«Врача-травматолога в отделении мы нашли пьяным и не способным даже разговаривать. Чуть позже нашу бабушку забрали в реанимацию. Утром она умерла…»

Смерть 85-летней Анны Григорьевны Олейник, поступившей в Жовтневую районную больницу в канун празднования Дня медицинских работников, всколыхнула не только местную общественность, но и самих медиков, работающих в этом лечебном учреждении. Родственники покойной уверены, что преждевременно уйти в мир иной пожилой женщине в какой-то мере «помогли» люди в белых халатах.

«Каталку нам не дали, и мы буквально на руках занесли ее на четвертый этаж в кардиологию»

– Наша бабушка была на редкость здоровым человеком, несмотря на то, что прожила нелегкую жизнь, – рассказывает внучка Татьяна Фатеева. – Будучи педагогом по велению сердца, она никогда не оставалась равнодушной к чужой беде, а умерла от преступного равнодушия и халатности тех, кто должен был оказать первую медицинскую помощь.

Учитывая, что Татьяна Федоровна пришла в редакцию почти сразу ж после похорон родного человека, ей с трудом удавалось сдерживать слезы.

– Конечно, нашу бабушку мы уже не вернем, но ради ее памяти хотим, чтобы такого не повторилось с другими людьми. Быть равнодушным в данном случае просто непозволительно, – констатировала Татьяна Фатеева.

Но обо всем по порядку. В тот злополучный день Анна Григорьевна жаловалась на боли в области шеи и позвоночника и с трудом глотала. К вечеру боли усилились, поэтому дети решили показать маму врачу. Вызвали такси и в сопровождении дочки и двух взрослых внучек повезли в больницу. В половине восьмого вечера они были в приемном отделении.

– Медсестра измерила бабушке давление, оно оказалось высоким, сделала укол и отправила в коридор дожидаться врача, – рассказывает Татьяна Федоровна. – В это же самое время в приемном отделении находился дежурный врач-кардиолог, но он сказал, что это не его компетенция, мол, вызывайте терапевта. Терапевта мы ожидали два часа. Бабушке становилось все хуже, она уже не могла сидеть, началась одышка, мы ее с трудом удерживали. Все это время мы просили дежурную медсестру поторопиться с вызовом врача. Ответ ее был коротким: ожидайте, к вам придут, когда посчитают нужным. Дежурным врачом приемного отделения в этот день был Евгений Лазарев, он находился в соседнем кабинете и смотрел футбол. Показывали «Евро-2012», играли наши. Один раз он выбегал из кабинета. На нашу просьбу осмотреть нашу больную бабушку он не отреагировал, небрежно бросив, что это не к нему, дескать, ожидайте.

– Один-один, – радостно крикнул он медсестре и убежал смотреть продолжение матча.

Все наши попытки найти других врачей, чтобы они оказали первую помощь и определили состояние здоровья нашей бабушки, не принесли никаких результатов. Медсестра приемного отделения Елисеева кидала косые взгляды и явно была недовольна нашей настойчивостью, а санитарка вообще хамила нам и нервничала от того, что мы ходили по вымытому влажному полу. Честно говоря, чувствовали мы себя там как изгои. Но нам нужно было спасать бабушку. И только к 23.00 пришел врач, тот же кардиолог, который изначально отказал нам в помощи. Он сказал сделать кардиограмму и опять куда-то ушел. Положить бабушку на кушетку мы не могли, так как ей было трудно дышать, а сделать кардиограмму сидя медсестра категорически отказывалась. Чуть позже она таки ее сделала в сидячем положении бабушки, но времени было потеряно много. И только к 24.00 нашу измученную бабушку определили в стационарное отделение кардиологии. Идти самостоятельно она уже не могла, но в приемном покое нам даже каталку не предложили, мы буквально на руках занесли ее на 4-й этаж больницы – в кардиологию. В отделении нам сразу начали оказывать медицинскую помощь: поставили капельницу, сделали укол. Бабушке стало немного легче, и она уснула.

Врач спал, как младенец. Только пьяный

Как рассказала Татьяна Федоровна, на следующий день врачи пытались поставить диагноз их бабушке. Сделали томограмму, но сильных отклонений не определили. Тогда начали подозревать, что у нее проблемы по части травматологии.

