Домовладение раздора

На протяжении четырнадцати лет пенсионер из областного центра Николай Иванов и его родственники не могут разделить спорное домовладение, которое досталось им в наследство, а также определить порядок пользования прилегающим к нему земельным участком. В результате изнурительных судебных тяжб, бесконечных споров по поводу раздела имущества родные люди превратились в кровных врагов, а здоровье Николая Федоровича, кстати, инвалида Великой Отечественной войны, значительно ухудшилось.

На протяжении четырнадцати лет пенсионер из областного центра Николай Иванов и его родственники не могут разделить спорное домовладение, которое досталось им в наследство, а также определить порядок пользования прилегающим к нему земельным участком. В результате изнурительных судебных тяжб, бесконечных споров по поводу раздела имущества родные люди превратились в кровных врагов, а здоровье Николая Федоровича, кстати, инвалида Великой Отечественной войны, значительно ухудшилось.

Незаконное решение суда

Еще в 1996 году сестра Н.Ф. Иванова Александра Едакова обратилась в Заводской районный суд г. Николаева с иском о разделе домостроения, расположенного по адресу: ул. Гражданская, 107, и определении порядка пользования прилегающим к нему земельным участком. Истица указала, что она и четыре ответчика (три ее брата и дочь А. Запорощенко) являются собственниками жилого дома, рассчитанного на двух хозяев, и совместными пользователями земельного участка площадью 741 кв.м. Суд определил, что для А. Едаковой и трех ее братьев идеальные доли (части в совместной долевой собственности, без воплощения в конкретные помещения и квадратные метры. – Прим. авт.) составляют по 5/24, а для дочери – 1/6 часть спорного домовладения. В 2000 году после смерти одного из собственников дома Петра Иванова, брата Николая Федоровича, правопреемниками стали его дети.

Прошло еще два года, и Николаевский областной суд выступил с протестом против решения, принятого районным судом, ссылаясь на невозможность его реального исполнения. В постановлении значится, что во время проведения специалистом БТИ В.Г. Наконечной технической экспертизы совладельцам домостроения было предложено четыре варианта его раздела и определен порядок пользования земельным участком. Заводской райсуд избрал последний из них.

Но «поскольку судебное решение не содержало не только доводов, по которым суд отклонил остальные варианты раздела, но и доводов, с учетом которых суд избрал именно этот вариант, оно не может считаться законным», определил президиум областного суда. Избранный местным судом вариант раздела имущества предполагал перепланировку жилых помещений, однако в решении не было указано, за чей счет она должна осуществляться. Кроме того, суд не востребовал у исполнительного комитета Николаевского горсовета разрешения на переоборудование жилого дома, без которого оно будет незаконным. Таким образом, получилось, что фактически решение суда есть, но исполнить его невозможно. Материалы по делу снова были направлены в Заводской районный суд.

Судебный орган изменил идеальные доли каждого из собственников частного строения, обозначив их в сотых частях. Так, в результате Николай Федорович получил 21/100 его части и 177 кв. м земельного участка в личное пользование, его брат Евгений – 14/100 и 112 кв. м земли, сестра Александра Едакова – 12/100 и 114 кв. м земельного участка, ее дочь А. Запорощенко – 29/100 (вместо 1/6 части) и 155 кв. м земли, правопреемникам умершего брата досталось по 23/100 части и 183 кв. м земельного участка.

«Это просто насмешка над инвалидом!»

Не согласившись с решением местного суда, считая, что оно нарушает его права на владение имуществом, Николай Федорович обратился с жалобой в Николаевский апелляционный суд. После проведения повторной строительно-технической экспертизы коллегия судей, изучив материалы дела, приняла решение частично удовлетворить судебный иск. Она постановила разделить спорное домовладение и определить порядок пользования земельным участком по второму варианту технической экспертизы, разработанному БТИ, который исключает необходимость переоборудования жилого дома.

В результате Н.Ф. Иванову было выделено уже 20/100 частей домовладения и 159 кв. м земли (причем на пяти отдельных участках!). Вместе с тем у пенсионера отобрали сарай, которым он пользовался всю жизнь и в котором хранил уголь, дрова, токарный станок, различные инструменты и садовый инвентарь. По словам Николая Федоровича, его сестра и брат, которым, согласно судебному решению, отдали сарай, не приобщили к материалам дела письменное требование о передаче в их пользование хозпостройки. Взамен ветерану досталась лишь 2 кв. м другого сарая, в котором могут разместиться разве что грабли да лопаты. «Это просто насмешка над инвалидом, имеющим заслуги перед Украиной!», – сетует Н. Иванов.

