Психолог – профессия военная

Специальность психолога одной из самых востребованных и актуальных сделала война на востоке нашей страны. Впрочем, справляться со страхами, болью, разочарованиями необходимо сейчас не только на фронте, но и в мирной жизни. В редакции разговор об этом состоялся с психологом-волонтером Татьяной Цукановой.

Первый опыт

Татьяна Викторовна Цуканова – профессиональный психолог, работает в сфере образования и общаться ей приходится в основном с детьми и их родителями. Однако тревожные события, начиная еще с Крыма, а затем и военные действия в Донецкой и Луганской областях, внесли коррективы в ее профессиональную деятельность: она стала волонтером и в свободное время оказывает помощь нашим солдатам перед отправкой на фронт и после прибытия оттуда.

Татьяна Цуканова.
 

Как известно, психологи наравне с медиками активно работали на Майдане, поскольку участникам и свидетелям тех событий, что происходили в самом центре столицы, требовалась их помощь. Позже психологическая служба Майдана была преобразована в Ассоциацию специалистов по преодолению последствий психотравмирующих событий. Филиал организации появился и в Николаеве, где инициаторами его создания стали Татьяна Цуканова и Руслана Мороз. Объединение назвали «Николаевская психологическая кризисная служба». Руководитель общественной организации «Диалог» Янина Ковальчук нашла помещение и предоставила его в распоряжение службы. Сразу же начался прием семей, оказавшихся в затруднительном положении. Одновременно, после объявления первой волны мобилизации, волонтеры приступили к работе с призывниками. А когда российские войска оккупировали Крым, моральную поддержку из Николаева они оказывали украинским военным, которые оказались фактически оставленными на произвол судьбы. Тогда помощь психологов ограничивалась доверительной беседой по телефону.

«Мне попались офицеры, которые находились в осажденной воинской части, – вспоминает Татьяна Цуканова. – Они говорили, что понимают и контролируют ситуацию, но были полностью отрезаны от мира и постоянно находились под дулами автоматов. У кого-то начинались сильные тревожные состояния, переживания по поводу происходящего. Кого-то коснулись материальные вопросы, конфликты, расхождение мировоззрений в семье. Наши звонки нужны были, чтобы их поддержать. Чем мы могли помочь? Дать высказаться и скоординировать бурю эмоций, которая захлестывает человека, выслушать его в таком состоянии, поддержать его. А уже потом поискать ресурс, который поможет направить силы в нужное русло. Кому-то нужно было «развернуть ситуацию» и показать с другой стороны, чтобы найти возможный выход. Но в каждом случае первым делом требовалось установить доверительные отношения и быть для собеседника своеобразным «контейнером», куда выплескивается мощный эмоциональный поток негативных переживаний».

Слово, которое лечит

Когда в начале июня начались первые потери на фронте, к психологам обратились волонтеры из организации «Крылья Феникса» и попросили присутствовать на КПП 79-й аэромобильной бригады во время оповещения родных: ситуации были разные, и далеко не всегда сообщения были радостными. Тогда же началась и подготовка бойцов, которые отправляются в зону АТО. Выезжали в воинские части, на полигон. Специалисты давали воинам информацию о том, что в психологическом плане может с ними происходить там, на линии фронта, и убеждали: как бы ни реагировала психика на ненормальные условия военной жизни, ничего ужасного нет, это – нормальная реакция организма. А значит, с ней можно справиться самому и помочь товарищу.

Татьяна Цуканова, Руслана Мороз и Евгения Курченко разработали «Памятку бойцу», где изложили наработанные рекомендации. Тираж бесплатно отпечатали в типографии «КВИТ». По отзывам наших бойцов, маленькая книжечка оказалась очень нужной на передовой. Этот опыт пригодился также и тем солдатам, которые вернулись домой – израненные душой и телом.

Татьяне Викторовне запомнился один из первых визитов в военный госпиталь, где уже находились раненые. Молодые бойцы встретили «знатоков человеческих душ» почти враждебно: считали, что они выполняют приказ командования, а не искренне хотят им помочь. С одним из молодых бойцов пришлось выйти спорить на улицу, настолько агрессивно он был настроен.

«У тех, кто оттуда пришел, много обиды, злости, болезненных переживаний, – говорит Цуканова. – Они столкнулись со множеством несправедливостей: людей вытащили из «теплых гнезд» и кинули непонятно куда. Они чувствовали к себе безразличие. Еда, которую отправляли волонтеры, не доходила. Не было достаточно военного снаряжения. Там в полной мере стоит вопрос элементарного выживания, нужно мобилизовать все свои силы. А здесь, в мирной жизни, обиды «догоняют» бойцов, потому что на войне на другие чувства просто не остается сил. Здесь психика перерабатывает все, что не переработала там. Взрывчатая реакция характерна для тех, кто возвращается».

