Их испортил квартирный вопрос…

Несколько видоизмененные слова классика, вынесенные в заголовок, остаются весьма актуальными и в наши дни. В погоне за золотым тельцом, ослепленные блеском злата, некоторые наши сограждане порой забывают и об элементарной совести, и о морали…

Шок для пенсионерки

71-летняя жительница Николаева Любовь Петровна Белохатюк в начале апреля этого года была буквально шокирована, получив по почте исполнительный лист. Прочитав его, пенсионерка поняла: на основании решения Центрального районного суда г. Николаева (судья Галина Подзигун) ей самой и ее сыну Константину Нерову предписывается оставить занимаемое жилое помещение и… выселиться на улицу. По-простому говоря, стать бомжами – лицами без определенного места жительства.

Несложно понять смятение тщедушной, как божий одуванчик, старушки: фактически судья Г. Подзигун постановила выселить пенсионерку и ее сына из родного дома, в котором они прожили всю свою жизнь! Но возмутило пожилую женщину и ее родственников не только это, но и то, что свое решение судья вынесла заочно – о судебном процессе относительно их выселения из отчего дома они узнали уже пост-фактум, после того, как судьбоносное для них решение вынесла судья Подзигун. Ведь ни повесток в суд, ни других оповещений о судебном процессе они попросту не получали.

А вскоре к несчастным пришли представители Государственной исполнительной службы и вручили требование: убирайтесь, мол, из дома подобру-поздорову, а иначе – будете вышвырнуты на улицу принудительно, как собаки.

Естественно, отойдя от шока, Любовь Белохатюк и ее сын обратились с заявлением в Центральный суд г. Николаева, потребовав аннулировать заочное решение, поскольку они не были оповещены о судебной тяжбе и, соответственно, не могли предоставить аргументы в свою защиту. Их законное требование было удовлетворено, но рассматривать повторно дело поручили… все тому же судье, Галине Подзигун. Которая, кстати, занимает должность заместителя председателя Центрального районного суда.

Нарушители правил «соціалістичного співжиття» 

Наверное, читатель уже задался логичным вопросом: а кто же в судебном порядке пытался лишить крыши над головой 71-летнюю старушку и ее сына? Признаться, лично я был ошарашен, когда узнал: инициатором столь жестокого в отношении беззащитной пенсионерки судебного процесса была ее родная племянница Татьяна Овсиенко.

Татьяна Овсиенко.
 

Во время подготовки этого материала выяснилось, что прибегнуть к столь радикальным по отношению к близким родственникам действиям Татьяну Зиновьевну подвигнул отнюдь не острый для нее жилищный вопрос: сама Т. Овсиенко вот уже много лет проживает со своей семьей в своем собственном отдельном доме в Николаеве. В исковом заявлении истец, требуя выселить Л. Белохатюк и К. Нерова из дома по улице Конопатной, 68, собственницей которого она (Т. Овсиенко) является, также указала: якобы ответчики, цитирую языком оригинала, «систематично порушують правила соціалістичного співжиття, що робить неможливим для інших проживання з ними в одному будинку».

К судебному процессу были привлечены и третьи лица – соседи А. Бохонко и А. Масляная, которые, проживая в одном домовладении с Л. Белохатюк и ее сыном, поддержали исковое заявление. В судебном заседании А. Бохонко и А. Масляная заявили, что «ответчики практически каждый день, пребывая в состоянии алкогольного опьянения, провоцируют ссоры с соседями, нецензурно высказываются, унижают и оскорбляют их, в связи с чем они вынуждены постоянно чувствовать страх за жизнь и здоровье». В подтверждение своих слов «униженные и оскорбленные» указали, что они неоднократно обращались в органы внутренних дел по поводу противоправных действий соседей. А один раз милицией было даже открыто криминальное производство в отношении К. Нерова.

Со своей стороны, Л. Белохатюк и К. Неров признали, что факт неприязненных отношений между ними и соседями имеет место быть. И действительно, имел место конфликт между К. Неровым и О. Кашпур, матерью Г. Масляной. Мужчина утверждает, что Кашпур ударила его кастрюлей по голове, та же говорила, что тот сломал ей руку (Константин категорически это опровергает).

