Равнодушие или гражданская позиция?

Совсем недавно Украина отметила День независимости. Одни воспринимают его как повод для восхищения, другие – для возмущения. Меня 24 августа заставило содрогнуться.

И вот почему.

В подъезде, где я живу, есть «нехорошая» квартира, совсем, как у Михаила Булгакова. Раньше там жили старики. После смерти её престарелого хозяина появился какой-то родственник, как говорили, вышедший из мест лишения свободы. Он начал регулярно колотить старушку. Та кричала, звала на помощь и, чтобы привлечь внимание окружающих, била оконные стекла. Соседи терпели-терпели и, наконец, вызвали милицию.

Участковый пришел, когда уже всё стихло. Напрасно он звонил и стучал в дверь, бродил под окнами квартиры. Старушка, слава Богу, нашлась. Оказалось, она спряталась у знакомых. И вскоре решила сдать квартиру. Так в нынешнем году у нас появились новые соседи – семейная пара с трехлетним Артемкой.

Детей во дворе немного и мой маленький сын с удовольствием бы подружился с ним. Но мальчик на улице практически не появлялся. По словам соседей, лишь иногда он выбегал из дома и начинал кричать. Тут же за ним выскакивала мама и заводила назад.

Где-то к началу лета Артемка, перепачканный вроде бы клубникой, забежал в магазин на первом этаже. Он плакал и шарахался от людей, выкрикивал матерные слова – и это в три года! Охранник не нашел ничего лучшего, как выставить его за дверь. Тут уж возмутились женщины-покупательницы: «Куда ты его гонишь, он же один, куда он пойдет, а вдруг попадет под машину?». Женщины сошлись на том, что нужно вызвать милицию.

Тут прибежала мать мальчика и объяснила, что пришла домой после работы, уснула, а он сбежал. И не клубникой он перепачкан, а кровью. Мол, неудачно упал, расшибся. Ну, нашлась мать, зачем нам милиция, решили люди. И разошлись.

Что-то нехорошее витало вокруг этой квартиры. Было странно, что мальчик не ходит в сад и его почти не видно во дворе, не выходит из дому отчим. Лишь молодая мама иногда появлялась в подъезде и тут же исчезала в квартире.

Страшная правда раскрылась 24 августа. В этот день мама – дитя Независимости, родившаяся как раз в 1991 году, вызвала врачей скорой помощи к своему уже мертвому сыну. Она пыталась рассказать, что мальчик утонул во время купания. Но куда там! Он был весь в ушибах, ссадинах и ожогах. И умер он от жестоких побоев. А отчим, которого мамаша обвинила в смерти ребенка, подался в бега.

Тут взвился весь двор. Наслушались мы разговоров о том, какая у ребенка никчемная мать, какой нелюдь отчим, куда смотрела милиция, куда смотрели власти? Пошли слухи один другого страшнее: и о том, будто отчим насиловал ребенка, и о том, будто вырвал ему язык плоскогубцами.

Правдивы ли кровавые подробности – установит следствие. Мне же подумалось другое. Ведь это мы все виноваты в том, что жизнь мальчика оказалась такой короткой и жуткой!

Все, кто жил рядом с ним, – невольные соучастники преступления. Мы видели странное поведение членов семьи, но предпочитали этого не замечать. Наверняка кто-то слышал крики истязаемого ребенка, но отказывался придавать этому значение. Зачем лезть в чужую жизнь, дело семейное – сами со своим пацаном разберутся.

Вот они и разобрались…

Если бы мы не были равнодушными, не отдали тогда в супермаркете окровавленного ребенка матери, а дождались милиции, если бы обратились к участковому, в органы опеки, комиссию по делам несовершеннолетних…

Но кому это надо, ведь это не наши проблемы, не так ли?

Главное для нас – избежать лишних хлопот. Взять тех же охранников. Сколько было случаев, когда в кафе и ночных клубах вместо того, чтобы вызвать милицию, они просто выставляли дерущихся за дверь заведения, и это заканчивалось убийствами. А сколько раз мы, брезгливо поморщившись, проходили мимо лежащих на улице людей: «Фи, надо же так напиться». А оказалось, что человек упал из-за сердечного приступа, инфаркта, инсульта, не получил вовремя медицинской помощи и умер. Даже если он пьяный, он что – не человек, проще переступить и пойти дальше?

Мы поражаемся немцам, которые при малейшем подозрении готовы заявить на друзей, родственников и соседей в полицию. Мы осуждаем стукачество, нас приучила к тому наша печальная история. Но сравните их уровень преступности и наш. Конечно, дело не только в проявлении бдительности и профилактике преступлений. Но ведь и в этом тоже!

Многие из нас потрясающе равнодушны. Нам жалко кошечек и собачек, но не жалко людей. Нам все равно, когда стремительно спивается друг, идет по кривой криминальной дорожке бывший одноклассник, нищенствует сосед, не может найти денег на лечение знакомый. Мы проходим мимо жестокости, хамства, лжи, вопиющей несправедливости. А потом удивляемся: почему так плохо живем, почему у нас жестокое и равнодушное общество, ругаем отвратительную власть и беспомощную, никчемную оппозицию, не верим никому и ни во что, не верим даже самим себе.

Мы и есть причина происходящего, мы сами создали себе такую жизнь. Мы не имеем твердой гражданской позиции, наша хата с краю. Мы миримся с правонарушениями, коррупцией и некомпетентностью, предпочитая плыть в общем потоке. Мы не принимаем осознанного участия в жизни общества, не сознаем своего долга перед близкими, соседями, городом, страной, считаем, что все это – высокопарная фигня, а жить нужно сегодняшним днем, выживать любыми способами. Мы боремся за существование, как дикие животные, пожирая друг друга.

Я чувствую на себе часть вины за гибель маленького Артемки. Мы промолчали. Сколько еще детей и взрослых должно погибнуть, чтобы все поняли: равнодушие – самый страшный из человеческих пороков?!

Станислав Козлов, «Вечерний Николаев»

Сообщение:

*

НОВОСТИ