Бомж поневоле

Дорого поплатился за свою доверчивость 60-летний Павел Войхевич, временно оформив на свою знакомую Веру Бязыреву купленный им в пригородном селе дом. «Новая хозяйка» не только нарушила устную договоренность о переоформлении домовладения, но с «легкой руки» районной прокуратуры умудрилась сфальсифицировать против него уголовное дело, которое преследовало пожилого человека почти 5 лет, пока шли суды за спорный дом.И что характерно, уголовное дело закрыли сразу же после вынесения Верховным Судом Украины решения в пользу Веры Бязыревой.

Доверяй, но проверяй!

Скажем прямо: не сложилась у Павла Петровича судьба так, как он хотел. В прошлом отличный спортсмен, профессиональный фотограф, хороший семьянин, казалось бы, что еще надо для счастья. Однако жизнь, как говорится, дала трещину. Семья распалась, когда жена уехала на заработки в Италию, там и осталась, а двое оставшихся с отцом сыновей так и не оправдали надежды. Несколько лет назад мужчина потерял младшего сына: парень трагически погиб…

Получив причитающуюся долю от продажи родительского дома, Войхевич решил приобрести небольшой домик за городом, оставив свое городское жилье старшему сыну. К тому же, подрабатывая во время уборочной в селе Лиманы, он присмотрел недорогой сельский домик, даже задаток дал хозяевам в 200 евро. Когда пришли к нотариусу оформлять договор купли-продажи, выяснилось, что для покупки дома необходимо согласие жены Павла Петровича, которая на то время находилась в Италии. Чтобы не упустить приглянувшийся ему домик, к тому же на тот момент цены на жилье стремительно ползли вверх, Павел Войхевич решается оформить его на свою приятельницу, с которой он когда-то вместе работал, – Веру Бязыреву. При этом устно оговаривают, что при оформлении развода с женой он переоформит дом на себя. На этом и остановились.

Вера Ильинична имела квартиру в Корабельном районе и жила там со взрослой дочерью. Продавцам Андрощукам, в принципе, было все равно, на кого покупатель оформит купленный у них дом, главное, что Павел рассчитался с ними суммой, которую оговаривали ранее, – семь тысяч гривен. Сделка состоялась 28 октября 2004 года. Деньги Андрощукам за покупку дома в присутствии нотариуса передавал непосредственно Павел Войхевич, а его «подставное лицо» – Вера Бязырева – лишь присутствовала при этой процедуре. Для формальностей.

Было – ваше, стало – наше

Сразу же после покупки домовладения Павел Петрович отправился в село, где бывшие хозяева вручили ему ключи от дома по улице Лиманской, 14 и уехали восвояси. Несмотря на то, что купленный дом с виду был небольшим, старинной глинобитной постройки, однако в придачу к нему шел хороший кусок земли общей площадью 35 соток. Так что развернуться здесь было где. Войхевич сразу же занялся ремонтом дома, благоустройством. Однако на зарплату директора детско-юношеской школы олимпийского резерва, где работал Павел Петрович на тот момент, хорошего ремонта не сделаешь. Пришлось брать тренерские подработки: все-таки весомая добавка к основной зарплате. Все средства вкладывались в благоустройство дома.

Время шло. Жена из Италии возвращаться не собиралась, поэтому развода не давали. Вера жила в своей городской квартире, иногда по выходным она приезжала в село. Оно и не удивительно, ведь дом был куплен на нее. Вера Бязырева оформила домовладение, как полагается, в БТИ, прописалась в доме. А в мае 2007 года, втайне от Павла Петровича, приватизировала земельный участок. На себя. Чуть позже в суде она будет утверждать, что, якобы, Павел «склонял ее к сожительству», хотя сам он это утверждение категорически отрицает.

Когда, наконец-то, был получен официальный развод с супругой, Павел Петрович обратился к Вере Ильиничне, чтобы переоформить на него дом, как ранее договаривались. Женщина отказалась. А чтобы убедительнее было, что дом принадлежит ей, она перебралась туда жить, оставив городскую квартиру дочери с ребенком. Войхевич подал исковое заявление в суд, чтобы отсудить купленный им дом, аргументируя свидетельствованием бывших хозяев и нотариуса.

– Когда суд приступил к рассмотрению моего дела, – рассказывает Павел Петрович, – Вера всячески стала провоцировать меня. 29 июля 2007 года, когда я работал на огороде – ремонтировал забор, она подбежала сзади и чуть не ударила по голове тяжелым буром, я вовремя увернулся. Затем она схватила валявшийся рядом старый грязный ботинок и со всей силой швырнула в меня, попав в затылочную часть, отчего у меня сразу же закружилась голова, и я упал. Придя в себя, я немного отлежался и уехал в город к своей сестре Валентине и сразу же пошел в больницу: очень болела голова. На этом Вера не останавливалась: в квартире сестры, где я временно поселился, стали раздаваться ночные звонки с рабочего телефона Веры с угрозами в наш адрес.

Лучшая защита – нападение

Судмедэкспертиза констатировала у Павла Войхевича обширные ссадины в области лица и туловища. Эти повреждения, как пишет врач-специалист судебной медицины С. Павлов, могли образоваться от действия тупых предметов, по механизму удара и скольжения, возможно, при обстоятельствах, указанных Войхевичем. По степени тяжести эти телесные повреждения, заключил эксперт, относятся к категории легких телесных повреждений. Чуть позже у Войхевича начнет прогрессировать потеря зрения, и медики поставят ему первую группу инвалидности. Мужчина практически ослепнет.

