Спорный дом

Депутаты Прибугского сельского совета, несмотря на протесты прокуратуры Жовтневого района, несколько раз отказывали в приватизации дома жительнице села Татьяне Луценко. Главный мотив руководителей сельсовета таков: жилье это всегда было служебным, оно понадобится для поселения специалистов, а Луценко действует обманным путем, и потому депутаты ни за что не дадут ей согласие на приватизацию. Противостояние дошло до того, что исполнительная служба арестовала счета сельсовета, заблокировав его работу, на что Прибугский сельский голова Владимир Карунский пожаловался в нашу редакцию.

А депутаты – против!

В жилой дом по ул. Стадионной в селе Прибугском Жовтневого района Николаевской области Татьяна Луценко вселилась в мае 2002 года вместе с мужем. Тогда семья заключила договор найма с Николаевским линейным производственным управлением магистральных газопроводов, где работали супруги. В том же году у Луценко родился сын Илья.

Жизнь шла своим чередом, и в 2007 году Татьяна и Сергей Луценко развелись, муж выписался из квартиры и уехал. Их жилой дом из ведомственного жилья газовой службы был передан в коммунальную собственность Прибугского сельского совета и поставлен на баланс местного коммунального предприятия. Это означало, что дом оказался в государственном жилом фонде. Как пояснила секретарь Прибугского сельсовета Галина Боровая, это было упущением местной власти, поскольку сельсовет не смог сразу же правильно переоформить жилье из ведомственного в служебное.

«Мы не знаем досконально законов, а юриста в сельсовете нет, – призналась Галина Боровая. – В доме были зарегистрированы жильцы, и мы приняли жилье на баланс вместе с ними. А нужно было выписать людей и только после этого принимать дом как служебный. Об этом нюансе в сельсовете никто не знал. Прокуратура затем указала нам, что жилье с людьми уже нельзя признать служебным, это противоречит законодательству».

Татьяна Луценко сразу обратилась в сельский совет с просьбой приватизировать жилье. Однако сельские депутаты трижды отказывали ей, мотивируя тем, что некуда селить специалистов, которых и так остро не хватает. В сельской амбулатории и сегодня нет врача, и пожилым людям приходится ездить за консультацией и лечением в областной центр. А предлагать эту ключевую должность в селе можно только с предоставлением жилья, утверждают в сельсовете.

Собственное мнение сельсовета

Тем временем прокуратура Жовтневого района на каждый отказ сельсовета Татьяне Луценко направляет протест. Депутаты вроде бы выполняют распоряжение надзирающей инстанции и отменяют свои же решения, но в следующий раз… снова дают Луценко от ворот поворот.

В июне 2011 года в Жовтневый районный суд поступает иск, в котором заявителями значатся Татьяна Луценко и ее малолетний сын Илья. Суд признает, что мать и сын, безусловно, имеют право на приватизацию дома.

«В соответствии со ст. 3 и ст. 5Закона Украины «О приватизации государственного жилого фонда» каждый гражданин Украины имеет право приватизировать занимаемое им жилье путем бесплатной передачи гражданам квартир (домов), комнат в общежитиях из расчета санитарной нормы 21 кв. м общей площади на съемщика и на каждого члена его семьи, а также дополнительно 10 кв. мна семью, и продажей излишков общей площади квартир (домов)», – было сказано в постановочной части решения суда.

Одновременно Жовтневый районный суд обязал Прибугский сельский совет «принять решение о передаче в совместную частичную собственность Луценко Т.Н. и Луценко И.С. путем проведения приватизации жилого дома № 1а по ул. Стадионной и совершить другие действия, необходимые для оформления их права собственности».

Прибугский сельский совет, конечно же, не согласился с таким вердиктом и подал свои возражения в Одесский апелляционный административный суд. С небольшой поправкой: ввиду «отсутствия у суда необходимых полномочий обязать коллегиальный орган (сельсовет) принять какое-либо решение» – Прибугский сельсовет обязали «повторно рассмотреть» вопрос о приватизации дома Т. Луценко.

Решение суда в Прибугском выполнили «по форме»: рассмотрели на сессии спорный вопрос в очередной раз, но по сути… опять отказали.

За что сельсовет уже дважды оштрафовала исполнительная служба – сначала на 680 грн., а затем в двойном размере – на 1360 грн. Вместо подчинения закону, сельсовет теперь сам обратился в суд и просит отменить штрафы, мотивируя тем, что решение суда ведь выполнили – вопрос рассмотрели повторно! Впрочем, в сельсовете скромно умалчивают о том, что никакого права собственности женщина так и не получила. Тем временем на счета сельсовета уже наложен арест, судебный исполнитель грозит уголовной ответственностью за неисполнение решения суда, а все движения средств остановлены.