Тогда молодого бойца удалось успокоить, разговором переведя его злобу и раздражение (агрессия – это тоже энергия) в другое русло.

Возвращение к жизни

Наши воины, пройдя фронтовой ад, зачастую не говорят близким людям о том, что их беспокоит и не дает нормально жить. Психологи отмечают общие для многих воинов симптомы: они резко реагируют на громкие звуки, боятся закрытых пространств, потому что на фронте находились в блиндажах. У бойцов нарушен сон, им нередко снятся кошмары. Они бывают возбудимы и даже агрессивны. Кто-то, наоборот, замыкается в себе. Нередко появляется заикание. Симптомы могут быть разные – психологические и физические. Обратившись за помощью, со временем человек получает опыт безопасности и сможет справиться с этими проявлениями.

Очень важно, отмечает Цуканова, чтобы близкие люди создали для бойца обстановку, в которой он будет получать поддержку и чувствовать себя мужчиной, а не инвалидом. Когда его уважают, но не няньчатся с ним.

«Человек, переживший травматический опыт, воспринимает свою жизнь как разорванную. Как жизнь «до и после». И тогда каждый день превращается в мучительное существование, это – неполноценная жизнь. Он живет, страдая, – поясняет Татьяна Цуканова. – Важно связать весь жизненный опыт человека – мирную жизнь, войну, возвращение домой и будущее – в единое целое, показать перспективу, доказать ему, что жизнь не остановилась. Нужно помочь найти ему определенный ресурс, который позволит посмотреть на жизнь более широко и найти смысл».

Говоря образно, психолог помогает в трудной ситуации найти спасительную «соломинку», опору, которая поможет жить дальше. И для этого у психологов есть свои методы: начиная с обычного разговора до игр, арт-терапии и дыхательных упраженний.

Как правило, помощь психолога часто бывает нужна не только воинам, но и их родным, которые также переживают сильные стрессы, ожидая близкого человека с фронта.

«Основная задача – справляться со своим стрессом, чтобы тебя не «разорвало» от сильнейших внутренних переживаний, – советует Татьяна Цуканова. – Первой рекомендацией тут может быть выполнение обычных будничных дел. Жить, как обычно, хоть иногда это бывает нелегко. Рутинные действия задают ритм, который снимает напряжение. Нужно обязательно вовремя спать, есть, соблюдать привычный режим дня. Не следует отказывать себе в каких-то маленьких удовольствиях, позволять себе съесть что-то вкусное. Очень важно делиться с кем-то переживаниями, не замыкаться в себе. Иногда полезно покричать. Занимайтесь творчеством, любимым делом, заботьтесь о себе – это нужно и для того, чтобы иметь силы принять человека, который приходит домой изменившимся».

Не отказывайтесь от помощи

Работа психолога незаметна, но необходима. Вовремя оказанная им помощь снижает погружение человека в зону нездоровья, убеждена Татьяна Цуканова. Она уменьшает возможность того, что человек будет переживать посттравматический стресс. В связи с этим в обществе заметно меняется отношение к профессии психолога в целом. Все больше людей приходит к пониманию того, что если человек сам не справляется со своим внутренним состоянием, нужна помощь. И не следует этого стесняться. Меняется стереотип о том, что поход к психологу – уже диагноз или ярлык на всю жизнь. Без этого специалиста трудно обойтись и в мирной жизни, и, тем более, на войне. К слову, отмечает Татьяна Цуканова, во многих воинских частях заявляют о том, что им нужны профессиональные психологи. Однако есть они далеко не везде, и уже привычно на подмогу приходят волонтеры.

«На сегодня психологов нет ни в военном госпитале, ни в 79-й аэромобильной бригаде. Таких специалистов не хватает, – говорит Татьяна Цуканова. – И это вопрос не к нам, а к государству, которое должно наладить их подготовку и создать условия».

Следует отметить, что универсальных психологов нет. В зависимости от проблемы в Николаевском кризисном центре посоветуют того специалиста, который имеет сответствующий профессиональный и человеческий житейский опыт. А еще для успешного результата важна личность психолога, отмечает Татьяна Цуканова.

В Николаевскую кризисную психологическую службу обращайтесь по телефонам: 095-124-09-60 или 72-49-29.

Татьяна ФИЛИППОВА

Комментарии:

  1. Кравченко Ольга:

    Могу помочь как психолог-волонтер.
    Работала тренером-коучером в Киеве 5 лет.
    Сейчас живу в Николаеве,без работы.
    Специального психологического образования нет,только высшее медицинское и опыт работы тренера/специалиста по работе с персоналом.
    Тел.0504428522 Ольга.

  2. Аноним:

    Для оказания психологической помощи образование базовое образование необходимо. Получайте образование и приходите работать!

  3. Архів статей з грудня 2013 року - Психологічна допомога:

Сообщение:

*

НОВОСТИ