При этом суд согласился, что избранный им вариант раздела имущества подразумевает отступление от идеальной доли Николая Иванова на 200 грн., однако,по мнению судебного органа, оно является незначительным и не ущемляет права Николая Федоровича.

Стоит отметить, что судебное слушание по этому делу состоялось без Николая Иванова, поскольку в этот день он находился на лечении в госпитале инвалидов войны. «02.03.04 я получил сообщение о том, что 9 марта апелляционный суд будет рассматривать дело о разделе домостроения и определении права пользования земельным участком, – рассказывает пенсионер. – Я своевременно сообщил суду о том, что нахожусь на лечении в госпитале. Но, несмотря на это, в мое отсутствие судьи провели заседание и вынесли судебное решение, хотя я являюсь истцом по данному делу».

Также, по словам Николая Федоровича, в решении апелляционного суда не была указана стоимость 1 кв. м жилых и хозяйственных помещений, земельного участка, не определено, кому принадлежит сад.

Изменились и доли остальных наследников. Брат и сестра Н.Ф. Иванова получили по 12/100 части домовладения и 937 кв. м земли. Троим правопреемникам – детям умершего брата Петра – суд выделил 23/100 части дома и 175 кв. м земли. Однако наибольшая доля имущества досталась А. Запорощенко – племяннице Николая Федоровича. Апелляционный суд постановил выделить в ее собственность 33/100 части домовладения и 170 кв. м земли. Учитывая, что суд первой инстанции присудил ей лишь 1/6 часть стоимостью 5465 грн., решением апелляционного суда А. Запорощенко получила вдвое больше.

Также в решении вышестоящего суда сообщалось о том, что Заводской райсуд трижды назначал проведение строительно-технической экспертизы, но все они были выполнены с нарушением действующего законодательства: «Заключение первой экспертизы выполнено небрежно и носит противоречивый характер, а проведение последующих экспертиз не в полной мере отвечает требованиям соответствующего Закона Украины».

Раздел произведён?

После этого Николай Федорович Иванов несколько раз обращался в Верховный суд Украины, однако там инвалиду отказывали в пересмотре дела и оставили решение Апелляционного суда Николаевской области без изменений.

В октябре 2006 года, согласно ответу первого заместителя прокурора Николаевской области Сергея Полищука, государственный исполнитель ГИС в Заводском районе г. Николаева осуществил раздел домовладения и определил порядок пользования земельным участком так, как постановил апелляционный суд. При этом, по словам Николая Федоровича, исполнительный лист, согласно которому должен был действовать госисполнитель, ему не предъявили. Позже пенсионеру все-таки удалось получить этот документ, но выдан он был почему-то на решение Заводского райсуда от 2002 года, которое уже было отменено апелляционным судом.

Однако, как утверждает Н.Ф. Иванов, в действительности все осталось без изменений. И по сей день вопрос с разделом семейного имущества до конца не решен. Когда пенсионер захотел зарегистрировать выделенный ему судом земельный участок площадью 159 кв. м, госрегистратор сообщила, что решением суда не определяется право собственности на этот земельный участок, а лишь предоставляется в пользование. «Таким образом, заявленное право собственности на земельный участок не соответствует решению Апелляционного суда Николаевской области от 09.03.04», – отмечается в ответе государственного регистратора прав на недвижимое имущество.

89-летний Николай Федорович боится, что может не успеть завершить начатое дело, и тогда этизаботы лягут на плечи его детей. Но разве он, инвалид Великой Отечественной войны, который преданно служил своей Родине, заслужил на такое небрежное отношение к себе? Почему этот человек на старости лет, будучи практически слепым, вынужден долгие годы обивать пороги различных инстанций, по несколько раз обращаться в суд, чтобы получить имущество, доставшееся ему в наследство? А может, принятие решения по его делу намеренно затягивалось в расчете на то, что у инвалида не хватит сил и стремления добиться справедливости? К сожалению, на эти вопросы пока нет ответов.

Анна НИКУЛИНА

Сообщение:

*

НОВОСТИ