Медовая «реформа» березнеговатских пчеловодов

Березнеговатский союз пчеловодов и медоваров существует два года. 50 человек, которых объединяет организация, своей целью считают не только получение дохода от продажи меда и пчелопродуктов, но и ставят более высокие задачи: динамично развивать отрасль, а также пропагандировать знания о пользе этого природного продукта среди населения. Разговор о том, насколько это важно для экономики области и для здоровья населения, и почему нет поддержки со стороны власти, состоялся на днях в нашей редакции с председателем союза Валерием Баландиным и пчеловодом-апитерапевтом Аллой Чаус.

Как вылечить пчелу?

Привычно покупая на рынке баночку душистого меда то ли в качестве лекарства, то ли как очень полезное лакомство, немногие из нас задумываются о том, что пчеловодство – это одна из важнейших отраслей народного хозяйства, однако явно обделенная вниманием чиновников от правительства и местной власти.

«Пчеловодство относится к животноводству, к категории «другие животные», – поясняет Валерий Баландин. – Но у нас, к сожалению, даже в Министерстве аграрной политики нет ни одного человека, который бы занимался именно им. А в районной и областной госадминистрациях проблемы пчеловодов почему-то не воспринимают как серьезные.

Наше бедное государство, продавая мед за границу, получает валюту, чем существенно пополняет казну. Но пчеловоды чувствуют, что предоставлены самим себе, а отрасль пущена на самотек, не получая поддержки ни от правительства, ни на местном уровне. Нам как будто бы говорят во властных кабинетах: защищайтесь, как хотите, лечите пчел, как хотите. Ни в областном центре, ни в районах нет сертифицированных компетентных ветеринарных лабораторий, нет и соответствующей ветеринарной помощи. Если в Николаеве возникает проблема с пчелиной семьей, мы не можем на месте определить заболевание. Наша областная ветлаборатория с уверенностью может подтвердить только наличие клеща, но никак не назвать причину другого заболевания. Поэтому за результатами анализов мы вынуждены отправляться в Харьков или Киев. Только там могут исследовать материал и сказать, лечить пчелиную семью или уничтожать».

Пчеловоды очень нуждаются в поддержке государства. Небольшую денежную помощь они начали получать во время президентства Виктора Ющенко. Однако сейчас она сошла на нет. Достаточной компенсацией было бы обеспечение пчеловодов бесплатными ветеринарными препаратами. Но и этого пока не удается добиться. Ослаблен контроль ветеринарных врачей за здоровьем пчелиных семей, хотя по долгу службы медики обязаны следить за этим, выезжать и обрабатывать каждую из них.

«Чтобы приобрести племенного кабана или корову, нужно разрешение ветеринарных служб, – говорит В. Баландин. – А вот пчел почему-то можно везти без проверки, потому они и заражают друг друга разными болезнями, некачественным получается и продукт. Недавно из Карпат завезли непроверенные пчелопакеты, и теперь от них страдает вся область, потому что в воске обнаружены остатки антибиотиков, и мед не проходит по анализам».

Закон для пчеловода и для фермера

Пчеловодам нужна не только надежная ветеринарная защита, но и гарантия соблюдения их прав, что, по мнению Валерия Баландина, может обеспечить только государство.

«Фермеры опрыскивают свои поля, делают протравку от вредителей, не предупреждая нас. Мы выпускаем пчел, и они целыми семьями гибнут, – рассказывает пчеловод Алла Чаус. – На наши требования сообщить, чем обрабатывали поля, они не реагируют. Если в течение трех дней нам не передают упаковки от удобрений, токсины распадаются и тогда уже определить что-либо сложно. Нужно вызывать из районов ветеринаров, чтобы они взяли пробы и составили заключение. В сельсовете также должны зафиксировать, что пасека была отравлена. Если мы докажем факт отравления общими усилиями, только в этом случае фермеры компенсируют наши убытки».

Несмотря на то, что пчеловоды сами пытаются договориться с фермерами «по-хорошему», без участия местной власти тут не обойтись.

«Наша березнеговатская организация пчеловодов напрямую контактирует с большинством фермеров района, – говорит В. Баландин. – Теперь они нас предупреждают. Используют препараты 3-4 класса, которые не так пагубно влияют на пчел, как препараты 2-го класса. Делают они это по нашей просьбе. А некоторые используют щадящий биологический метод создания конкуренции пчелами. Так мы боремся с рапсовым цветоедом: например, два фермера пригласили пчеловодов, пустили на свои поля пчел, а те попросту вытеснили цветоеда и сохранили урожай».

По мнению березнеговатских пчеловодов, правовая зашита заключается и в том, что органы власти и различные государственные службы должны не только помогать в работе, но и находить компромисс между фермерами и пчеловодами в конфликтных ситуациях.

