Шанс на возрождение

Николаев с момента своего рождения был городом корабелов. Да, в его истории случались периоды, когда судостроение приходило в упадок, как, например, после поражения в Крымской войне или в период войны гражданской. Но спустя какое-то время судостроение в городе неизменно возрождалось. Кажется, по-другому и быть не могло, ведь Николаев изначально строился как город-верфь, его промышленная инфраструктура была «заточена» под судостроение.

К моменту развала Союза здесь действовали три огромных верфи со вспомогательными производствами, заводы судового машиностроения, отраслевые научно-исследовательские институты и конструкторские бюро, была отлажена система подготовки научных, инженерно-технических и рабочих кадров. На нас приходилась четверть судостроительного потенциала СССР. И эта масса предприятий и организаций содержала огромную социальную сферу – жилые микрорайоны и объекты социально-культурного назначения. Но, к сожалению, за последние двадцать с лишним лет все пришло в упадок – и сами предприятия, и социальная сфера, которую они давно «навесили» на плечи местных властей.

Когда Украина стала независимой, корабелы питали большие надежды. Еще бы, ведь такая мощная, наукоемкая и высокотехнологичная отрасль, которая, словно гигантский локомотив, способна тянуть за собой всю национальную экономику, не могла оставаться без внимания государства. Верфи рассчитывали масштабные отечественные и иностранные заказы. Трудовые коллективы судостроительных предприятий, в свою очередь, надеялись, что их ждет стабильная работа и высокая зарплата.

Тем больнее оказалась для них реальность. Разрыв налаженных экономических связей внутри СССР нанес первый удар по судостроению. Следующим ударом стало сворачивание оборонного госзаказа. А ведь именно военные заказы, щедро оплачиваемые из казны, составляли около 65% объемов продукции николаевских корабелов. Лишенные госзаказа, предприятия попытались закрепиться на международном рынке и, застраховав себя от изменчивой конъюнктуры, бросились заключать долгосрочные контракты на строительство судов. Но, как оказалось, опасность подстерегала их внутри страны. Гиперинфляция, неконтролируемый рост цен на энергоносители, металл и комплектующие, принудительная продажа валютной выручки по заниженной цене и необходимость покупать ее по ценам рыночным, драконовские налоги, не учитывающие специфику отрасли, чудовищные проценты по банковским кредитам и вымывание оборотных средств подталкивали украинское судостроение к краху. Заводы медленно приходили в упадок: сворачивалось производство, нарастали долги, месяцами не платились зарплаты, терялись кадры, высококвалифицированные работники становились челноками или искали работу на зарубежных верфях, где их ценили на порядок выше. При этом государство, не оказывая поддержки убыточным предприятиям, с помощью фискальных органов выжимало из них все соки. Но это, наоборот, привело к тому, что верфи перестали быть градообразующими предприятиями. Словом, хотели как лучше, а вот получилось…

К концу девяностых государственные мужи осознали, что судостроительная отрасль катится к пропасти, и очень скоро Украина может её полностью потерять. С подачи ряда николаевских народных депутатов и губернатора, которым тогда, как и сегодня, был Николай Круглов, государство приняло закон о господдержке судостроения, а затем ввело специальную экономическую зону «Николаев».

Судостроители вздохнули с облегчением. Теперь они могли зарабатывать деньги и без оборонных заказов, ориентируясь, прежде всего, на иностранных потребителей своей продукции. Объемы производства в отрасли стали расти год от года. Верфи с квалифицированной и недорогой рабочей силой оказались настолько привлекательными, что к нам впервые пришел серьезный зарубежный инвестор – голландская компания «Дамен», купившая завод «Океан».

