Затянувшееся расследование

Полгода тянется досудебное расследование по зверскому убийству 29-летнего Славы Пономаренко двумя пьяными молодыми парнями – Владимиром Мельником и Александром Бевзом. Судя по развитию событий, заинтересованные прокурорские и милицейские чины в тесной связке с судмедэкспертами усиленно пытаются «замять» это жестокое убийство. Заручившись поддержкой СМИ, матери убитого парня Наталье Пономаренко таки удалось сдвинуть с мертвой точки это уголовное дело. Если раньше «убийцы» проходили в деле как свидетели, то теперь им предъявлены подозрения в убийстве. До вынесения судебного решения мать требовала заключить их под стражу как социально опасных, но следователь Корабельной милиции Владислав Варламов решил, что его подсудимые будут под домашним арестом. Суд удовлетворил эту просьбу.

Напомним, эта трагедия случилась в пасхальную неделю. В тот день, 25 апреля, Слава Пономаренко вместе с другом Андреем Зродниковым «выставляли магарыч» бригаде. Месяц назад они приступили к работе на новом предприятии и по установившейся традиции «обмывали» первую зарплату. Все было скромно – после дневной смены в пятницу зашли в ближайшее кафе, заказали шашлыки и бутылку водки на четверых. Посидели пару часов, пообщались и разошлись. Слава с Андреем поехали рейсовой маршруткой домой, в Корабельный район. Вышли возле супермаркета «Фуршет», купили там тонизирующий напиток и присели на ближайшую скамейку, продолжая общаться. Время приближалось к 12 ночи.

– Когда мы сидели на скамейке, к нам подошел изрядно выпивший парень с девушкой и попросил угостить его двумя сигаретами. Как оказалось позже, просил для друга, который прошел вперед с девушкой метров десять, – рассказывает Андрей Зродников. – Я дал ему две сигареты, но он вместо благодарности заявил: дай, мол, еще. Слава сидел рядом. Мы вполне безобидно пошутили: надо, дескать, иметь свои. Я засмеялся и сразу же получил увесистым кулаком по голове. От неожиданного удара упал на спину.

Андрей вспоминает, как друг попытался его защитить – словами, культурно. Но у хулигана уже чесались руки, он яростно набросился с кулаками и на Славу.

– Потом подбежал его товарищ и тоже стал драться с нами, – продолжил Андрей. – Я отлучился на несколько минут в соседний магазин, чтобы взять там пиво и из бутылки сделать «розочку» для отпугивания наглецов, но когда вернулся, их уже не было, а Слава лежал на земле неподвижно: кровь текла изо рта и из ушей…

Приехавшая вскоре «скорая» констатировала смерть. Затем приехала милиция.

Телефонное право – превыше закона

Как рассказали другие свидетели, которые видели драку и вызывали «скорую помощь», двое ребят били одного, «его друг куда-то убежал». Несмотря на то, что Слава уже лежал на земле, они продолжали его яростно пинать ногами. Свидетели отчетливо слышали истерический крик девушки одного из парней: «Вова, хватит!». Но озверевший Вова, надо полагать, не унимался. Когда Слава уже не подавал признаков жизни, «каратели» успокоились и ретировались куда-то вглубь пятиэтажек. Через пару часов милиция выяснит их личности: 22-летние жители Корабельного района Александр Бевз и Владимир Мельник – известные драчуны этого микрорайона. Они якобы накануне кого-то тоже дерзко избили, но, к счастью, человек остался жив. В милиции этот факт даже не был зафиксирован…

Уже в райотделе дерзкие мальчики сознались и в том, что избивали Андрея и Славу, и в том, что в тот вечер распили две бутылки коньяка. Это зафиксировано в свидетельских показаниях, но блюстители порядка почему-то не сочли нужным признать их подозреваемыми в смерти убитого парня. Возможно, приехавшие в ту ночь в Корабельную милицию их родители сумели убедить следователя в благих намерениях их повзрослевших детей? Ведь недаром же, как заметили Славины друзья, присутствовавшие в ту роковую ночь возле райотдела, мама одного из них названивала по мобильному телефону и просила помочь. Судя по дальнейшему развитию событий, на том конце провода был очень влиятельный человек. Спустя некоторое время взволнованной мамаше милиционер сообщил: «Да не волнуйтесь вы так, к вечеру вашего Сашеньку отпустят!». И действительно, к 17 часам парней отпустили, опросив как свидетелей.

