак собраться не могу.
Что такое море?
Это взгляды
Тех, кто ждёт на дальнем берегу.
В нём фортуна призрачная наша,
Жизни неразгаданный вопрос.
Что такое море?
Это чаша
Счастья, горьковатого от слёз.
Мукам и разлукам не переча,
О земле мечтаем мы вдали.
Что такое море?
Это встреча,
Море – продолжение земли!
Волны звонко бьются в поднебесье,
Наполняя музыкой сердца.
Что такое море?
Это песня,
Песня, что не спета до конца!

ВЕЧЕР  ВОСПОМИНАНИЙ
Л. Матвеевой

В костре небосвода
Дымок теплохода…
Скупая беседа,
Слова вразнобой.
Неужто полжизни
Прошло, как полгода?
«Скажи, почему
Мы расстались с тобой?»
Звезда над заливом
Мерцает уныло,
Прибрежные скалы
Ласкает прибой.
Что было, то было,
Всё волнами смыло.
«Скажи, почему
Мы расстались с тобой?»
Нас жизнь разбросала
По разным дорогам,
Но память связала
Одною судьбой.
Нам надо б друг другу
Поведать о многом.
«Скажи, почему
Мы расстались с тобой?»
Немая прохлада
Забытого взгляда,
То чувства волною,
То мысли гурьбой.
Вопросов не надо…
Ответов не надо…
«Скажи, почему
Мы расстались с тобой?»

ПРИЧАЛЮ  К  ОТЧЕМУ  ПОРОГУ

Причалю к отчему порогу,
С дороги брошусь на кровать
И постепенно, понемногу
Начну о море забывать.

Отдамся вновь земным заботам,
Забытый труд приму, как дар,
И стану снова по субботам
С авоськой бегать на базар.

Передвигать в квартире мебель,
Задачки с дочерью решать
И, принимая быль за небыль,
Воспоминанья разрушать.

Привыкнуть к этому нетрудно
В очередных заботах дня,
Но как смириться с тем, что судно
В поход уходит без меня?

И в этот час, почти печальный,
Когда отчалит пароход,
Я знаю – крик его прощальный
Мне все внутри перевернёт.

ХРАМ  НА  ПЕРЕКРЁСТКЕ

Устремлённый к святым небесам,
Возведённый по мудрым проектам,
Служит людям божественный храм
На скрещеньи Садовой с Проспектом.
В куполах притаились века,
И примерив наряд подвенечный,
Безмятежно плывут облака
Над земной суетой бесконечной.
Славят люди Творца своего,
Поклоняясь величию храма.
Припадает к подножью его
Городских площадей панорама.
И добро излучая окрест,
Нас хранит от напасти суровой
Этот Богом начертанный крест –
Перекрёсток Проспекта с Садовой.

«СОРОКОВЫЕ  РОКОВЫЕ»

Мы проходили сорок раз
Сороковые параллели,
Где на немыслимом пределе
Шторма испытывали нас.
Взмывали волны в облака,
Круша друг друга в дикой скачке.
Нам было муторно от качки,
Крен доходил до сорока.
Кружились звёздные миры,
И ощущались без прогноза
То сорок градусов мороза,
То сорок градусов жары.
Когда стихал весь этот гам,
А ужин был постыл и горек,
Подшкипер водки
с цифрой «сорок»
Нам выдавал по сорок грамм.

ПОСЛЕДНИЙ  ЗВОНОК

Солнечные зайчики пригрелись
В клетках ученических страниц,
И опять акации оделись
В кружевные платья выпускниц.
Над пучиной праздничного мая
Детства невесомые мосты.
Где же ты, как струночка, прямая
Девочка из розовой мечты?
Новая весна стоит на старте,
Обещая счастье впереди.
Где теперь два имени на парте
С плюсом неизменным посреди?
А над птичьим домиком картонным
До утра трепещет белый свет.
Где то уравнение, в котором
Не сошёлся наш с тобой ответ?
Годы пролетят, и не заметим,
Но живя той формулой простой,
Может быть когда-то
к нашим детям
Мы придём на праздник выпускной.
Посидим за столиком с гитарой
И прочтём с волнением в груди
Имена на парте нашей старой
С плюсиком заветным посреди.
 

Вячеслав Качурин

Комментарии:

  1. НАДЕЖДА ФЁДОРОВНА:

    ЕГО ПОЭЗИЯ-ЭТО ЕГО ДУША…В НЕЙ-РАДОСТЬ,В НЕЙ-ПЕРЕЖИВАНИЯ,В НЕЙ- СЧАСТЬЕ,В НЕЙ-БОЛЬ….
    БЕЗ ВОЛНЕНИЯ ЧИТАТЬ СТИХИ ИЛИ СЛУШАТЬ ЕГО ПЕСНИ–НЕВОЗМОЖНО!!!!!!
    ЖЕЛАЮ ЕМУ ЗДОРОВЬЯ…ТВОРЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ—НА ДОЛГИЕ-ДОЛГИЕ ГОДЫ!

Сообщение:

*

НОВОСТИ