Но это, как говорится, слова. Факты же непреложны и доказательству не подлежат: криминальное производство по этому инциденту было закрыто ввиду примирения сторон, соответственно, оно не является доказательной базой по делу о выселении ответчиков.

Судья Подзигун: вы теперь – бомжи!

Однако почему-то (почему же?) высокий суд в лице судьи Галины Подзигун полностью стал на сторону истца и третьих лиц, сделав вывод о том, что 71-летняя пенсионерка и ее сын Константин Неров систематически нарушают правила «социалистического сожительства». И ничтоже сумняшеся судья Галина Подзигун вынесла решение, согласно которому пожилую женщину и ее сына необходимо выселить из дома по улице Конопатной, 68 без предоставления другого жилья.

Вот так, одним росчерком пера, судья Подзигун, использовав весьма сомнительные с юридической стороны доказательства, в мгновение ока превратила двух николаевцев из обычных граждан в бомжей.

 

Любовь Белохатюк и её сыновья верят в справедливость.
 

 

 

Я не буду сейчас задаваться вопросами, а спокойно ли спит после вынесения этого решения судья Подзигун, и есть ли у нее совесть? Это, как говорится, вопросы нематериального характера и, возможно, они никак не влияют на самочувствие служительницы Фемиды. Остановимся на юридическом аспекте дела.

Прежде всего, не выдерживают никакой критики обвинения пенсионерки и ее сына в систематическом употреблении алкогольных напитков. Сама Любовь Петровна, много лет проработавшая на производстве и в научном учреждении, производит впечатление уравновешенного и спокойного человека. Более того, выверенная литературная речь, взвешенные суждения пенсионерки в немалой степени говорят о ее высокой культуре.

Чего, пожалуй, не скажешь о ее племяннице Татьяне Овсиенко, которая, прознав, что я интересуюсь резонансной ситуацией, едва ли не набросилась на меня, требуя прекратить ее фотосъемку в общественном месте – здании суда, что не запрещено законом. Да и общаться со мной Татьяна Зиновьевна наотрез отказалась – мол, все, что вас интересует, услышите в судебном заседании. Так-то оно так, да только во время процесса меня интересовали не только правовые аспекты, но и моральная сторона вопроса: не мучают ли ее угрызения совести, ведь она пытается выбросить на улицу свою родную тетку и двоюродного брата.

О фактах и судейской логике 

Согласно предоставленной медицинской справке на учете у нарколога ни Л. Белохатюк, ни ее сын не состоят и никогда не состояли. Что касается конфликтов с соседями, то, по словам Любови Петровны и ее сына, они участились в последнее время, когда, по их мнению, Татьяна Овсиенко задумала продать часть дома, которую они занимали. Да, были ссоры на бытовой почве, но вызовы милиции в подавляющем большинстве случаев заканчивались ничем ввиду отсутствия причин для дальнейшего правового реагирования. Ну, а уже упомянутый конфликт с Кашпур закончился примирением и закрытием криминального производства.

Конечно, в соответствии со статьей 116 Жилищного кодекса хулиганов, дебоширов и прочих антисоциальных элементов можно выселить из занимаемого жилья без предоставления другого жилища. Но для этого должны быть веские основания, ведь речь идет не о собаках – о людях, пусть даже их поведение не нравится соседям или собственникам жилья. Пунктом 17 Постановления Пленума Верховного Суда Украины № 2 «О некоторых вопросах, которые возникли в практике применения Жилищного кодекса Украины», для того, чтобы вынести решение о выселении, судье необходимо убедиться в том, что раньше принятые меры предупреждения или общественного влияния не дали позитивного результата (выделено мной. – А. Т.). Под этими мерами имеются ввиду предупреждения от судов, прокуроров, органов внутренних дел, админкомиссий исполкомов, собраний жильцов и тому подобное, чего в нашем случае сделано не было. Но судья Подзигун почему-то все-таки приняла решение о выселении. Почему?