В 2005 году премьер Юлия Тимошенко и идеолог либеральной экономики вице-премьер Виктор Пинзеник добились, чтобы Верховная Рада упразднила режим функционирования СЭЗ «Николаев» и заморозила господдержку судостроения. И вновь все полетело в тартарары: объемы роста производства стали снижаться, а с началом мирового финансово-экономического кризиса 2008 года судостроение и вовсе ушло в глубокие минусы. Как только зарубежные инвесторы увидели, что Юлия Тимошенко отменила льготный режим, они сразу же ушли с «Океана», а новый собственник ЧСЗ так и не смог возродить это предприятие – крупнейшую верфь Украины. Фактически судостроение было отброшено лет на десять назад. Огромные территории заводов, где замерла жизнь и развелись бродячие собаки, стали больше интересовать бизнесменов как огромные вместилища металлолома и причальные стенки для перевалки портовых грузов. А квалифицированные специалисты вынуждены были податься в страны Прибалтики и Евросоюза. Счет таких работников шел не на десятки, а на тысячи – тех, кто уехал за рубеж, оставив здесь свои семьи.

Свою «лепту» внес и местный менеджмент. Недавно губернатор Николай Круглов, комментируя ситуацию на «Океане», прямо заявил: «Эти «специалисты», по сути дела, «расструктуризовали» «Океан», посоздавали маленькие фирмы, которые возглавляли их люди. Через эти фирмы шли заказы, на этих фирмах происходила отмывка! Пофамильно могу назвать учредителей – это депутаты от «Фронта змін», включая Романчука, Мерикова и так далее!».

Когда завод переживал тяжелейшие времена, накопил огромные долги, его директор Н. Романчук насчитал себе зарплату в размере 150 тыс. грн. – об этом также поведал губернатор, уже после того, как долг перед рабочими с боем выплатили, а долг перед экс-директором Н. Романчуком так и остался «висеть» на предприятии. Возможно, самому оппозиционеру была выгода такая ситуация – через зарплатные долги настроить людей против новой власти, так сказать, переложить вину. Неудивительно, что когда долги перед заводчанами погасили, даже сами рабочие не скрывали своего нежелания расплачиваться с бывшим начальством, заявляя, что лучше бы эти 3,4 млн. грн. пустили на развитие завода.

Действительно, большие надежды николаевские судостроители возлагали на приход в 2010 году нынешней власти. И нельзя сказать, будто она не понимала проблем судостроения. Но инерционный механизм государственной машины не позволил решать их так быстро, как нам этого хотелось бы здесь, в Николаеве.

И вот прошло два с лишним года. Что мы имеем?

Прежде всего, отметим, что судостроительные заводы и без оглядки на государство стараются выживать как могут. На ЧСЗ недавно спущен четвертый по счету корпус контейнеровоза, построенного по голландскому заказу, а «Океан» старается наращивать объемы производства за счет судоремонта (хотя, конечно, негоже заводу с огромным сухим доком выживать латанием пароходов). А вот ситуация с заводом им. 61 коммунара – патовая. Он стоит с 2009 года, и накопленный за это время долг по зарплате составляет около 30 млн. грн.

Серьезные усилия для спасения отрасли предпринимает Верховная Рада. Так, депутат Владимир Наконечный (фракция Партии регионов) внес на рассмотрение законопроект об эксперименте в судостроении, разработанный непосредственно при участии губернатора Николая Круглова. 6 сентября Верховная Рада Украины поддержала инициативу депутата, приняв Закон «Про проведение экономического эксперимента по государственной поддержке судостроительной промышленности». Этот документ предусматривает проведение эксперимента по поддержке судостроения и предлагает для этого конкретные меры: предоставление госгарантий по иностранным кредитам и заказам, удешевление кредитов, налоговые льготы, снижение отчислений на фонд зарплаты при сохранении пенсионного стажа работников, отмену таможенных сборов с импорта, необходимого в постройке судов, списание пени и штрафов за просроченные долги перед бюджетом и целевыми фондами. А еще – увеличение государственного заказа.

