Хочу – исполню, хочу – нет!

После  смерти среднего сына Саши жизнь Натальи Севастьяновой из Николаева превратилась в сплошной кошмар. Испытывая невыносимую горечь утраты дорогого человека, она вот уже три года вынуждена добиваться справедливости, обивая пороги различных государственных инстанций.

По данным Госавтоинспекции, автомобильная магистраль Одесса – Новоазовск считается одной из наиболее «смертельных». 18 апреля 2008 года здесь произошло очередное ДТП, в котором погибли двадцатилетний парень и восемнадцатилетняя девушка.

В этот злополучный день ничего не предвещало беды. Саша и Ира собирались ехать в Одессу устраиваться на работу в дорогой ресторан. Для этого им нужно было встретиться с его хозяйкой и пройти собеседование. Парень и девушка вместе работали в николаевском «Сити-боулинге»: Саша – барменом, а Ира – официанткой.

Так как выезжать надо было рано утром, то ребята попросили подвезти их своего товарища Юрия, который работал таксистом в одной небезызвестной диспетчерской службе. Несмотря на то, что всю ночь парень не вылезал из-за руля своей «ДЭУ», он согласился в пять утра отвезти Сашу с Ирой в Одессу.

Успешно завершив все свои дела, молодые люди возвращались обратно в Николаев. Саша сидел на переднем сидении, рядом с Юрой, а Ира – сзади. На улице было еще светло, трасса, по которой они ехали, была практически свободной, так как незадолго до этого разводили мост. Машина двигалась на высокой скорости. Не доезжая до поворота на Рыбаковку, водитель на какое-то мгновение не справился с управлением, иномарку занесло на обочину, развернуло, и она ударилась об дерево. Выжить удалось только Юре. По словам его матери Ирины Яковенко, за 20 минут до аварии сотрудники ГАИ останавливали парня за превышение скорости. В протоколе, составленном врачом Березанской центральной районной больницы, отмечено, что в крови водителя алкоголя не обнаружено. Но то, что причиной аварии могли стать усталость и высокая скорость автотранспортного средства, не отрицал никто.

ЗА  ДВА  УБИЙСТВА  –  ОДИН  ГОД

Березанский районный суд приговорил Юрия Яковенко к пяти годам лишения свободы с отсрочкой на три года. Второй суд, Николаевский апелляционный, присудил ему пять лет лишения свободы.
В итоге он отсидел всего 1 год и 1 месяц в Крюковской исправительной колонии (Полтавская область), а затем был освобожден досрочно за хорошее поведение. С большим трудом Наталье Севастьяновой удалось получить характеристику на осужденного Яковенко, в которой говорится о том, что за время пребывания в колонии он «зарекомендовал себя с положительной стороны, честно и добросовестно относился к работе, за что имеет два поощрения и ни одного взыскания» (цитата из характеристики. – Прим. ред.). Оставшуюся часть наказания ему заменили исправительными работами по месту жительства, которые он по сей день благополучно отбывает в одной частной фирме.

По словам Натальи Севастьяновой, директором этого предприятия является подруга Ирины Яковенко, матери осужденного. Поэтому совсем неудивительно, что потерпевшая неоднократно видела его торгующим на Центральном рынке, в то время как он должен присутствовать на своем рабочем месте. По телефону ее уверяли, что Юрий, конечно же, находится здесь, на фирме, просто в данный момент он ненадолго отлучился. Несколько раз Наталья специально приезжала туда, чтобы проверить, как отбывает свое наказание Яковенко. Но попасть в офис оказалось не так-то просто, поэтому ей пришлось прибегнуть к помощи представителя исполнительной службы. Тогда выяснилось, что Юрий находится в командировке на территории области. Спустя несколько часов его видели в отделе государственной исполнительной службы Заводского района. Неужели он так быстро успел вернуться?

РЕШЕНИЕ  ЕСТЬ,  ИСПОЛНЕНИЯ  НЕТ

Помимо лишения свободы, Яковенко обязан был выплатить потерпевшей компенсацию в сумме 13946 грн. Но с 23 апреля 2009 года и по сей день Наталья Геннадьевна этих денег так и не увидела. Дело в том, что как раз тогда Заводский отдел государственной исполнительной службы получил от Березанского районного суда исполнительный лист о взыскании с ответчика вышеупомянутого материального ущерба. Вот только в отдел государственной исполнительной службы Полтавского районного управления юстиции этот документ был направлен только 23 декабря 2010 года (то есть более чем через полтора года). Но самое интересное, что в то время, как Яковенко, отбывая наказание в колонии, должен был выплачивать потерпевшей материальную компенсацию, он уже полгода находился в Николаеве на исправительных работах. В свою очередь, мать осужденного Ирина Яковенко в своем заявлении на имя начальника исполнительной службы Заводского района Максима Валешинского подтвердила, что ее сын на тот момент пребывал в колонии. В конечном итоге исправительный лист совершил путешествие по Украине и вернулся обратно, так и не найдя своего «адресата».

Когда потерпевшая обратилась к старшему государственному исполнителю Василию Гуменюку, который на тот момент вел ее дело, с просьбой объяснить причину задержки, то он ответил коротко и ясно: «У меня было очень много работы». Все попытки журналиста «Рідного Прибужжя» найти разумное оправдание такому поведению тоже оказались безуспешными. Во время личной беседы Василий Гуменюк отказался комментировать сложившуюся ситуацию, заявив, что представитель СМИ является третьей стороной исполнительного процесса, а поэтому не имеет права на получение какой-либо информации, касающейся дела Натальи Севастьяновой.

