Демонстрация люстрации

После бегства Януковича новая власть обещала очиститься: был принят закон «Об очищении власти». Люстрация должна затронуть всех госслужащих: от органов местного самоуправления до Администрации Президента, от медиков до правоохранителей. Мало того, к ответу наконец-то призвали и неприкасаемую ранее касту судей.

На сегодняшний день более 85% служителей Фемиды местных судов Николаевской области уже прошли люстрационную проверку. И прошли ее, можно сказать, «победным маршем» – без замечаний, нарушений и разоблачений. Из 145 судей, уполномоченных вершить правосудие на Николаевщине, «люстрированным» оказался лишь один судья Андрей Рудяк. Да и тот еще в январе 2015 года подался в бега и сейчас скрывается в России.

Как же проходила проверка одной из самых скрытных ветвей власти и помогла ли широко разрекламированная люстрация сделать судебную систему более честной и справедливой, особенно в регионах, или же эта кампания обернулась очередной фикцией, пытались разобраться журналисты Николаевского центра журналистских расследований.

«Секреты» от налоговой 

Очищение рядов работников всевозможных судов началось с того, что в Высшем совете юстиции была создана временная специальная комиссия по проверке работы судей. Именно на нее возложена ответственность за проведение люстрационных проверок на всех уровнях. Право проведения таких проверок получили несколько инстанций: Государственная фискальная служба, территориальные управления Государственной судебной администрации, Служба безопасности, УМВД, Главное управление юстиции и, конечно же, прокуратура. Насколько все эти службы заинтересованы в установлении истины, показали уже первые обращения туда журналистов с письменными запросами.

Доблестные налоговики наотрез отказались предоставить информацию о результатах проверки благосостояния николаевских судей. Как следует понимать, в декларациях судей работники фискальной службы обязаны были проанализировать каждую цифру, но поделиться своими выводами с журналистами они не пожелали, сославшись на закон о защите персональных данных.

Впрочем, похоже, что налоговики не столько заботятся о соблюдении конфиденциальности, сколько заинтересованы «не выносить сор» из общей с судейской братией «избы», поскольку сами являются такими же привилегированными членами общества.

«В проведении люстрации роль налоговой инспекции является ключевой, – отмечает народный депутат, глава комитета ВР по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егор Соболев. – Государственная фискальная служба попросту саботирует свою работу, если не видит деклараций с большими «приобретениями», зато пытается наказать людей, которые не указали лишние 2 кв. м площади квартиры».

По словам Егора Соболева, из 46 судей Верховного Суда Украины, которые прошли люстрационную проверку, несколько оказались легальными миллионерами, но явно не могли бы ими стать «при нормальных условиях» работы, то есть живя только на одну зарплату.

После отказа в налоговой инспекции сведения о проведенных проверках судей удалось получить из другого источника – непосредственно из судов г. Николаева. Оказалось, что из деклараций 145-ти николаевских служителей Фемиды лишь к двум из них у налоговиков появились вопросы. Это были отчеты двух судей Центрального районного суда г. Николаева – скандально известного Андрея Рудяка, а также Александра Чулупа, переведенного из Крыма.

Первый не задекларировал наследство в сумме 242 тыс. 520 грн., автомобиль «Toyota FJ Cruiser» и земельный участок площадью 1000 кв.м. Второй – не указал размер взноса в уставный фонд предприятия, созданного им вместе с родителями.

Чулуп пояснил налоговикам, что его вклад в совместное предприятие «Золота доба» должен был составить 4 тыс. 250 грн. Однако за год деньги он так и не внес, после чего был исключен из состава учредителей. Выходит, и необходимость указывать в декларации сумму взноса отпала сама собой. На нет и суда нет! Это и все, что насторожило налоговиков в декларациях судей.

Согласитесь, обнародование «грешков» Андрея Рудяка понятно и так: сегодня только ленивый не «пнет» судью, обвиняемого в убийстве своей мачехи и находящегося в бегах от правосудия. На него, как говорится, можно вешать «всех собак» сразу.

А потому трудно не согласиться с Егором Соболевым в его предложении подвергнуть люстрации не только судей, но и «чиновников ГФС, которые поставили визы под такими результатами проверки». Проверки, которая на поверку ничего-то и не выявила. А точнее, скрыла все, что только можно.