Сидите дома, мальчики, и ждите суда!

– Заметьте, сына убили в первом часу ночи, но нам милиция почему-то об этом не сообщила, хотя у сына с собой был мобильный телефон и паспорт, – говорит мама убитого парня Наталья Пономаренко. – Уже утром, около 8 часов, мне позвонил один из Славиных друзей и сказал, чтобы я ехала в Корабельный райотдел милиции, мол, Слава попал в драку и там все расскажут. Когда мы с мужем подъехали к райотделу, то увидели там Славиных друзей. Они-то мне и рассказали о ночной трагедии и что Славы уже нет в живых. Не помня себя, я зашла в кабинет к начальнику следственного отдела Ковалю и спросила, что случилось с моим сыном, где он сейчас и почему мне не сообщили о его смерти. Меня поразила реакция главного районного следователя, мол, откуда я знаю, что мой сын погиб, и вообще, возмутился он, «что ваш сын делал в 12 ночи на пятачке, я, например, в это время сплю». На мои слова о том, что он взрослый человек, и что с ним был телефон и паспорт, милиционер отчеканил: вещественные доказательства не имеем права использовать. Он также сказал мне, что в результате драки у моего сына было всего лишь два незначительных телесных повреждения, и он умер якобы потому, что его друг убежал и не оказал ему помощь, не повернул его на бок, так что он захлебнулся кровью. А о том, что его избили двое незнакомых парней и эти побои оказались смертельными, ни слова.

– Убийцы в деле изначально проходили в качестве свидетелей, – продолжает Наталья Пономаренко, – и только после моих жалоб и третьей судмедэкспертизы им было предъявлено подозрение в убийстве. И что примечательно: я написала заявление следователю милиции Варламову, чтобы Мельника и Бевза до вынесения решения суда заключили под стражу. Разве можно считать социально не опасными людей, которые преднамеренно ищут кровавые развлечения в общественных местах, беспричинно лезут в драку и избивают до смерти? Но следователь решил иначе. Он направил в суд ходатайство о заключении их под домашний арест, причем только «на ночь» – с 21.00 до 7.00. При этом было указано, что домашние арестанты не должны общаться друг с другом и со своими девушками. Но, как известно, они как жили, так и живут со своими барышнями в гражданском браке и друг с другом продолжают общаться, как ни в чём не бывало. Удивляет абсурдность решения следователя и уж слишком очевидная его лояльность к парням, руки которых в крови.

Врагу не пожелать того, что испытывают родители, похоронив своего ребенка, свою кровиночку. Истерзанные горем и бездушием правоохранителей, они держатся из последних сил, сквозь боль и слезы упрямо пытаясь наказать виновных в смерти их ребенка и, возможно, избежать будущих смертей. Куда только не жаловалась Наталья Александровна: и областным правоохранителям, и столичным, все спускалось на места. Шаблонным текстом сообщалось, что ее жалоба на бездействие районной прокуратуры отправлена для разбирательства в областную прокуратуру. А дальше по тому же шаблону жалобу пересылали для разбирательства… в районную прокуратуру. Вот круг и замыкался, поскольку возникала парадоксальная ситуация – жалоба попадала в руки тем процессуальным прокурорам, на кого мать убитого парня жаловалась.

Ко всему, Наталья Александровна еще борется и с государственными структурами, которые, по ее мнению, совершили подделку документов, повесив на погибшего сына позорное клеймо наркомана. Можно только представить, сколько ей все это стоит нервов и здоровья!

Мертвые сраму не имут

– Когда мы приехали в морг, где находилось тело сына, – вспоминает Наталья Пономаренко, – тонам его показывать отказались: то санитаров нет, то их начальника. Врач-эксперт Гриценко, который вскрывал труп, культурно отказал нам, сообщив, что в данный момент в морге никого нет, и что труп сына нам привезут домой через два дня – в понедельник. Уже тогда мы заподозрили: что-то скрывают. Чуть позже, к вечеру, после моих звонков к влиятельным знакомым, нам таки разрешили взглянуть на тело сына. И тогда мы поняли причину отказа медиков: они пытались загримировать Славино лицо. Ведь по выводам вскрытия, проведенного судмедэкспертом Жовтневой ЦРБ Игорем Гриценко, на трупе обнаружены лишь легкие телесные повреждения в виде ссадин и перелома носа. А умер он, утверждает эксперт, от того, что захлебнулся кровью. Но даже усиленная гримировка не смогла скрыть изуродованного лица и шеи сына, фиолетовый цвет не закрыл грим. Так какие же это «легкие телесные повреждения»?