«Я вам расскажу, какая она…»

Как видно, в сложившейся конфликтной ситуции пружина закручивается все сильнее, однако сельсовет и местные депутаты упорно не хотят признать того, что сами они откровенно нарушают закон, не выполняя требования прокуратуры и судов. Что дает им такое право? Конечно, аргумент о необходимости жилья для специалистов – очень весомый. С этим нельзя не согласиться. Но ведь и законных прав Татьяны Луценко и ее малолетнего сына тоже никто не отменял. Было очень странно услышать от работников сельсовета вот такой вариант развития ситуции: «Мы ей разрешим приватизировать квартиру, она ее продаст и уедет». И больше того, в сельсовете почему-то предпочитают не вчитываться в законы, а обсуждать «моральный облик» Татьяны Луценко. В частности, ее обвинили в нечестности и сокрытии того факта, что она уже использовала свое право на бесплатную приватизацию жилья. Среди документов, которые Луценко предоставила в сельсовет в июне нынешнего года, уже после апелляционного суда, была справка из отдела по учету, распределению, обмену и приватизации жилой площади Лисичанского городского совета Луганской области. Согласно ей Татьяна Луценко в 1996 году «участвовала в приватизации квартиры в составе семьи родителей». На основании этого в сельсовете сделали вывод о том, что женщина утратила право на бесплатную приватизацию и может только выкупить свой дом.

«Да, я участвовала в приватизации родительского дома, но даже не использовала свой жилищный чек, – прокомментировала эти упреки Татьяна Луценко в разговоре с журналистом. – Приватизировать дом в Прибугском прошу не на себя, а на ребенка, который по закону имеет право на приватизацию. С той минуты, когда он появился на свет, он имеет полное право на жилье, и никто этого права у него отнять не может! Это право есть у каждого гражданина страны. А наш сельсовет против! Причем отказывают не только мне, а многим жителям села. А что касается продажи дома – ведь если любой житель нашего села, у которого есть собственный дом, захочет его продать, он может это сделать. Он ни у кого не спрашивает разрешения! В сельсовете мотивируют тем, что дом достанется мне бесплатно, а я могу его продать, то есть обогатиться. Но разве это можетбыть причиной отказа? Мое право – как распорядиться своей собственностью. Вы обязаны по закону разрешить мне приватизацию – выполняйте, а как я посчитаю нужным сделать, это уже никого не касается, правда? Хотя никуда я уезжать не собираюсь и дом продавать не думаю».

Татьяна Луценко акцентирует внимание на том, что сама она даже не будет участвовать в приватизации, все будет оформлено на Илью. Причем она согласна оплатить излишки жилой площади, как предусмотрено в законе. Иначе – какую перспективу имеет ее сын в получении жилья? Какого и где? В той ситуации, какая сейчас сложилась в стране, наиболее вероятна перспектива у многих людей, и не только живущих в селе, скорее оказаться «безхатченком», чем «разжиться» и «разбогатеть» на «полученном бесплатном» от государства. Речь идет об элементарном праве человека на крышу над головой, без чего он не может нормально существовать.

Суды продолжаются

Доказывая в суде то, что Татьяна Луценко недостойна приватизировать свой дом, сотрудники сельсовета припомнили все: и отсутствие одной из подписей на договоре найма, и ссоры с соседями, и то, что Татьяна взяла из приюта двоих детей, а через месяц вернула их обратно: «Она нанесла им тяжелую моральную травму и отказалась от них». Лично у меня после разговора с Татьяной Луценко сложилось впечатление, что с женщиной просто никто не желает разговаривать по-человечески, выслушивать ее аргументы и понимать ее проблемы.

«Деток я брала, – говорит Татьяна. – Но при чем здесь они? У них оказалось психическое заболевание, и чтобы они не привыкали ко мне, я решила их вернуть. Тем более, что нашелся их родной отец, который доказал свои права и забрал себе. Когда же в сельсовете узнали о детях, меня тут же обвинили: это я делаю ради дома. Но если бы это было так, зачем их отдавать? Наоборот, выгоднее было оставить их у себя, получать хорошие деньги и не обращать внимание на их самочувствие».

Татьяна говорит о том, что желание взять ребенка на воспитание у нее не пропало. И такую возможность она не отбрасывает. Вот только нужна стабильная работа, которой в селе сейчас нет. Поэтому Татьяна с сыном снимают жилье в Николаеве, женщина нашла здесь работу, и, как ни странно, это тоже является поводом для упрека ей со стороны работников сельсовета.

«Сама Луценко утратила право на приватизацию, – не устает повторять секретарь Прибугского сельского совета Галина Боровая. – По закону человек имеет право один раз на бесплатную приватизацию. Если мы ей это позволим, нас сразу будут обвинять в коррупции, нас потянут в суд, потому что мы превысим свои полномочия. Мы не имеем права давать ей разрешение во второй раз».

А как же тогда решения судов и требования прокуратуры? Где же тогда законность? И каким словом назвать отношение к Татьяне Луценко в сельсовете?

В настоящее время сельсовет оспаривает в Жовтневом районном суде штрафы, присужденные за невыполнение… решений того же Жовтневого районного и Одесского апелляционного судов. А затем, возможно, будут нанимать юриста, чтобы составить кассацию в Высший административный суд Украины и продолжать тяжбы дальше. Бороться с Татьяной Луценко, отстаивающей право на жилье для своего сына. А быть может, сельсовету пора остановиться и посмотреть на свои действия со стороны?

Татьяна ФИЛИППОВА

Сообщение:

*

НОВОСТИ