Нарушения не заметили 

Свою немаловажную роль в очищении судебной власти играет областная судебная администрация. В настоящее время ее работники изучают правомочность решений судей, принятых во время Революции Достоинства. Однако и эта инстанция не проявила должного внимания к неправомерным действиям судей во время революции.

В ответе, присланном по запросу НЦЖР, почему-то не упоминаются решения судьи Центрального районного суда Ивана Дирко и судьи Николаевского окружного административного суда Оксаны Малых, вызвавшие в то время громкий резонанс в прессе. Журналисты-расследователи хотят напомнить сотрудникам судебной администрации суть этих дел.

Иван Дирко своим постановлением отправил за решетку на пять суток николаевского студента Дмитрия Беду за нарушение правил проведения митингов во время Революции Достоинства. Прокуратура квалифицировала действия судьи по ч. 1 ст. 375 УК Украины («Вынесение судьей заведомо неправосудного постановления»), открыв уголовное производство.

Судья Оксана Малых, которая 24 ноября 2013 года запретила проведение николаевского Евромайдана, тем самым грубо нарушив права и свободу граждан, и вовсе осталась незамеченной как прокуратурой, так и судебной администрацией.

В то же время в областной прокуратуре стыдливо оправдывают свое бездействие по отношению к несправедливой судье тем, что о ее противозаконном решении «ничего не знали».

«Таких сообщений к нам не поступало, поэтому и не давалась оценка», – сообщил журналистам прокурор области Вячеслав Кривовяз.

Очевидно, о явно несправедливых, незаконных решениях, которые принимают судьи, в прокуратуру должны сообщать николаевские активисты или неравнодушные граждане, чтобы помочь прокурорам уследить за каждым судьей, который отваживается принять незаконное решение.

Приход – расход

Проверяющие органы, в частности налоговая, анализировала декларации судей только за 2013 год. Поэтому журналистам стало интересно, как со вступлением в силу «Закона об очищении власти», согласно которому судьи должны объяснить, за какие средства им удалось стать владельцами нескольких квартир и дорогих машин, изменились данные в декларациях вершителей правосудия в 2014 году. И тут с данными деклараций происходят просто удивительные метаморфозы.

Нередки случаи, когда судьи на бумаге быстро «избавляются» от своего имущества. При этом странным образом его немалая стоимость затем никак не отражается в следующей декларации, как будто имущество судей в один миг бесследно испарилось. Но мы-то знаем, что в природе так не бывает, поскольку «откуда-то убывает, но  куда-то ведь прибывает». Или наоборот – имущество на месте, а доход от его отчуждения также присутствует. Что бы это значило?

К примеру, в 2014 году в графе «доход от отчуждения имущества» судья Хозяйственного суда Николаевской области Юлия Бездоля указала прибавление 462 тыс. 394 грн. Значит, продала что-то ненужное? Тем не менее, две квартиры судьи, которые указывались в декларации 2013 года, так и остаются в ее собственности по сегодняшний день. Судя по декларации, другого имущества у Бездоли не было и нет. Откуда получился приход, можно только догадываться.

Еще пример. В 2013 году владелица двух квартир, судья Центрального района Наталья Черенкова в 2014 году, как следует из декларации, вдруг осталась без собственного жилья. А в графе «отчуждение имущества» его стоимость указать забыла. Ну, ведь не подарила же она его кому-то?

Также быстро, всего за год, лишилась двух квартир и автомобиля судья Апелляционного суда Елена Мурлыгина. Любопытно, что вместо перечисления всего этого добра, в декларации-2014 как прибыль от недвижимости было указано всего… 50 тыс. грн.

Еще одна судья Апелляционного суда Татьяна Кутовая, судя по заполненной декларации, продала автомобиль «Toyota Corolla» 2008 года выпуска стоимостью от 230 тыс. грн. Однако деньги, вырученные от продажи, в декларации 2014 года не указала.

Я о ней «ничего никому не скажу» 

Справедливости ради стоит сказать о том, что и среди судей встречаются «малоимущие». Те, у которых на протяжении нескольких лет в декларации вообще не упоминалось ни квартир, ни дач, ни машин. Такие судьи, в частности, работают в Ленинском районном суде г. Николаева.

При указанном среднем годовом заработке в 200 тыс. грн. у большинства из них не оказалось даже собственного автомобиля. Вы в это поверите? Чтобы убедиться в обратном, достаточно пару часов провести под зданием любого из судов нашего областного центра и воочию убедиться в том, что служители Фемиды предпочитают передвигаться не пешком, а не иначе как на престижных дорогостоящих иномарках.