У меня лично в голове не укладывается: каким образом щуплая 71-летняя пенсионерка, вес которой не превышает 45 килограммов, неожиданно превратилась в отъявленного громилу, наводящего страх на своих соседей? Да и ее сын Константин, работающий строителем, вовсе не производит впечатление «забулдыги». Даже Анна Масляная, с которой мне удалось пообщаться, призналась: Любовь Петровна оказывает на нее только моральное давление, других претензий к старушке у нее нет.

А вообще, что выходит, если руководствоваться логикой судьи Подзигун: под выселение подпадает добрая половина наших сограждан? Ведь, чего греха таить, многие из нас наверняка периодически вздорят с соседями, а кое-кто даже ведет многолетние «соседские войны». Так что теперь – тем, кто не нравится соседям и на кого укажет перст человека в мантии, срочно «переквалифицироваться» в бомжей?..

Дом раздора

Мне стало интересно: а из-за чего, собственно, разгорелся сыр-бор? Из-за каких таких хоромов племянница решила «выставить» на улицу собственную тетку, а заодно – и двоюродных братьев?

Потемневший от времени дом, расположенный в частном секторе города Николаева недалеко от парка Петровского, затерялся среди более высоких современных построек, а кое-где целых коттеджей. Просторный одноэтажный дом строили, что называется, всем миром. Но, в основном, здание было возведено руками родителей Любови Петровны и семьей ее старшей сестры – Ольги Петровны Чекановой.

Соответственно, в 1959 году справили новоселье и вселились в новое жилье всей большой дружной семьей. А с 1967-го в доме поселилась и еще одна сестра Любови Петровны – Анна Зубова, у которой родилась дочь Татьяна.

Жили, что называется, мирно и дружно, и никаких серьезных конфликтов, по словам Любови Петровны Белохатюк, между родственниками никогда не возникало, в том числе – у нее с племянницей Таней.

Сначала уходит в мир иной отец сестер, а в 1988 году умирает и их мама. «Мы после смерти родителей, – рассказывает Любовь Петровна, – никаких юридических действий по переделу дома даже не предпринимали, а жили, как и раньше. И лишь в 2014 году на заседании суда я узнала, что  Овсиенко продала большую часть дома А. Бохонько и А. Масляной. Якобы, согласно завещанию моей матери, Татьяна являлась собственницей всего домовладения по улице Конопатная, 68».

Л. Белохатюк и ее сыновья, Константин, Денис и Антон, подвергли сомнению действительность завещания и, соответственно, законность сделки. «Моя мать, будучи неграмотной, – говорит Любовь Петровна, – никогда не говорила про завещание, и я уверена, что она его не подписывала, а документ – фальшивый».В подтверждение своих слов пенсионерка рассказала, что в свое время Татьяна с родителями выехала из дома, переехав в другую квартиру. «Спустя время, где-то в 2002 году, Таня пришла ко мне и попросилась пожить в доме. Ни о каком завещании речи даже не шло. Да и стала бы собственница жилья проситься вселиться в свой собственный дом?», – недоумевает женщина. Собственно говоря, все ее сомнения должны развеяться в Центральном райсуде, куда она обратилась с гражданским иском о признании завещания недействительным. Но, по ее словам, уже несколько месяцев никакого движения по делу не наблюдается. Не потому ли, что судья Подзигун занимает в данном суде руководящую должность?

Силовой захват и пассивная милиция

Отношения у старожилов дома с новыми соседями не заладились с первого дня. Кто-то громко хлопнул калиткой, кто-то спилил абрикосу – и сразу разгораются скандалы, летят стрелы взаимных упреков и оскорблений. Сложно однозначно ответить на вопрос, кто больше или меньше виноват в данной ситуации. Но совершенно очевидно, что эта конфликтная ситуация была использована Татьяной Овсиенко для того, чтобы «выселить» своих родственников на улицу.

Да вот только большие сомнения, что суд против родственников был продиктован исключительно заботой об их соседях. В суде Татьяна Зиновьевна проговорилась: ей, и так имеющей в своем распоряжении другой дом, необходимо решить жилищный вопрос и для взрослого сына. Так может, корыстный мотив и был главной причиной всех ее действий?!