Не дал никакого результата и официальный информационный запрос, отправленный начальнику Заводского отдела государственной исполнительной службы Максиму Валешинскому. Согласно ст. 20 Закону Украины «Про доступ до публічної інформації», он должен был дать ответ не позже пяти рабочих дней с момента получения запроса. Либо же – продлить срок рассмотрения запроса до 20 рабочих дней, обосновав причину такого продления и сообщив об этом в письменной форме не позже пяти рабочих дней с момента получения запроса. Но ни ответа на запрос, ни информации о продлении срока его рассмотрения в течение десяти рабочих дней так и не последовало. В ходе телефонного разговора Максим Игоревич очень удивился, узнав о таких коротких сроках рассмотрения информационных запросов, и посоветовал журналисту ожидать ответного письма по почте. Вот только в каком состоянии находится его подготовка и когда именно будет дан ответ, он почему-то не сообщил…

Возникает вопрос: может ли простой человек в одиночку добиться справедливости, если даже журналисту не удалось получить вразумительного ответа от этой исполнительной службы? Выходит, что если потерпевшему и удастся выиграть судебное дело, то ему придется потратить еще массу сил, времени, чтобы выхлопотать выполнение решения суда. И, как в случае Натальи Севастьяновой, на это могут уйти не дни, а годы.

Стоит отметить, что за ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей старший государственный исполнитель Василий Гуменюк понес всего лишь дисциплинарное наказание. Хотя, согласно ст. 364 Уголовного кодекса Украины («Злоупотребление властью или служебным положением»), мера наказания должна быть совсем иной. В то время как бедная мать-одиночка вынуждена обивать пороги всевозможных инстанций, чтобы отвоевать положенные ей по закону деньги.

УГОЛОВНЫЙ  КОДЕКС  УКРАИНЫ

Ст. 364. Злоупотребление властью или служебным положением:
1. Злоупотребление властью или служебным положением, то есть умышленное, из корыстных побуждений либо в иных личных интересах или в интересах третьих лиц, использование служебным лицом власти или служебного положения вопреки интересам службы, если оно причинило существенный вред охраняемым законом правам, свободам и интересам отдельных граждан или государственным или общественным интересам, или интересам юридических лиц, – наказывается исправительными работами на срок до двух лет или арестом сроком до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком до трех лет.

ЗА  ДЕНЬГИ  МОЖНО  КУПИТЬ  ВСЕ?

В результате долгих судебных разбирательств Наталье Севастьяновой все же удалось получить от Яковенко возмещение материального ущерба. Но не 13946 грн., а… 16 тыс. грн. Причину такой внезапной щедрости женщине не объяснили, просто перевели деньги по почте – и все.

Но и здесь не обошлось без «сюрприза». Дело в том, что во время заседания Николаевского апелляционного суда сторона подсудимого предоставила квитанцию на оставшиеся к выплате 7 тысяч гривен. Когда Наталья Севастьянова пришла в почтовое отделение, чтобы получить этот денежный перевод, то ей сообщили, что деньги пришли, но ей необходимо подождать несколько дней, так как у них в кассе на данный момент нет такой большой суммы. Позже женщина узнала, что в тот же день отправитель отозвал их обратно. Но ведь квитанция о переводе средств уже оказалась в деле!

Желая загладить вину своего сына, еще до вынесения судебного приговора Ирина Яковенко предлагала Наталье Севастьяновой и матери погибшей Ирины по 10 тысяч долларов. Взамен им надо было всего лишь написать расписку, в которой подтвердить отсутствие каких-либо претензий к Юрию Яковенко. Наталья Геннадьевна, конечно же, отказалась от такого щедрого предложения. Ведь никакие деньги не смогут вернуть ей любимого сына. Но такой ответ явно не удовлетворил мать осужденного, и она пообещала, что пойдет на все, но ее сын сидеть не будет…

Сейчас Наталья Геннадьевна пытается получить моральную компенсацию за убийство Саши. В свою очередь, Юрию Яковенко удалось добиться решения суда, согласно которому он больше не имеет никаких долгов перед пострадавшей. Во время судебного заседания он предоставил свидетельство о браке и справку о беременности молодой жены. Суд учел эти обстоятельства и принял решение отказать Наталье Севастьяновой в удовлетворении иска.

ВМЕСТО  ЭПИЛОГА

Саша Севастьянов был еще совсем юным, он только начинал самостоятельную жизнь. Парень мечтал получить диплом менеджера. Для того чтобы накопить денег на учебу в вузе, он на отлично окончил курсы барменов и без посторонней помощи устроился на работу. Но судьба распорядилась иначе…

Для любой матери смерть ребенка – это самое страшное, что может случиться. Конечно, никакие деньги, чистосердечные раскаяния и извинения не смогут вернуть Наталье Севастьяновой ее любимого Сашеньку. Но вместо того, чтобы поддержать убитую горем мать, семья осужденного Яковенко объявила ей холодную войну, пообещав сделать все возможное, чтобы оправдать убийцу ее сына и Ирины. В свою очередь, исполнительная служба, которая призвана воплощать в жизнь решение суда, не помогала, а, наоборот, препятствовала борьбе несчастной женщины за справедливость.

Устав воевать с исполнительной службой, Наталья Севастьянова в отчаянии обратилась в редакцию нашей газеты. Поэтому мы вынуждены направить эту публикацию на реагирование в управление юстиции, а если и это не даст никаких результатов, то – в вышестоящие органы. Надеемся, что таким образом нам все же удастся понять, почему представители этой службы считают, что они имеют право самостоятельно вершить человеческие судьбы, не обращая никакого внимания на решение суда. Мы обещаем внимательно следить за дальнейшим развитием событий и сообщать об этом нашим читателям.

Анна НИКУЛИНА

Сообщение:

*

НОВОСТИ