Так, на автостоянке у судебной палаты уголовных дел среди других явно недешевых машин выделялся элитный «Фольксваген». Им «рулил» следственный судья Михаил Семерей, который в декларации скромно умолчал о наличии транспортного средства стоимостью примерно в полмиллиона гривен.

На прямые вопросы журналистов Михаил Семерей отвечал что-то вроде: «Я что, на допросе у вас?», – то уходил от ответа, то откровенно начинал дерзить, отвечая на вопрос, почему он ездит на незадекларированной машине: «Забыл у вас спросить!». В конце концов, судья поспешил удалиться и просто захлопнул дверь перед журналистами. Неудобно ему стало.

Михаил Семерей за рулем своего «Фольксвагена».

Михаил Семерей, похоже, не только не считает нужным отвечать на закономерные вопросы, интересующие людей, но и пренебрегает нормами профессиональной этики. В нарушение закона адвокату Станиславу Кащенко он не позволил ознакомиться с материалами уголовного дела, а также со звукозаписью судебного заседания.

Свое решение Семерей объяснил тем, что «дополнительное изучение (материалов дела) таким маститым (!) адвокатам не нужно».

Более того, Семерей не сделал перерыв в судебном заседании, зная, что один из адвокатов собирается потребовать его отвода.

«Я убежден, что судья Семерей грубо нарушил правила судейской этики, что подрывает авторитет правосудия, и фактически нарушил принцип непредвзятости суда», – написал Станислав Кащенко в своей жалобе в Высшую квалификационную комиссию судей Украины.

Где защита от судьи?

Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККС) является одним из рычагов влияния на работу служителей Фемиды и уполномочена привлекать судей к дисциплинарной ответственности за нарушение правосудия. Ежегодно в комиссию обращаются тысячи граждан со всей Украины, которые столкнулись с судейским произволом.

На официальном сайте ВККС обозначены все поступающие жалобы, среди которых немало и из Николаевской области.

С начала 2013-го по июнь 2015 года на судей г. Николаева было подано более 200 обращений. Наибольшее недовольство у николаевцев вызывает судья Ленинского районного суда Надежда Румянцева, «заслужившая» 8 жалоб, а также судьи Центрального района Галина Подзигун и Дмитрий Тишко (по 7 жалоб каждый).

Совсем немного уступают своим коллегам судьи Апелляционного, Заводского, Корабельного и Центрального судов, на которых поступило по 5-6 жалоб. Среди них: Сергей Колосовский, Екатерина Буренкова, Вадим Гаврасиенко, Инна Притуляк, Валентина Цыганок, Елена Кутурланова и Владимир Алейников.

Впрочем, жалобы граждан на судей вовсе не обозначают каких-либо серьезных последствий для служителей закона. Как показывает практика, после рассмотрения жалоб квалификационной комиссией далеко не на всех судей даже открываются дисциплинарные производства. Чаще всего они отделываются банальным выговором. Эффективность такого морального порицания общеизвестна: в деньгах судьи не теряют, да и стыдятся вряд ли.

«Выговор выговором, а на что он влияет? Если бы у судей были премии, тогда получил выговор и лишился премии, а так…», – признается адвокат Дмитрий Беспрозванный.

Правда, несколько выговоров подряд может стать причиной обращения комиссии в Высший совет юстиции, чтобы поставить вопрос о дальнейшем нахождении судьи на должности. Но, как видим, на деле до реального наказания судей доходит редко. Ведь тут, как видно, до сих пор действует круговая порука, прочно связавшая между собой все судебные инстанции.

На сегодняшний день ВККС вынесла выговоры четырем николаевским судьям. В течение одного года (ноябрь 2012 – июнь 2013) судья Заводского района Виктор Андрощук успел получить сразу два выговора. За что? В первом случае за затягивание рассмотрения гражданского дела в течение семи лет, а во втором – за несвоевременную выдачу копии судебного решения.

В 2012 году также получил выговор и судья Корабельного района Владимир Беспрозванный, который также «тянул» с принятием решения более трех лет. Судей Центрального района Андрея Рудяка и Олега Батченко квалификационная комиссия «пожурила» выговором за затягивание рассмотрения дел в течение двух лет.

