И снова Врадиевка…

Врадиевка, нашумевшая своими громкими прошлогодними событиями, вновь стала привлекать журналистов новыми фактами. На сей раз в центре внимания – социальные вопросы. Жительница поселка Надежда Петровна Продан обратилась к нам в редакцию за помощью.Она рассказала, как много лет подряд ведет борьбу с равнодушием чиновников местного управления социальной защиты населения. Сначала, как утверждает женщина, она отвоевывала право на уход за сестрами-инвалидами первой группы, сегодня борется против незаконного ее увольнения, как сотрудника территориального центра отделения социального обслуживания на дому. Что же происходит на самом деле? В этой истории разбирался корреспондент «РП».

Этот затянувшийся многолетний конфликт – классический по законам жанра. Тут есть две стороны и, понятно, что у каждой – своя правда. Единственное, что отличает его от других, – это то, что в его разбирательство вовлечены практически все структуры: от местных органов самоуправления и до вышестоящих государственных. Но обо всем по порядку.

Надежда Петровна Продан – из многодетной семьи. Ее родители, жители села Острогорское Новопавловского сельского совета, родили и воспитали шестерых детей. Но двоим из них была уготовлена в этом мире тяжкая участь – одна из девочек родилась с диагнозом ДЦП, у другой – развилась тяжелая степень полиомиелита. Пока были живы родители, сестрами-инвалидами опекались мать и отец самостоятельно. Но когда их не стало, бремя забот на свои плечи взвалила их старшая сестра Надежда. Это случилось в 1993 году. Сорокалетней Надежде Петровне необходимо было оставить работу и ухаживать за сестрами.

– Больше было некому ими заняться, – вспоминает женщина. – Родители умерли. В сельсовете они никому не нужны были. Практически, сестры были брошены на произвол судьбы, без всяких средств на содержание.

Вот тогда впервые и обратилась Надежда Петровна к социальным работникам. На то время во Врадиевке этими вопросами занималась Валентина Ивановна Высоцкая. Сейчас она уже как год не руководит управлением социальной защиты. В надежде на то, что будет услышана, женщина рассказала о своей беде. Но вместо помощи получила жестокий ответ, мол, «наплодили инвалидов, а теперь пытаетесь перебросить свои проблемы на наши плечи».

Со слезами на глазах она ушла, так и ничего не решив ни для себя, ни для своих сестер.

Десять лет наедине с собственной бедой

Оставшись наедине с собственной бедой, без работы, без финансирования и поддержки, Надежда Петровна решила не опускать рук, а искать выход из создавшейся ситуации. Ведь, помимо сестер-инвалидов, у нее и своя семья – двое сыновей и муж. Тогда женщина стала интересоваться законами, постановлениями Минсоцполитики относительно инвалидов, даже выписала газету «Труд и зарплата». Собственно, оттуда она и узнала, что такие семьи, где есть инвалиды, к тому же с психическими расстройствами, имеют право на обслуживание соцработниками. И стала она требовать своего законного права. Десять лет подряд, как утверждает женщина, она стучалась в кабинеты чиновников Врадиевщины, просила и умоляла о помощи. Но они оставались безучастными к ее просьбам.

Спустя годы она все-таки была услышана, но не местными чиновниками, а областными, которые вместе с тогдашним губернатором Алексеем Гаркушей приехали на прием во Врадиевку.

Словом, женщину трудоустроили на ставку работником в отделение социальной помощи на дому (приказ № 225-а от 25.21.2003). Когда в 2009 году умерла одна из сестер, ее перевели на полставки. Потом, в 2010-м, она стала сотрудницей новообразованного Врадиевского территориального центра с отделением социальной помощи на дому. Она работала, ухаживала за сестрой, получала законные деньги. И все бы вроде ничего, но в 2012 году выходят дополнения к Закону Украины «О психиатрической помощи», которые статьей 5, пунктом 3 гласят о повышении компенсационных выплат по уходу за инвалидами, имеющими психиатрические отклонения.

Собственно, эта компенсация была и раньше, но копеечная. Сейчас же она выросла до 1200 грн. Вот тут и получилась загвоздка, которая послужила причиной нынешнего конфликта семьи Продан с работниками соцуправления. Как утверждает Надежда Петровна, ей стали предъявлять претензии, что, мол, ее семья не имеет права одновременно получать компенсационную выплату и зарплату соцработника (на то время, согласно дополнениям к Закону «О психиатрической помощи», по уходу за Анной Приступ оформился муж Надежды Продан, как лицо, проживающее на одной территории с инвалидом). В связи с этим Надежде Петровне настоятельно стали рекомендовать написать заявление на увольнение с работы. А сестру ее, Анну Петровну Приступ, сняли с обслуживания на дому, мотивируя тем, что она получает от государства сразу два денежных пособия.

Надежда Петровна считает действия своего руководства неправомерными и предвзятыми – вот и стучится во все двери, чтобы найти законное объяснение всей этой ситуации.