– Честно признаюсь: поначалу слушала эксперта и даже в чем-то соглашалась, но после того, как он заявил, что у Славы в туфлях якобы нашел «травку», сразу поняла, куда он клонит. Я стала требовать повторной экспертизы, областной, – говорит Наталья Пономаренко.

Добиться этого было нелегко. Процессуальный прокурор Корабельного района Константин Чуйков всячески убеждал Наталью Александровну не делать повторного вскрытия, мол, это лишняя морока, а судмедэксперт Игорь Гриценко, по его мнению, опытнейший профессионал, много лет работает и почти никогда не ошибается в выводах. Для пущей убедительности прокурор подтвердил: он тоже видел труп и на нем были лишь незначительные ссадины, относящиеся к легким телесным повреждениям. Но Наталья Пономаренко настойчиво требовала повторного вскрытия – по закону она имела на это право. Но матери стали препятствовать другим способом.

– В понедельник, на третий день после убийства, нам позвонили из морга и потребовали забрать тело сына, хотя прекрасно знали, что на вторник назначено повторное вскрытие в областном бюро СМЭ. Мы приехали за телом в морг во вторник утром и ужаснулись: всю ночь труп пролежал в коридоре без холода и начал распухать. Лицо сына сильно изменилось. Мы перевезли его в областное судебно-медицинское бюро для проведения повторного вскрытия. Там он и остался до утра в холодильном помещении.

Повторное вскрытие показало, что у Славы, кроме легких телесных повреждений, были обнаружены еще и черепно-мозговая травма, и многочисленные удары по голове тупым предметом (кулаком или обутой ногой). Результаты повторного вскрытия были полной противоположностью первому заключению эксперта. Но, несмотря на то, что там было четко написано, что «между телесными повреждениями участка носа и смертью имеется прямая причинно-следственная связь», следователь Корабельной милиции Владислав Варламов, расследующий это дело, за основу принимает результаты первоначального вскрытия, проведенного экспертом Игорем Гриценко, где указаны легкие телесные повреждения. Лишь спустя два месяца, когда была проведена третья экспертиза, указывающая на то, что смерть наступила в результате побоев, которые относятся к категории тяжких телесных повреждений, парням предъявили подозрение в жестоком убийстве.

Ухватились за дело пятилетней давности

Чтобы разобраться в ситуации с наркотиками, которые, якобы, нашла милиция в туфле уже мертвого Славы, Наталья Пономаренко поехала на прием к главному наркологу области Петру Рымарю. Это он выдал справку для следствия о том, что Слава Пономаренко стоял на учете. Как выяснилось, 5 лет назад, когда Слава работал водителем в одном из банков, его задержали гаишники и направили в наркодиспансер на освидетельствование. И якобы тогда в анализах Славы было обнаружено, что он курил «травку». Слава Пономаренко и «травка» – вещи несовместимые. За ним никогда подобного не наблюдалось, поэтому мать не поверила наркологу.

Ошеломленная новостью, что Слава якобы состоял на учете в наркодиспансере, Наталья Пономаренко обратилась в Корабельный суд за решением пятилетней давности. Там черным по белому было написано, что Слава Пономаренко 27.03.09 в 20.30 управлял автомобилем ВАЗ 2108 в состоянии АЛКОГОЛЬНОГО опьянения, что подтверждается протоколом медицинского осмотра от 27.03.09 № 2615.

Мать вторично обратилась к главному наркологу области, показала решение суда и потребовала пояснений. Но Рымарь стоял на своем: опьянение было наркотическим!

Рымарь утверждает одно, суд – другое. Так кто из них говорит правду? Кто же так заинтересован в том, чтобы повесить на мертвого сына еще и ярлык наркомана? Сделать его отбросом общества и асоциальным типом?

Наталья Пономаренко решила истребовать в Корабельном суде копию медицинского заключения пятилетней давности, на основании которого принималось судебное решение. Этот документ поставил бы все точки над «і». В архиве суда заявление матери приняли и любезно пообещали подготовить документ через три дня.

Но через три дня маму убитого парня ожидал новый сюрприз: копию документа ей не выдали, более того, сообщили, что дело из архива изъято. Причины изъятия неизвестны.

