Без гражданства поневоле

Новости, Общество

  2 Апр , 2015

Без паспорта, без работы и без каких-либо средств к существованию. В такой ситуации оказался Юрий Бобриков, житель Первомайска, бывший афганец, ныне инвалид второй группы. Паспорт у него не своровали, и он его не терял. Все эти годы независимости он жил по советскому документу, по которому получал положенные ему пенсию и пособия. И если бы не бдительность поменявшегося в банке кассира, так и продолжал бы жить советский гражданин в независимой Украине. Что же случилось, и почему человек, прошедший сквозь пекло афганской войны и проживший двадцать лет в независимой Украине, вдруг оказался без гражданства?

О том, что Юрий оказался в таком бедственном положении, узнал руководитель Первомайской общественной организации воинов-интернационалистов Владимир Йонга. Это произошло в начале нового года. У Владимира есть привычка справляться о делах своих побратимов. К тому же общественник никогда не проходит мимо чужой беды, ну а если это касается побратимов, то тут для афганца вообще не существует преград. За них он, как говорится, готов и в огонь и в воду. Именно он и забил тревогу: мол, как же так, человек остался без средств к существованию. А когда еще выяснилась причина такой тупиковой ситуации, афганец вообще пришел в ярость, подняв все социальные службы на ноги, в том числе и «горячую» правительственную линию. Но обо всем по порядку.

Советский с улицы Партсъезда 

Юрий Бобриков, родившийся в Советском Союзе в 1957 году, как и все юноши того поколения воспитывался в духе патриотизма и любви к Родине. Поэтому, когда пришло время срочной службы, воспринял это, как должное. Более того, как и все советские юноши, мечтал пройти школу мужества (так в то время называли годы службы в армии). Только не подозревал Юрий, что эта «школа» обернется для него настоящим испытанием в будущей жизни.

Служить ему пришлось в Афганистане, куда в то время попадали наши ребята без их ведома и согласия. Два года, как говорится, от звонка до звонка (с февраля 1980-го по август 1982-го), добросовестно выполнял свой интернациональный долг, защищая интересы теперь уже не существующей страны. Был командиром взвода, ранен, награжден двумя медалями «За боевые заслуги».

Демобилизовавшись, долгое время пытался привыкнуть к мирной жизни. Сначала уехал в советскую Россию на заработки, затем вернулся уже в независимую Украину в Первомайск, «на батькивщину», где по иронии судьбы поселился на улице Партсъезда. В лихие девяностые афганец не то что не мог найти себе пристанище, но и «загремел» по жалобе соседей в психиатрическое отделение. Там государство, определив у Юрия «афганский» синдром, дало ему инвалидность, при этом не обратив внимания на то, что у бойца главный его документ еще советского образца. Юрий со своим новым статусом пыталсяустроить личную жизнь, пробовал работать (до Афгана был неплохим сварщиком), но работы, как и душевного равновесия, так и не приобрел. С того момента стал отшельником. Вот так и началась для Юрия после жизни на войне новая жизнь, с новым статусом и новыми испытаниями.

Итак, в 2000 году государство назначило Юрию пенсию по инвалидности, признав, что он перенес посттравматический синдром. С этим и начал жить афганец, сложный для себя, непонятный для окружающих. Его стали побаиваться соседи, с настороженностью восприняли в службе социальной защиты. Поэтому, когда встал вопрос о выплате пенсии, никому даже в голову не пришло посмотреть на документ, удостоверяющий личность. По словам начальника управления социальной защиты Первомайского городского совета Ольга Колесниченко, «недосмотрели в тот момент». Ведь если вспомнить то время, когда в соцслужбах стояли тысячные очереди на оформление субсидий и пособий, то немудрено было недосмотреть. Как говорится, человеческий фактор сработал. Да и выдавали тогда пенсию через почту, где тоже не обратили внимания на отсутствие паспорта. Точно так же произошло и в банке, куда была переведена пенсия. Все эти годы обходились пенсионным удостоверением. И только когда поменялся кассир, для которой личность афганца была неизвестной, стал вопрос о паспорте. Это случилось в начале года, когда афганец в очередной раз пришел получать пенсию. Вот тут-то все завертелось и закрутилось. Юрий, оставшись без средств к существованию, пошел требовать свои «законные».

«Афганский» синдром 

Афганцы – особая категория людей, и для понимания их социально-психологического состояния, утверждают медики, особое значение имеет категория «афганского» синдрома. На медицинском языке это называется посттравматическим стрессовым синдромом, а на языке самих ветеранов звучит так: «Еще не вышел из штопора войны». Привыкшие к армейскому распорядку, плохо приспособленные к жизни на гражданке, обладающие весьма специфическим опытом и особой системой взглядов, в мирной обстановке они оказались неудобными обществу своим фронтовым максимализмом, что, собственно, произошло и с героем нашей публикации.