Более того, сама комиссия подчас не торопится с рассмотрением жалоб: обращение адвоката Максима Красюка пролежало «под сукном» полтора года. Все это позволяет судьям без каких-либо опасений вершить правосудие в том же духе. Наказания явно не последует.

«Пока ВККС не работает, как надо, судебный произвол продолжается, – резко высказался о судьях адвокат Красюк. – Они все уже нарушили по тысячу раз, и в тысячу первый раз преступить закон им ничто не мешает».

Прокуратура: «И ты, Брут?»

Как видим, имеющиеся рычаги очищения судебной власти не работают и не могут работать эффективно. Становится понятным, что «система» не сдвинется против себя самой. Казалось бы, давно должны быть наказаны и отстранены от должностей те судьи, на которых прокуратурой заведены уголовные дела. Ведь не могут же уголовные (!) расследования начинаться без причины. Ан нет! «Взаимодействие» судов и прокуратуры чаще всего настолько согласованное, что и тут предвзятые служители Фемиды могут не волноваться: ворон ворону глаз не выклюет.

В 2013 году в отношении судьи Николая Олефира прокуратура открыла уголовное производство по ч. 1 ст. 375 УК Украины за вынесение неправосудных решений в земельных спорах. Как сообщил журналистам прокурор Роман Билан, этот судья был причастен к незаконному отчуждению земель ГП «Николаевский лесхоз» в лесном урочище «Октябрьское», что на Маяке. Однако на сегодня, через полтора года, дело находится все еще на досудебном расследовании, а Олефир занимает высокую должность председателя Ленинского районного суда.

«Есть соответствующая процедура, она сложная. Для увольнения судьи необходимо согласие Верховной Рады, поэтому только после того, как будут собраны соответствующие доказательства, прокуратура будет действовать согласно определенной законом процедуры», – сообщил журналистам прокурор области Вячеслав Кривовяз.

Пока прокуратура не спешит собрать доказательства неправосудного решения Н. Олефира, в судебной администрации также горой встали на защиту коллеги. Из ответа начальника областной судебной администрации Виктора Сикиринского следует, что все судебные инстанции покрывают друг друга, а вместо наказания нарушителей предпочитают «беречь честь мундира».

«Процедуру проверки Олефир прошел как никто из председателей других судов. Он неоднократно рассматривался ВККС. Да, неоднократно был вопрос о привлечении Олефира к ответственности, но ВККС принимала позитивное для него решение. Решения привлечь его к ответственности – нет», – заявил Сикиринский.

Между тем, кроме дела Н. Олефира, сейчас рассматриваются два уголовных производства в отношении двух николаевских судей. Среди них – Андрей Рудяк, подозреваемый в жестоком убийстве мачехи Татьяны Рудяк, а также судья Ленинского района г. Николаева Геннадий Костюченко, который обвинялся в получении взяток. Интересно, что взяточничество Г. Костюченко прокуратура доказывает с 2012 года, на данный момент документы возвращены на дорасследование, а пока истина не установлена, обвиняемый уже перешел в разряд свидетелей.

Судя по этому примеру, крайне редко удается доказать факт получения взятки судьей. За этим строго бдят и судебная администрация, и прокуратура. Неужели с нашими судьями такого не случается?

Без надежды на успех 

Становится понятным, что методы, которыми проводится люстрация в нашей судебной системе, заранее обрекают ее на провал.

Очевидно, дело в том, что не так-то просто поломать сложившуюся систему круговой поруки и взяточничества, которая складывалась годами и втягивает в себя многочисленные дружественные, семейственные связи, где каждый кому-то сват или брат. Возможно, на это понадобятся годы и годы упорной борьбы наиболее сознательных членов нашего общества. Активисты должны не только действовать заодно с контролирующими органами, но и при необходимости заставлять их выполнять свои функции – там, где вместо контроля, – сплошное покрывательство.

«Чем больше граждане, общественные организации, журналисты будут включаться в проверку, тем чище станет судебный корпус. Сам он себя не очистит», – таким видит выход из нынешней ситуации народный депутат Егор Соболев.

Пока же громко объявленная люстрация нашей судебной системы только имитирует очищение, ведь «на манеже», то бишь, в судах, да и в прокуратуре, по-прежнему остаются «все те же».

Расследование проведено при поддержке Международного фонда «Возрождение».

Татьяна Гайдабас, Алена Нефедова, Центр журналистских расследований 

Сообщение:

*

НОВОСТИ