ТЯГОМОТИНА «в законе», или Как в Николаеве борются с преступностью

Жительнице города Николаева Валентине Михайловне Вайкшнис недавно исполнилось 75 лет. Шестнадцать из них она судится, добиваясь справедливого наказания для двоих молодчиков, избивших до полусмерти ее супруга Йозаса (ныне покойного. – Ред.). Почти три дня эти юные изверги силой удерживали избитого до крови 62-летнего пожилого человека на полевом стане связанным веревкой, без воды, еды, не оказывая медицинской помощи.

Как ни парадоксально, но милиционеры в тесной связке с прокурорами до сих пор не усматривают в деяниях этих «отморозков» состава преступления…

Нежданные гости

– В тот день, 23 сентября, – вспоминает Валентина Михайловна события 16-летней давности, – муж был один дома в поселке Грейгово Жовтневого района, я гостила у детей в городе. Приехала лишь 25 сентября к вечеру. Добиралась рабочим поездом. Зайдя в дом и не обнаружив там мужа, подумала, что он отлучился к соседям телевизор смотреть. Тогда я и представить не могла, что его уже третий день удерживают «в плену». И не просто удерживают, а зверски издеваются над ним.

В.М. Вайкшнис.
 

Ближе к вечеру, по словам женщины, залаяла собака во дворе. На пороге появились двое незнакомых молодых парней и стали буквально втаскивать в дом какого-то избитого босого человека в разорванной рубашке. Хотя лицо человека было сильно обезображено побоями: под глазами фиолетовые кровоподтеки, из рваных ран уже сочился гной, Валентина Михайловна все же узнала в нем своего мужа Йозаса.

– Где документы? – в ярости крикнул один из «конвоиров», зайдя в комнату вместе с «пленником». Как выяснилось позже, это был охранник с поля Виктор Сторчак, а его «сотоварищем», который остался на кухне, был сын бригадира полевых охранников Роман Кравчук – сержант милиции, работающий где-то в городе.

Ошеломленная женщина спросила у незнакомца: «Кто вы такие и что случилось?».

– Я из милиции, – услышала в ответ, – ваш муж убил двух собак и покушался на меня. Для убедительности Виктор Сторчак показал свои руки, на которых от ладони до локтя на внутренней части рук были засохшие ровные царапины.

Дальше он не церемонился: начал поспешно перерывать вещи, явно что-то искал. А когда увидел обложку из блокнота с вложенными туда документами: удостоверение «Ветеран труда» и охотничий билет, то снова стал кричать: «Где ружье и документы на дом?». Женщина испуганно ответила, что все документы находятся в городе у детей.

«Тогда поехали!» – скомандовал незваный гость.

«МНЕ СОБАКА ДОРОЖЕ ЧЕЛОВЕКА!»

Валентина Михайловна сразу поняла, что мужу грозит опасность, и решила во что бы то ни стало ехать с ним. Она буквально вцепилась руками в супруга. Под «конвоем» вышли они из дома, их направили к автомобилю «Жигули», который почему-то стоял не возле их ворот, а за железнодорожной линией, разделяющей улицу. Как позже выяснится, это сделали для того, чтобы не привлекать внимания соседей. Возле автомобиля находился еще один человек, он был очень недоволен тем, что супруга избитого мужчины увязалась с ними. Свое недовольство он высказывал нецензурной бранью. Чуть позже женщина поняла, что это был хозяин автомобиля, бригадир охранной бригады Василий Кравчук, отец одного из «конвоиров».

Сердце Валентины Михайловны сжалось от боли, когда она увидела, как ее полуживого супруга «ребята» стали заталкивать в багажник «Жигулей». И везли их вовсе не в город, как сразу показалось пожилой женщине, чтобы посмотреть документы, и не в милицию, а в поле.

Уже по дороге Валентина Михайловна выяснила, что 3 дня назад охранники задержали ее мужа в то время, когда он собирал оставшиеся шляпки подсолнухов на уже скошенном поле. Собирал на корм курам. Он приехал на поле на своем стареньком велосипеде, который также, как и хозяин, был «изуродован» до неузнаваемости. К тому же охранники натравили на него большую породистую собаку, которая зверски искусала пенсионера. Ему пришлось обороняться от озверевшего животного, благо охотничий нож был при нем. Он-то и спас старика от неминуемой смерти.

Когда приехали на место, пожилая женщина стала требовать, чтобы во всем разобралась милиция, по закону. На что бригадир охранников Василий Кравчук, в полной мере ощущая свое превосходство перед обреченными стариками, подошел поближе к «жертве» и со всей силы массивным кулаком ударил ее по лицу, до крови разбив губу.

– Мы вам сейчас покажем милицию, – в гневе сказал он. Затем уехал, захватив с собой сына Руслана. «Пленников» же подвели к бочке с водой и крепко привязали веревкой. Чтобы не сбежали.