Врач-психиатр Первомайской городской больницы Татьяна Ипатикова, комментируя это явление, говорит, что посттравматический синдром не имеет тенденции к исчезновению. Наоборот, с течением времени в большей части случаев он усиливается. Ожидание того, что пройдет 20-30 лет и все забудется само собой, не оправдывается. Синдром будет идти по нарастающей и будет требовать коррекции, независимо от того, как изменяется социальная жизнь в обществе, независимо от социального статуса самого человека.

Свою военную действительность многие афганцы, как и Юрий, перенесли в мирную жизнь. Он живет своей жизнью, подчиненной военному времени. Ему не важно, какое у него гражданство, какое социальноеположение. Для него важно получить то, что он заслужил, то, что ему положено.

– Психологическая травма на войне неизбежна, – рассуждает врач-психиатр, – каким бы сильным нам ни казался человек. Возвращаясь домой, бывшие солдаты подходят к мирной жизни с фронтовыми мерками и переносят военный способ поведения на мирную почву, хотя в глубине души понимают, что это недопустимо. Некоторые начинают приспосабливаться, стараясь не выделяться из общей массы. Другим это не удается, и они остаются «бойцами» на всю жизнь. Таким, собственно, остался и Юрий.

К этим людям нужен особый подход, внимание, терпение и психологическая помощь.

Надо сказать, что посттравматический синдром присущ всем фронтовым поколениям. И сегодня наша страна стоит перед большим вызовом, когда с востока возвращаются физически и психологически искалеченные юноши, которые требуют реабилитационного периода и психологической помощи. Сумеем ли мы помочь им адаптироваться к мирной жизни? Хватит ли сил, ресурсов и средств? Вот главные вопросы.

А случай с Юрием – это, скорее, напоминание о приближающейся угрозе.

Каждому свое место под солнцем 

Неудивительно, что за помощью Юрий обратился именно к медикам, к которым, наверное, испытывает определенное доверие. Хотя и сюда он пришел только с требованием вернуть ему положенное. Доверился он и главе общественной организации воинов-интернационалистов Владимиру Йонге, когда рассказал, что жить ему не на что, и, чтобы хоть как то прокормиться, пытается собирать лом.

Вот тогда-то и взбунтовал общественник. Как такое может быть? Куда смотрели социальные службы? Почему на заседании, где обговаривали вопрос о людях с неадекватным поведением, кстати, проходило оно в начале февраля, никто и не вспомнил, что есть такой афганец и с такой проблемой? Потом был звонок на «горячую» правительственную линию, потом «разборки» в соцуправлении. В результате был собран пакет документов для регистрации гражданства и передан в отдел регистрации. Но, как выяснилось, дело это вовсе не простое, потому что необходимо решение специальной комиссии, созданной при Президенте Украины. И только после того, как будет издан Указ Президента, можно стать гражданином Украины. А уже позже будет начисляться назначенная ему раньше пенсия.

– Но на это потребуется много времени, – бунтует общественник, – а человеку необходимо жить сегодня и сейчас.

Вот и ходит он по кругу: то в местные органы власти, то в правоохранительные, то здравоохранительные.

Сказать, что никто не обращает на это внимание, было бы неправдой. Каждый на своем посту в меру своей компетенции пробует решить этот возникший ребус. Но, как всегда, в решение вопроса вмешивается недоскональное законодательство, и, как правило, тормозит всякое благое начинание.

Наверное, с законодательной базы и начинать надо, чтобы не повторялись такие истории. И если уж случится у человека беда, то он должен быть уверен, что у государства есть отработанные механизмы его защиты. И тогда, когда буква закона станет главенствующей в нашей державе, когда каждый человек будет на вес золота, тогда не надо будет искать крайнего, тогда всем найдется место под солнцем.

Наталия Клименко

P.S. Когда верстался номер, стало известно, что органам соцуправления сообща с Пенсионным фондом, общественниками и при непосредственном участии секретаря местного совета Станислава Алексеенко все-таки удалось решить этот конфликт, и уже в этом месяце Юрий Бобриков получит свои законные деньги.

Комментарии:

  1. Иван:

    я проживаю на Украине  с 5 лет мне 24 и я ще немав не Руского не Укаинського паспорта што мне делать?

     

Сообщение:

*

НОВОСТИ