В плену домашних стен

Четверо детей Виталия Анатольевича и Валентины Николаевны Кащенко из Николаеване ходят ни в школу, ни в детский сад, проводя все время в единственной крохотной комнатке общежития, площадь которой около 12 квадратных метров. Отец и мать всячески ограждают ребят от внешнего мира, который они считают недобрым и враждебным к себе, и стремятся сами заменить им абсолютно все, что несет современное общество. Причиной того, что семья практически полностью замкнулась в четырех стенах, возможно, является православная вера родителей, граничащая с фанатизмом, а может быть, это – результат психического заболевания, от которого они страдают.

Отбирание «со взломом»

Работникам службы по делам детей Центрального района г. Николаева, видавшим разные семьи и обстоятельства, пожалуй, нечасто приходилось отбирать детей из семьи с таким боем, преодолевая ожесточенное (иначе не скажешь) сопротивление родителей. Долгое время Кащенкам удавалось жить тихо, почти незаметно. Тревожный сигнал впервые поступил в службу по делам детей в конце 2012 года: учителя местной школы забеспокоились оттого, что дети соответствующего возраста в школе ни разу не появлялись. Больше года работники службы по делам детей вели наблюдение за семьей, в которой ни один ребенок не ходит в детское или учебное заведение, приходили, стучали в дверь, просили объясниться. Но Виталий и Валентина Кащенко не шли на контакт, а когда вопрос начали рассматривать в суде, попросту не являлись на заседания.

– Родители ведут затворнический образ жизни, почти никуда не выходят, – рассказывает начальник службы по делам несовершеннолетних Центральной администрации г. Николаева Наталья Бакалова. – Выходил за продуктами только папа. Даже соседи их практически не знают. Оба родителя состоят на учете по психическому заболеванию. Отец имеет инвалидность. Никто из детей не ходит в школу. Правда, отец говорил, что старшая девочка посещала школу, но мы выяснили, что она один день была в СШ № 51. Из-за какого-то конфликта с учителями Кащенко перестали водить дочь в школу. Как будто бы из-за того, что отец увидел, как возле школы курят подростки. Когда мы везли детей в центр, они рассказали о том, кем хотят быть: девочки – монахинями, а мальчик – батюшкой.

Домашние стены и исключительно родительское воспитание без всякого общения со сверстниками – это далеко не все, что нужно ребенку, считает и Юлия Батовская, заведующая сектором защиты прав, свобод и законных интересов детей службы по делам детей Центральной администрации.

– У нас есть закон об обязательном полном среднем образовании, который предусматривает лишение родительских прав за уклонение от обучения детей. Я уже не говорю о том, что сейчас выявляются и нарушения в состоянии здоровья детей. Дело в том, что с папой очень сложно установить контакт. Из разговора с детьми удалось лишь понять, что иногда девочек выводят в церковь. Мальчик вообще нигде не был. Все они сидят в однокомнатной квартире. В их квартире навалено множество вещей и создается впечатление, что семья готовится к апокалипсису.

Изучая долгое время жизнь семьи, работники службы в конце концов расценили ситуацию, как нахождение детей в неблагоприятных и даже опасных для их развития условиях, и решили выполнять решение суда незамедлительно.

– Для того, чтобы попасть в комнату общежития, где живет семья из шести человек, нам понадобилась помощь слесаря, – рассказывают сотрудники криминальной милиции по делам детей Центрального района. – Родители, которые вместе с детьми находились внутри, на просьбу впустить не открывали дверь. Решение суда об изъятии из семьи детей им зачитал представитель исполнительной службы.

Война – всему миру!

Сейчас супруги Кащенко жалуются на то, что в их квартире буквально взламывали замок, а детям, которых «уводили силой», нанесли тяжелую моральную травму. Психолог центра социально-психологической реабилитации детей Светлана Станиславовна Гринкив как раз дежурила в тот день, когда привезли детей Кащенко: 6-летнего Колю, 10-летнюю Таню, 13-летнюю Аню и 15-летнюю Ксению.