А еще она добавляет, что понимает, почему так происходит. Слишком много она знает о «грехах» работников соцзащиты, вот и травят ее, делая все, чтобы она замолчала.

– Но ведь уже не то время, – говорит она, – люди поменялись и молчать не будут.

«У нас все в рамках закона»

Именно такую фразу произнесли во время моей встречи во Врадиевском управлении социальной защиты. Там соглашаются, что конфликт действительно существует, но не в таком масштабе, как его преподносит Надежда Продан.

– Неужели мы похожи на таких монстров? – спрашивает начальник управления Людмила Васильевна Писаренко. – Все время, пока я в начальниках, а это уже год, мне приходится заниматься делом Надежды Петровны. Можно много говорить об этих отношениях, потому что они разные, но мы никогда не переступали черту закона. И все наши действия соответствуют требованиям законодательных актов. К тому же двери моего кабинета всегда открыты для решения всех волнующих граждан вопросов.

Работники территориального центра, где работает Надежда Петровна, и, в частности, заведующая отделением по уходу на дому Сокур, утверждают, что никто не заставляет Надежду Петровну увольняться с работы. Более того, все эти годы шли ей навстречу, то приплачивая надбавку, то премию, а сейчас, когда снята с обслуживания на дому Анна Приступ, ей было предложено взять на попечение других граждан, требующих ухода. Но Надежда Петровна категорически отказывается, как, собственно, категорически не соглашается с решением лишить ее сестру ухода на дому соцработником.

– Все дело в том, – объясняют в территориальном центре, – что семья, которая ухаживает за инвалидом Анной Приступ, получает от государства сразу два денежных пособия – это зарплата соцработника Надежды Продан и компенсационная выплата, которую получает теперь муж Надежды Петровны, как проживающий на одной территории с инвалидом. А это противоречит законодательству, потому что компенсационная выплата считается пособием по уходу за инвалидом. А два пособия в одни руки – это уже нарушение.

– Понимая, что конфликт усугубляется, – продолжает разговор начальник управления соцзащиты Людмила Писаренко, – мы обратились за разъяснением в Министерство социальной политики. Оттуда нам пришло письмо-разъяснение, где четко обозначено, что «граждане, за которыми ухаживают физические лица, получающие за это компенсацию либо денежную помощь, не могут получать социальные услуги в структурных подразделениях территориальных центров социального обслуживания».

Вот, собственно, этим разъяснением и руководствуются в управлении соцзащиты, пытаясь доказать, что их действия правомерны. К тому же сейчас, как утверждают в местном управлении соцзащиты, дело Надежды Продан рассматривается на областном уровне. Более того, начальник областного департамента Ольга Сивопляс лично в телефонном режиме общалась с Надеждой Петровной и пыталась объяснить ей законность действий местных работников.

Но этот ответ не удовлетворил Надежду Продан, поэтому она продолжает стучаться в разные инстанции, в том числе прокуратуру, Министерство социальной политики и т.д.

На чьей стороне правда?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы обратились к независимому юристу. Ситуацию комментирует Дмитрий Трифонов, юрист ЧП «Юр-Форт» г. Первомайска.

– Следуя букве закона, скажу следующее, – уточняет Дмитрий Викторович, – что оплата труда и компенсация, или адресная помощь, – две разные вещи. Кроме того, в данной ситуации их получают разные люди. Зарплату соцработника, регламентируемую Указом Министерств труда, социальной политики, охраны здоровья Украины № 308/519 от 05.10.2005 (с изменениями и дополнениями, зарегистрированными в Минюсте Украины 17 октября 2005 года № 1209/11489), получает Надежда Продан как работник терцентра, а компенсационную выплату, предназначенную инвалиду, признанному медкомиссией недееспособным, получает лицо, проживающее с ним на одной территории. И об этом четко прописано в законе «О психиатрической помощи». То есть здесь разные круги правоотношений, которые регулируются разными законодательными актами. И компенсационная выплата, адресованная инвалиду, никоим образом не пересекается с заработной платой соцработника.

К тому же в данном случае есть коллизия закона, которая трактуется в пользу физического лица. А разъяснения, которыми руководствуются в управлении соцзащиты, не могут быть нормативными документами, так как их нет в реестре Министерства юстиции, потому они носят лишь рекомендательный характер. Вот, собственно, и вся суть данного конфликта. Уволить же с должности Надежду Продан никто не имеет права, поскольку она принята на работу в соответствии с имеющимся договором. Конечно, если есть нарушения трудового договора, тогда в территориальном центре могут рассматривать вопрос об увольнении работника. А вообще, я бы рекомендовал усовершенствовать договора, где бы четко фиксировался круг обязанностей работника.

Послесловие

Как видим, суждения – неоднозначны. И у пожилой женщины, ухаживающей за инвалидом, похоже, есть шансы добиться справедливости. Данную публикацию редакция «РП» высылает в Министерство социальной политики Украины для ознакомления и соответствующего реагирования. Поэтому точку во всей этой истории пока не ставим…

Наталия Клименко

Сообщение:

*

НОВОСТИ