Закон обещает стать таким же локомотивом развития судостроения, каким в свое время был предложенный Н. Кругловым закон «О специальной экономической зоне Николаев». Тогда, в начале 2000-х, введение СЭЗ вдохнуло жизнь в николаевское судостроение. Именно поэтому законопроект В. Наконечного поддержан профсоюзами судостроителей, профильным парламентским комитетом, рядом политиков, отраслевыми федерациями работодателей и много кем еще.

Казалось бы, принятие такого закона пагубно скажется на госбюджете. Но обоснованны ли опасения? В Украине уже есть опыт проведения эксперимента в горно-металлургическом комплексе, основными элементами которого явились как раз списание налоговой задолженности, льготные налоговые ставки и беспроцентные налоговые кредиты. Тогда за один лишь год участники эксперимента сразу в 1,9 раза увеличили экспорт, дав более одной пятой суммарного экспорта Украины. А в целом объем производства в отрасли возрос на 53,6%! При таком сумасшедшем росте госбюджет заработал в два раза больше того, что потерял на утвержденных законом льготах. По завершении эксперимента горно-металлургический комплекс сохранил завоеванные позиции ведущего украинского экспортера.

Так чем хуже судостроение?

Отдельно нужно рассматривать ситуацию на заводе им. 61 коммунара. Это государственное предприятие по сути банкрот. И для того чтобы вытащить его из пропасти, одного закона об эксперименте в судостроении будет мало. Да какой там эксперимент, если завод проще ликвидировать, имущество пустить на продажу, а землю на берегах Ингула прямо в центре города – под элитную застройку! Возможно, и это выход. Но не лучше ли сохранить завод или хотя бы его основную часть – верфь?

По мнению губернатора Н. Круглова, решить проблемы завода им. 61 коммунара можно, если реструктуризировать предприятие и реализовать не задействованное в основном производстве имущество и целые объекты «незавершенки» – недостроенный завод стеновых материалов и место под горизонтальный стапель на правом берегу. В общем, все то, что никогда не работало, но в случае продажи и вложения инвестиций однозначно смогло бы заработать. Правда, политики-коммунисты по этому поводу высказывают скепсис. Но если на месте долгостроев появится новый завод стеновых материалов или современная частная верфь, загруженная заказами, то от этого город только выиграет.

Если реструктуризацию предприятия провести вдумчиво и эффективно, а вырученные средства направить на погашение долгов по зарплате и восстановление основного производства, у завода появится шанс. На уровне государства необходимо принять решения по другим застарелым проблемам предприятия: корпусу недостроенного греческого рефрижератора, занимающего главный стапель, по ракетному крейсеру, больше двух десятилетий томящемуся у достроечной набережной. Кроме того, в рамках концерна «Укроборонпром» рассматривается идея создать на базе Николаевского бронетанкового завода и завода им. 61 коммунара предприятие по выпуску колесной бронетехники.

Но и это не все. По предложению народного депутата Владислава Забарского (фракция Партии регионов) Верховная Рада приняла в первом чтении законопроект по задолженности предприятий оборонно-промышленного комплекса. Он предусматривает, что на определенных условиях им будут списаны долги за газ, электро- и теплоэнергию, воду, а также долги перед Пенсионным и другими государственными фондами. Также, согласно законопроекту, часть сумм от продажи недвижимого имущества предприятий будет направлена на развитие и модернизацию производства.

Мировая потребность в торговом, рыболовном и военном флотах сегодня высока. И на каждом из этих рынков николаевцы могут занять свой сегмент.

Все перечисленные изменения в результате принятия нужных законов могут быть реализованы только в условиях стабильной ситуации в стране. Иначе может выйти, как в 2005 году, когда СЭЗ «Николаев» похоронила пришедшая власть – сегодняшняя оппозиция, мало что понимавшая в судостроении. Тогда росчерком пера были перечеркнуты тысячи человеческих судеб. Зато сегодня, если обеспечить стабильность, эти законы будут эффективно работать.

Станислав КОЗЛОВ

Сообщение:

*

НОВОСТИ