Наталья Пономаренко обращается письменно к председателю суда Владимиру Беспрозванному с вопросом о причине изъятия дела из архива. Из ответа судьи следовало: пять лет назад судья В.Г. Батченко в судебном решении допустил досадную описку. Вместо алкогольного опьянения теперь следует читать – НАРКОТИЧЕСКОЕ.

– Новое судебное решение подписал судья Федорченко, так как Батченко уже не работает в суде, он на пенсии. И когда я спросила судью, на каком основании он это сделал, он мне ответил, что, мол, его попросил председатель суда, – утверждает Наталья Пономаренко.

Журналисту удалось связаться с председателем Корабельного районного суда Владимиром Беспрозванным. На вопрос, почему решение административного суда пятилетней давности пересматривается именно в тот момент, когда к ним обращается Наталья Пономаренко, служитель Фемиды ответил, не колеблясь: мол, имеем на это право, и здесь нет ничего подозрительного.

Есть! И хотя Наталья Пономаренко намерена обжаловать эту странную судебную поправку, думается, ей это будет сделать нелегко. По той причине, что ворон ворону глаз не выклюет. Непросто ей будет доказать и фальсификацию выводов эксперта Жовтневой ЦРБ Игоря Гриценко, хотя об этом четко сказано в письменном ответе теперь уже бывшего шефа областной судмедэкспертизы Сергея Косицкого. А пока что на свое заявление о возбуждении уголовного дела в отношении Гриценко горем убитая мать получила ответ пинкертонов Корабельной милиции: мол, оно будет приобщено к основному уголовному делу по убийству Славы Пономаренко. Хотя, по сути, это совершенно разные уголовные дела и должны они рассматриваться раздельно. Неужели факты откровенной фальсификации документов в нашей стране стали настолько обыденным явлением, что им не будет дана соответствующая правовая оценка?

Послесловие

– После выхода предыдущей публикации, – рассказывает Наталья Пономаренко, – была оперативно проведена третья комплексная судмедэкспертиза, в следственный отдел Корабельной милиции были откомандированы двое следователей областного следственного управления, но потом снова наступило затишье. Убитая горем мать уверена: дело снова затягивается, не все свидетели опрошены.

А на последнем судебном заседании об избрании меры пресечения для Александра Бевза Наталья Александровна была поражена цинизмом парня.

– Наталья Александровна, простите меня, я не думал, что так получится, – процедил сквозь зубы Бевз. Ранее вместе с Мельником они в своем заявлении нагло обвиняли Славу Пономаренко в том, что он якобы их избивал, а они просто оборонялись.

При подготовке этого материала к печати пришлось встречаться со многими людьми. Но никто из них не сказал ничего плохого о погибшем Славе. И не потому, что о мертвых плохо не говорят. Он действительно был хорошим человеком. Он не нанес своим убийцам ни одного удара. Прямым доказательством тому являются кисти его рук: на них не было ни синяка, ни ушиба, ни одной царапинки. Он не дрался. Его били по голове сначала кулаками, а когда упал – ногами. Этот факт – неоспорим.

Пока помалкивает закон, материнское сердце не успокоится. Больно и обидно, что сына уже не вернуть, и только подушка знает, сколько выплакано по ночам материнских слез. И хотя смерть дорогого и любимого человека и вообще человеческая смерть – самое непоправимое, что может быть в нашей жизни, очень важно, чтобы ложь не множилась и не торжествовала. Виновные должны понести заслуженное наказание.

Наталья Пономаренко намерена и дальше бороться за своего сына с ветряными мельницами беззакония, и если понадобится, поедет и к Президенту Украины, и в Генеральную прокуратуру. Недавно она обратилась в общественную организацию «Правый сектор», и там, по всей видимости, уже готовят для отличившихся в этом деле государственных мужей мусорный бак. И не один.

Ведь эта история – типичный срез нашего времени. Выходит, для того, чтобы добиться справедливости и заставить работать правосудие, человеку надо заручиться поддержкой СМИ, общественных организаций и самому иметь не только легкие, но и жабры, истоптав не одну пару обуви в походах по чиновничьим кабинетам.

Редакция намерена и дальше отслеживать ход продвижения этого уголовного дела и информировать наших читателей.

Татьяна ФАБРИКОВА

Сообщение:

*

НОВОСТИ