«В районе 5-6 крупных хозяйств, около 20 средних и больше 100 человек единоличников. С кем-то вопрос решается легко. А кому-то нужна бумажка, – говорит В. Баландин. – Сельский голова в этом должен помочь. Власть должна выполнять свои функциональные обязанности. Если возникает среди населения недоразумение, непонимание, чиновники должны выступить «переговорщиками» и помочь сторонам договориться. Бывают ситуации, где не удается достичь согласия. Доходит до того, что начинаются угрозы: потравишь людям пчел – тебе попалят поля. Но это уже война. Ее легко начать, но трудно затушить».

В прошлом году власть помогла пчеловодам. В районные управления сельского хозяйства, в райгосадминистрации были направлены письма, которые обязывали чиновников работать с фермерами и пчеловодами. С той же просьбой обратились к сельским головам. Компромисс был достигнут. Такой стиль общения нужно продолжать и дальше, считают пчеловоды.

Нужна областная программа

Самые насущные свои требования пчеловоды Березнеговатского района предлагают оформить в областную программу развития пчеловодства в Николаевской области, которую должны разработать в Департаменте агропромышленной политики облгосадминистрации. Она должна предусмотреть: ветеринарную и правовую помощь пчеловодам, пропаганду здорового образа жизни и использование пчелопродуктов, взаимодействие с пчеловодами для этих целей фермеров, ветеринарных врачей, педагогов, библиотекарей, работников местной власти. Тем скептикам во власти, которые оправдываются нехваткой денег, пчеловоды отвечают: на программу не нужно много денег. Стоит лишь все продумать, и сделать очень многое можно и без больших финансовых расходов. В частности, пропагандировать среди населения пользу меда и пчелопродуктов, чтобы со временем сделать привычным использование меда вместо сахара.

«Нам хочется жителей области увести от аптек, где они привычно подсаживаются на многочисленные лекарства, – говорит одна из двух работающих в нашей области профессиональных апитерапевтов Алла Чаус. – Людям нужно объяснять, что такое мед и как его правильно использовать, ведь этого зачастую не знают даже те, кто занимается его производством. Кроме меда, существует еще 13 пчелопродуктов, о которых мы вообще мало что слышали. Мы часто приводим пример Японии, где детям до 14 лет и старикам мед и маточное молочко бесплатно раздает государство. У них после Хиросимы и Нагасаки продолжительность жизни достигла 86 лет! Японцы – самая долгоживущая нация. Маточное молочко выравнивает генетический код. В Японии по изучению маточного молочка работает шесть институтов. Наш украинский институт пчеловодства им. Прокоповича, где ученые занимаются больше бумажками, а не живым делом, – это жалкое подобие современных научных учреждений за рубежом».

Здоровье от меда

Пропаганда использования меда, а также чтение лекций в школах, на предприятиях и в организациях должны быть предусмотрены в программе развития пчеловодства в Николаевской области. Березнеговатские пчеловоды и сейчас уже выходят с такими лекциями к читателям местной библиотеки и проводят их за чашкой чая, конечно же, с невероятно вкусным медком собственного изготовления.

В программе также необходимо обратить внимание на то, чем мы питаемся, чем лечимся, и настраивать жителей области на замену сахара медом, особенно в детском питании.

«Моя внучка с самого рождения ест мед вместо сахара, – делится опытом Алла Чаус. – Я стараюсь убедить в этом других мам и бабушек. Сахар отбеливают известью, парами бензина, серой. В сахар попадает формалин, которым обрабатывают отжимку, только никто этого не афиширует. Сахар сгущает кровь, портит зубы, пагубно влияет на кости. Детям полезнее кушать мед».

«Я уже давно не пью чай и кофе с сахаром, а добавляю мед, – признается Валерий Баландин. – Лечусь настойками из прополиса, восковой моли, мертвых пчел. Это и нужно объяснять людям, чтобы их защитить и научить сохранять здоровье. Мы хотим доносить это до них, но возможностей пока немного. Программа развития пчеловодства должна нам в этом помочь».

Пчеловоды могут рассказать много интересного о новейших методиках лечения пчелопродуктами: использование вибраций пчелиного жужжания, пчелоужаление, которым успешно лечат такие тяжелые заболевания, как рассеянный склероз и псориаз. К тому же, они научат правильно покупать мед и его производные: иногда попадаются продукты сомнительного качества. Например, срок годности пыльцы – максимум два месяца, и если она хранится неправильно, в нее попадает влага, то полезный продукт тут же превращается в ядохимикат.

Говоря о значении в нашей жизни такого продукта, как мед, березнеговатские пчеловоды напоминают о высказывании мудреца Серафима Соровского, который утверждал, что если не будет в природе пчелы, то не будет и жизни на земле. А украинская нация, утверждают они, которая всегда славилась своим медом, должна быть нацией людей здоровых и живущих долго.

Татьяна ФИЛИППОВА

Сообщение:

*

НОВОСТИ