Чтобы вернуть купленное домовладение, Павел Войхевич подает иск о признании сделки купли-продажи фиктивной. Как гром среди ясного неба стало для него сообщение судьи Жовтневого районного суда Локтионовой на одном из судебных заседаний о существовании постановления районного прокурора Дмитрия Стойкова о возбуждении против него уголовного дела по факту избиения… Веры Бязыревой. Заметьте, это был октябрь 2007 года. Как оказалось, «новая хозяйка» написала заявление, что, якобы, днем 30 июля 2007 года в ее доме в селе Лиманы Павел жестоко избил ее. К заявлению была приложена справка судмедэксперта, датированная 2 октября 2007 года, о нанесении ей телесных повреждений средней тяжести.

Как же так, недоумевал Павел Петрович, «я же после того «нападения» 29 июля в селе ни разу не появлялся?». И почему экспертиза проведена спустя 64 дня (!?) после указываемого Верой Бязыревой несуществующего события? Стал разбираться. И выяснилось, что она согласно справке, полученной по запросу в НГЗ, где она работала диспетчером, в период с 30 июля 2007 года исправно ходила на работу, не пропустив ни одного дня. К тому же, как сообщило ее руководство, она была депремирована за частые ночные звонки в рабочее время на телефон сестры Павла. И что самое характерное, Бязырева указывает в заявлении в прокуратуру, что якобы была избита Войхевичем 30 июля. На самом же деле в этот день она присутствовала на рабочем месте, и, стало быть, никак не могла участвовать в «потасовке».

Однако районная прокуратура поверила ей тогда, так сказать, на слово, даже не удосужившись проверить указанные факты. Злые языки болтают, что именно в Жовтневой районной прокуратуре при бывшем прокуроре Дмитрии Стойкове и консультировали тогда Бязыреву, дескать, «по закону», чтоб комар носа не подточил. Но рано или поздно обман выходит наружу. Так и в деле «уголовника» Войхевича стали появляться огрехи: то экспертиза не совпадает с датами, то заявление в милицию, написанное Бязыревой задним числом, оказалось в милиции вовсе не зарегистрированным.

Судмедэксперт ошибся?

Надо отдать должное районной милиции, которая, проведя следственные действия, отказывала в возбуждении уголовного дела. А прокурор Стойков снова и снова его возбуждал, безапелляционно основываясь лишь на показаниях гражданки Бязыревой. И круг замыкался. В итоге полуслепой Войхевич, не имея денег на адвоката, в судах различных инстанций доказывал притворность купли спорного дома, а Бязырева на всех судебных заседаниях размахивала, как красным флагом, «липовым» уголовным делом против Войхевича. И, надо признать, это помогло убедить судей поверить ей. Так, Жовтневый районный суд принимает решение в пользу Бязыревой, областной апелляционный суд отменяет это решение и принимает новое, которым признает сделку купли дома незаконной, а его владельцем считает Войхевича, Верховный Суд Украины поддержал «пострадавшую» Веру Бязыреву. Благодаря открытому уголовному производству.

После судов уголовное дело закрыли, как пишут, из-за отсутствия состава преступления. И что самое примечательное, из отказного постановления следует, что практически за четыре года было произведено несколько судмедэкспертиз. Отдельные из них были выданы без медицинского освидетельствования Бязыревой, а лишь с ее слов. Чуть позже, по настойчивому требованию Войхевича, экспертизы были проведены повторно и они показали, что телесных повреждений, о которых говорит Бязырева, не было. Это подтвердила и организованная облздравуправлением служебная проверка обстоятельств прохождения лечения Бязыревой. Да и односельчане, проживающие по соседству с Павлом Войхевичем, утверждают, что бывший сосед – очень интеллигентный человек, никогда ни с кем не скандалил, он не то что женщину обидеть, комара не тронет, уж за три года проживания в селе они его хорошо изучили. А сегодня пенсионер остался без жилья: ютится у старшей сестры и ее мужа в однокомнатной квартире.

Учитывая, что уголовное дело рассыпалось, словно карточный домик, Павел Петрович решил подать иск в местный суд о защите чести и достоинства. Однако и здесь ему отказали: судья Жовтневого районного суда Сергей Глубоченко не нашел обстоятельств, доказывающих исковые требования Павла Войхевича. Павел Петрович подал апелляцию и надеется, что коллеги областного суда таки поправят юного служителя Фемиды.

Вместо эпилога

Несмотря на то, что уголовное дело было шито белыми нитками, тем не менее ПЯТЬ лет жизни Павла Петровича оно забрало. Его здоровье очень пошатнулось: мужчина стал похож на седовласого старца, а ему только 60. Те, кто знал его когда-то, просто не могли в нем узнать Пашку Войхевича, когда-то веселого и жизнерадостного человека. Резко упало зрение: ему пришлось несколько раз лечиться в офтальмологической больнице. Он стал инвалидом, врачи рекомендуют вести спокойный образ жизни, не нервничать. Однако не получается. И дело тут уже не в украденном обманным путем сельском домике, а намного серьезнее: почему прокуратура – государственный орган, который должен обеспечивать надзор за соблюдением законов в интересах прав и свобод человека, в данном случае встала на сторону правонарушителя?

Сегодня в Жовтневом районе уже не работает прокурором Дмитрий Стойков. И слава Богу! Однако обидно, что он ушел безнаказанным. А наказали, по сути, немощного инвалида.

Татьяна ФАБРИКОВА

Сообщение:

*

НОВОСТИ