– Дети получили большой стресс, а потому реагировали немного агрессивно, – вспоминает Светлана Станиславовна. – Это и понятно, ведь они очень сильно эмоционально связаны с родителями: за счет того, что они постоянно находились вместе, в одном тесном помещении. Их основная проблема на сегодняшний день – социальная дезадаптация. Они не умеют общаться с другими детьми, хотя и не конфликтуют с ними. Они не видят необходимости налаживать какие-либо социальные связии враждебно настроены ко всем посторонним. Они никому не доверяют и ждут постоянной угрозы. Дома им просто не объяснили, что это совсем не так. Сейчас всем четверым детям нужно научиться доверять людям, ведь им раньше или позднее обязательно придется жить и общаться в социуме. Иначе никак нельзя. Нужно научиться доверять людям, пробовать знакомиться, раскрываться перед ними. Нужно как-то начать взаимодействовать с другими людьми за пределами своей семьи, убедиться в том, что люди могут им помогать, и они им нужны: для общения и для собственного развития.

Не обошлось без конфликта и в центре реабилитации. Виталий Анатольевич пришел проведать детей уже на следующий день и с первой минуты громко возмущался запретами на частые свидания и домашнюю еду, переодеванием детей в «приютские одежки», решетками на окнах.

– В каждой семье есть свои правила, – говорит директор Николаевского центра социально-психологической реабилитации детей Светлана Клюйко. – Есть правила и в нашем центре.

О правилах в своей семье Виталий Анатольевич Кащенко предпочитает не распространяться. А о том, почему дочь не посещает школу, говорит так: «Перестала ходить, потому что у меня ухудшилось состояние здоровья. Я чаще стал ложиться в больницу. И сама она тоже болеет. Мы учили детей на дому. Читать-писать они умеют. Вот Ксения ходила в школу, но она даже не знает, в какую. Там детей ничему не учат».

Это убеждение отца в бесполезности школьных знаний и общения с окружающим миром разделяют и Валентина Николаевна, и дети. Свою позицию супруги Кащенко отстаивают просто яростно. Через верующих людей в Одессе они нашли в Николаеве представителя общественной организации «Родительский комитет Николаевщины», и ее руководитель Антон Половенко охотно встал на защиту супругов Кащенко.

– Почему Виталий Анатольевич против школы? Я расспросил его об этом. Оказывается, его на обучение детей на дому благословил отец Иона, который ныне почил. Очевидно, в силу того, что Виталий Кащенко не совсем здоровый человек, он понял это так, что домашнее обучение может заменить школу, – рассказывает Антон Половенко. – Однако мне довелось быть свидетелем розговора Виталия Кащенко с настоятелем церкви на Фалеевской отцом Михаилом, с которым мы случайно встретились. Батюшка тогда сильно его ругал: «Я же тебе говорил, что дети должны учиться!». Сейчас я его убедил, и Виталий Анатольевич вроде бы согласен отдать детей в школу.

Дети должны учиться

Между тем, вернуть детей супруги Кащенко могут теперь только через суд, ведь решение суда об отбирании детей предусматривает, что они будут находиться в центре реабилитации до полного выполнения всех требований к родителям. В центре по закону дети могут проживать до 9 месяцев, и за это время их обследуют медики и подтянут в знаниях учителя.

– Я считаю, что у Виталия Анатольевича и Валентины Николаевны нет оснований для переживаний, – убеждена директор Центра реабилитации детей Светлана Клюйко. – Их не лишили родительских прав, а детей отобрали на год, чтобы родители смогли устранить все те претензии, которые им были высказаны.

Как поясняет Светлана Николаевна, Кащенко могут забрать детей и раньше установленного срока, если они решат вопрос с обучением деток и наведут порядок в квартире.

– В отношении этой семьи никто не пошел на то, чтобы отобрать детей навсегда, им дали шанс урегулировать ситуацию. Здесь, в центре, они находятся на полном государственном обеспечении. Все для них будет бесплатно – питание, одежда, обучение. Хотите в санаторий? Езжайте в любой! Социальный пакет услуг им обеспечен полностью. За это время можно успеть подать документы в суд и забрать деток домой.

По результатам медико-педагогической комиссии, которую сейчас проходят все четверо детей Кащенко, будет определено наиболее подходящее учебное заведение для ребят. Сотрудники центра напоминают лишь о том, что дети обязательно должны учиться вместе. Разделять родных людей нельзя.

Татьяна ФИЛИППОВА

Сообщение:

*

НОВОСТИ