К слову, Дениса Белохатюка Татьяне Овсиенко уже удалось «выкурить» из отчего дома. Дело в том, что в жилище Белохатюков уже несколько лет нет воды, и мужчина, который завел семью и у которого родился ребенок, вынужден снимать квартиру с более сносными условиями жизни для малыша. Татьяна Овсиенко незамедлительно воспользовалась этим обстоятельством и подала иск в суд о выселении Д. Белохатюка из родительского дома. Центральный райсуд отклонил иск Овсиенко, взяв во внимание то, что Денис не утратил интереса к родному дому, и что проживает по другому адресу вынужденно. Однако апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и указал молодому мужчине на двери. «Теперь я – бомж, – сокрушается Денис, – а двоюродная сестра хочет выселить ко мне на улицу и мать с братом…».

Но, похоже, Татьяне Овсиенко для достижения своей цели – завладеть оставшейся частью дома – мало правовых, законных методов. «В течение ноября этого года, когда решение Центрального районного суда не вступило в законную силу, – рассказали мне Любовь Петровна и ее сыновья, – Татьяна Овсиенко трижды приезжала с неизвестными людьми. Они ломали двери и установили замок в комнате Константина, выбросив его вещи на улицу и в сарай. По нашему заявлению приехала милиция, но никаких мер реагирования не предприняла. А Овсиенко заявила милиционерам, что якобы она потеряла ключи и не может попасть в свою квартиру».

В результате действий, весьма напоминающих по своим методам (без законного решения суда, с молодчиками, при бездействии милиции) «рейдерский захват», мать теперь вынуждена ютиться с взрослыми сыновьями в двух небольших комнатушках общей площадью порядка 20 квадратных метров. Но и их настырная племянница намерена отобрать, выбросив своих родственников на улицу.

Апелляционный суд заступился за несчастных 

Впрочем, в апелляционной инстанции несколько остудили пыл Татьяны Овсиенко. Коллегия судей судебной палаты в гражданских делах Апелляционного суда области под председательством С. Ю. Колосовского, всесторонне изучив обстоятельства дела, приняла решение отменить решение Центрального районного суда о выселении Л. Белохатюк и К. Нерова из занимаемого жилья.

На мой взгляд, вердикт отвечает не только букве закона, но – и его духу!

В то же время остается немало вопросов к судье Галине Подзигун, да и вообще к судебной системе Украины. К сожалению, вынеся заведомо незаконное и предвзятое решение, судья в нашей стране не несет никакой серьезной ответственности за творимый произвол и как ни в чем не бывало продолжает вершить «кривосудие», подчас ломая судьбы отдельных людей. Кстати, к той же судье Подзигун уже приходили общественные люстраторы, но воз и ныне там. Поэтому вопрос судебной реформы в Украине, что называется, не только назрел, но и перезрел. И от того, насколько он будет решен, зависят не только доли отдельных граждан и их вера в справедливость, но и будущее всей нашей страны.

А пока вынуждены констатировать: таки со знанием дела писал Михаил Булгаков про «квартирный вопрос»…

Андрей ТЮРИН
Фото автора

Комментарии:

  1. небайдужий:

    “К сожалению, вынеся заведомо незаконное и предвзятое решение, судья в нашей стране не несет никакой серьезной ответственности за творимый произвол и как ни в чем не бывало продолжает вершить «кривосудие», подчас ломая судьбы отдельных людей.”_ Да потому что неприкосаемые. И потому что никого не наказали за незаконносломанную судьбу. Забыли историю про кресло судьи с судьиной кожи.

  2. Ники:

    Прежде чем обвинять судью!!!Разберитесь пожалуйста у кого же всё таки есть право собственности на данный дом!!!!НУ НЕЛЬЗЯ получить право собственности просто так))Ни один юрист не пойдёт на подделку таких документов. А то что всё это незаконно кричать конечно можно, это проще всего!!!Ни один уважающий себя человек не стал бы клеветать на пожилого человека просто так. Задумайтесь!!!

  3. nana:

    Подзигун продажная судья, берет взятки, люстраторы приходили и что испугались ее, нужно всем объединяться и не молчать!!! Спасибо автору!

Сообщение:

*

НОВОСТИ