– На инвалидной коляске, так как она уже не могла самостоятельно сидеть, мы вынуждены были везти ее в соседнее здание на рентген. Там ее осмотрел травматолог, однако ничего существенного определить не смог, предположив, что это может быть защемление нерва, и снова мы ее привезли в кардиологию. К 15.00 бабушке стало еще хуже, начались приступы, ее всю коробило, смотреть на это было очень тяжело. Мы снова пытались вызвать травматолога, но врачей в отделении не оказалось. Когда мы пришли туда, дежурная медсестра сказала, что все на концерте, мол, вы что не знаете, что у нас профессиональный праздник – День медработника. Нам ничего не оставалось, как терпеливо ждать врача-травматолога Александра Плиса, хотя каждая минута ожидания казалась вечностью. Он пришел и пообещал подойти в кардиологию. В палату к бабушке он зашел уже в 18.30 и явно был в нетрезвом состоянии, посмотрел на лежащую бабушку и ушел, ничего вразумительного так и не сказав нам. Чуть позже дежурный врач кардиологии сама попыталась его вызвать: она звонила в отделение четыре раза, но он все равно не приходил. Чтобы ускорить, мы снова побежали в травматологию, чтобы поговорить с врачом, что нам дальше делать, ведь бабушке становилось все хуже, и к тому же врач должен был закрепить фиксатор на бабушкиной шее, это были рекомендации кардиолога. Каково же было наше удивление и возмущение, когда, придя в отделение, мы увидели врача, спящим в своем кабинете. От него исходил запах стойкого перегара. Как ни пытались, но разбудить его мы не смогли. Тогда мы настояли, чтобы вызвали врача из отделения реанимации. Врач – молодой парнишка, прибыл быстро. Осмотрев бабушку, он забрал ее в отделение. К утру 16 июня наша бабушка умерла…

Разбор «полетов» в кабинете главврача

Чтобы выяснить ситуацию, корреспондент «РП» отправился в Жовтневую больницу. Надо отдать должное главному врачу Юрию Богатому: журналисту не пришлось ходить по отделениям, всех участников того дежурства он собрал в своем рабочем кабинете. Так сказать, на разбор «полетов». Здесь же присутствовала и начмед учреждения Елена Терентьева.

Но разговора начистоту не получилось. Медики пытались оправдать свои действия: мол, так получилось, и нет их вины в смерти Анны Григорьевны Олейник. Медсестра приемного отделения категорически не соглашалась с тем, что больная просидела в коридоре больше трех часов. Мол, в ее журнале стоит совсем другое время.

А дежурный врач приемного покоя Евгений Лазарев даже пытался изобразить обиженный вид, дескать, вы, журналисты, утрируете ситуацию.

– Есть больные, особенно если это связано с давлением, которых мы сразу не кладем в стационар, а наблюдаем за ними в приемном покое определенное время. Как в данном случае. И это нормально.

Чуть скромнее вел себя провинившийся врач-травматолог Александр Плис. На вопрос журналиста, почему на дежурстве спал непробудным сном, Александр Сергеевич сначала открещивался, мол, не было такого, но затем таки сказал правду – «устал очень». А для полного отдыха, видимо, принял пять капель успокоительного зелья. Или, может, больше…

Разбор «полетов» состоялся уже после ухода журналиста. Каждый из провинившихся медиков получил свое: кто выговор, кто переведен на другую должность, а кто-то вынужен был написать заявление об уходе из больницы.

Чуть позже в этом же кабинете состоялась встреча с тремя внучками покойной: медики сидели с опущенными головами. Главный врач Юрий Богатый извинился за халатность своих подчиненных. Комментарии здесь, как говорится, излишни.

Послесловие

Хоронили Анну Григорьевну в воскресенье 17 июня. Медики в этот день отмечали свой профессиональный праздник. Несмотря на зной, на похоронах было около трехсот человек. Гроб был просто завален живыми цветами.

Что и говорить, Анна Григорьевна достойно прошла свой жизненный путь – у нее было много друзей, ее уважали за мудрость и доброту. Всю жизнь она проработала в школе учителем русского языка и литературы. И всю жизнь она учила своих учеников сеять доброе, вечное, прививала им доброту, милосердие. Учила их никогда не оставаться равнодушными к чужой беде. А умерла от преступного равнодушия и халатности тех, кто обязан был, в первую очередь, уберечь ее от смерти. Прости их, Анна Григорьевна…

Татьяна ФАБРИКОВА

Комментарий:

Юрий Дьячук, заместитель начальника областного управления охраны здоровья:

– Для изучения изложенных родственниками покойной А.Г. Олейник фактов была создана комиссия, в которую вошли врачи этой больницы. Она изучила имеющиеся медицинские документы и пришла к выводу, что факты ненадлежащего отношения к выполнению своих обязанностей со стороны медперсонала Жовтневой больницы действительно имели место. Виновники наказаны. Приказами главного врача больницы за упущения в работе дежурный врач приемного отделения Е. Лазарев получил выговор и переведен на должность участкового врача-терапевта с испытательным сроком. Получили выговоры также врач-травматолог А. Плис, медсестра приемного отделения А. Елисеева, санитарка Л. Бакун и медсестра травматологического отделения О. Жайворонок.
Управление приносит извинения за непрофессиональные действия медработников Жовтневой райбольницы и соболезнует по поводу смерти Анны Григорьевны Олейник.

Комментарии:

  1. Виталий Шляпников:

    За такое отношение к больным должен быть наказан и главврач, который, как видно из публикации, недостаточно контролирует работу подчиненных.

Сообщение:

*

НОВОСТИ