Автограф на стенах Рейхстага

Новости, Общество

  27 Мар , 2014

Пришла красавица-весна. Под теплыми лучами щедрого солнышка оживает природа. И в людском мире жизнь бьет ключом. Ведь это очередная мирная весна…

С момента окончания самой кровопролитной войны в истории человечества минуло почти 69 лет. Уже давно заросли травой фронтовые дороги, и выросло не одно мирное поколение. Но эхо той войны до сих пор слышится в памяти старшего поколения, того, которое перенесло все тяготы и ужасы военного времени. Вот и я до конца дней своих не забуду события, оставившие в моей душе неизгладимый след.

В 65-ти километрах от Берлина нам пришлось преодолевать водное препятствие – реку Одер. Кроме речки, там имеются значительные высоты, которые также были большим препятствием для продвижения наших войск. От Одера до высот простирается низменная долина шириной 3,5 километра.

Реку мы форсировали сходу. Немцы заняли оборону на высотах. Наши войска оказались в очень невыгодном положении: противник со своих позиций просматривал всю нашу оборону и тылы.

Гвардейцы генерала Василия Ивановича Чуйкова предприняли до дерзости героический бросок и заняли первую гряду этих высот, чем лишили противника преимущества в обороне.

Два месяца в этих местах велись ожесточенные бои. Немцы пытались ликвидировать наш плацдарм на западном берегу Одера. Ведь этот плацдарм был большой угрозой для них: здесь наращивались наши силы дальнейшего наступления. Фашисты шли в одну атаку за другой, но наши подразделения успешно отражали их. Одновременно с обороной командование Красной Армии готовило войска к генеральному наступлению.

Это наступление началось 16 апреля 1945 года. Двадцать две тысячи стволов наших орудий обрушили огонь на позиции гитлеровцев. А когда ночью пошли в атаку наши танки и пехота, поле боя залилось светом наших сверхмощных прожекторов. Эта военная новинка оказала настолько деморализующее воздействие на противника, что, как рассказывали пленные немцы, в их рядах началась сильная паника.

К Берлину мы подошли достаточно быстро. К своей столице фашисты стянули миллионную армию своих отборных частей. Шестнадцать с половиной суток в Берлине велись жестокие уличные бои. День и ночь – беспрерывные атаки. Стоило нашим подразделениям ненадолго ослабить хватку, как немцы предпринимали бешеные контратаки.

Берлин – это очень большой город. Не всем наступающим частям пришлось протаптывать дорожку к Рейхстагу. Наша же бригада была в числе тех, кто пробивался к главному символу нацистской Германии.

1 мая мы подошли к парку, который расположен вблизи Рейхстага. Пока мы вели бой в парке, другие войска штурмом овладели немецким парламентом. Между парком и Рейхстагом протекает водный канал. Мы переправились через канал и оказались на площади. Мне дали задание: поддержать штурмовую группу, которая должна была брать какое-то здание. Я тогда был командиром орудия.

Начало темнеть. К месту назначения мы двинулись с солдатом, который должен был нас сопровождать. Проезжа мимо Рейхстага, мы увидели такую картину: один из наших военных (воинского звания в темноте не разглядел), добыв где-то аккордеон, стоя на пороге Рейхстага, сам себе аккомпанировал и пел русскую народную песню. Название ее я не знаю, зато запомнил такие слова:

Ой, да мы, да золоты колечики

Раскатились по лугу.

Ты ушла и твои плечики

Скрылися в ночную мглу.

Представьте, насколько живительным эликсиром стала эта незатейливая песенка для солдата, только что вышедшего из кромешного ада уличного боя!

Но я продолжаю свой рассказ. В тот очередной выезд на прямую наводку нам штурмовать здание не пришлось: второго мая немецкий гарнизон Берлина капитулировал.

Я с Федором (моим наводчиком) зашел в Рейхстаг. Стены этого здания были настолько исписаны нашими бойцами, что свободного места для моего послания уже не было. Тогда Федя предложил мне свою помощь: «Становись на мои плечи, старшой, подниму! Выше никто еще не писал». Я четко вывел на стене свою фамилию.

После войны я продолжал служить в группе советских войск в Германии. В 1946 году в нашу часть привезли документальный фильм «Последние дни Берлина». В этой киноленте мы увидели командира своей бригады – полковника Дятленко, а также начальника политотдела подполковника Хильченко.

И даже наш повар Дядюля попал в кадр: около нашей полевой кухни собралось немало гражданского населения Берлина. А он, Дядюля, улыбаясь, угощал берлинцев солдатской кашей.

…Прошли годы. Я работал в селе Зеленый Гай Жовтневого района Николаевской области. Тогда этот населенный пункт относился к Котляревскому сельскому совету.

Зашел я как-то в сельсовет, а мне бухгалтер говорит: «Григорий Никитич, мы видели Ваш автограф на Рейхстаге». Я, шутя: «Кто вас туда пустил?».

Она мне рассказала, что в Николаевском облснабсбыте они, работники Котляревского сельсовета, побывали в Уголке боевой славы. Там были размещены фотографии участников войны из числа работников снабсбыта и плакат – фото из Рейхстага, на котором была и моя подпись. «Вы так четко написали свою фамилию, – сказала мне бухгалтер, – что мы по почерку сразу определили, что это Ваш автограф».

Так дошла память моих молодых дней до Николаева.

С каждым поколением уходит навсегда неповторимая жизнь. И с каждым новым поколением рождается новая уникальная жизнь.

Сделать доброе дело для всех людей – тут многое надо. А нагадить в истории, внедрять свои идеи кулаками может самая паршивая кошка.

Хочется, чтобы новое поколение наших людей не превратилось в блудного сына, который, промотав отцовское добро на стороне, возвращается в отчий дом с пустыми руками.

Григорий СИДЕНКО,
участник боевых действий,
инвалид войны первой группы,
офицер в отставке

г. Николаев

Сообщение:

*

НОВОСТИ