Охранник несколько раз ночью приходил с проверкой, злобно пиная пожилых людей ботинком.

Той ночи, вспоминает Валентина Михайловна, казалось, не будет конца. У мужа сильно кружилась голова, тошнило, болело все тело. Чуть позже медики зафиксируют у него сотрясение мозга и сильное истощение организма.

Утром приехал Василий Кравчук. С собой он зачем-то привез ветеринарного врача. По наивности своей Валентина Михайловна подумала, что, возможно, он окажет мужу первую медицинскую помощь. Но, увы, оказалось, что ветеринара привезли к собаке. Женщина-пленница снова стала требовать, чтобы их увезли в милицию и там во всем разобрались.

– Видишь милицию, – злобно начал кричать бригадир, показывая пожилой женщине свои увесистые кулаки, – и запомни, мне собака дороже человека, я еще с вас сто долларов за нее взыщу.

Все лицо его было перекошено злобой и ненавистью. Уже позже Валентина Михайловна узнает, что свою собаку Кравчук еще в день конфликта, 23 сентября, отвез в ветлечебницу. По всей видимости, собака шла на поправку, поэтому хозяин смилостивился над «пленниками». Около часа дня на поле приехала совхозная «Волга» и отвезла пожилых людей в поселковое отделение милиции для дачи показаний. Затем потерпевшего госпитализировали в БСМП, а так как раны уже гноились, его поместили в гнойное отделение, где он проходил лечение в течение месяца.

Круговая порука

Положив супруга в больницу, Валентина Михайловна сразу же обратилась в милицию по факту его избиения, однако там не отреагировала должным образом. Когда же Йозас Вайкшнис вышел из больницы, то сразу подал жалобу в прокуратуру Жовтневого района. Заметьте, лишь через два месяца прокуратурой было открыто уголовное дело. Волокитилось оно почти год. Как выяснилось из материалов дела, В.Д. Кравчук и В.А. Сторчак куда-то исчезли, и правоохранители якобы не могли их найти. К тому же стало известно, что В.Д. Кравчук уже имел судимость, связанную с нанесением телесных повреждений. Не впервой, видимо, ему «объясняться» с милицией. Лишь благодаря настойчивости супругов Вайкшнис правоохранителям ничего не оставалось, как вынести приговор – Сторчака и Кравчуков признать виновными в совершении преступления.

На основании этого документа Вайкшнисы подали исковое заявление в Центральный районный суд на возмещение материального ущерба и морального вреда. Судья присудил взыскать с преступников в пользу потерпевших пенсионеров в общей сложности 11 тысяч 513 гривен.

Судя по документам, это решение исполнительная служба не смогла выполнить: находились причины, делались отписки. Пенсионеры, выигравшие суд, стали свидетелями «круговой поруки» правоохранителей и преступников. Так, когда государственный исполнитель запрашивал наличие имущества, числившегося за осужденными, то получал ответ, что за ними не зарегистрирован автомобиль. Лишь после того, как Вайкшнисы сами указали номер и марку автомобиля, гаишники таки подтвердили справкой факт наличия имущества. И невооруженным глазом было видно, что ох как не хотели «ребятки» отдавать пенсионерам свои сбережения. И крутили они нашим правосудием как цыган солнцем.

Нет человека, нет и дела

20 декабря 2003 года Йозас Вайкшнис умирает. Причиной смерти врачи назвали разрыв сердца. Так и не дождался ветеран труда исполнения решения суда. Ушел в мир иной. Сердце не выдержало.

Ушлые «ребята» не побрезговали ничем и воспользовались даже этой ситуацией. Мол, потерпевшего уже нет – ушел в мир иной, теперь можно и пересмотреть уголовное дело. И, надо признать, им это удалось. Не будем акцентировать, какими путями они это сделали. Но факт остается фактом. Честно говоря, когда просматривала все эти документы, не верила своим глазам: черным по белому написано – «уголовное дело прекратить в связи с отсутствием в действиях Сторчак В.А и Кравчук В.Д. состава преступления». Подписал этот документ следователь Жовтневого райотдела милиции некий Андриевский. Датировано постановление 12 декабря 2005 года. А что самое примечательное, этим же следователем Андриевским еще 24 мая 2004 года, как свидетельствуют документы, было возбуждено уголовное дело в отношении уже покойного на то время Й. Вайкшниса по ст. 187 УК Украины («Разбой»). И в постановлении следователь признал покойника виновным, а ушлых «ребят» – Сторчака и Кравчука – потерпевшими. Со всеми этими «состряпанными» бумагами адвокат «потерпевших» пишет заявление в суд Центрального района с просьбой пересмотреть вступившее в законную силу еще 26 января 2001 года решение суда в связи со вновь открывшимися обстоятельствами.

Вдова Валентина Михайловна, когда пришла на судебное заседание и увидела эти документы, была ошеломлена. Женщина не могла понять, почему все эти «дела» творились втайне от нее, ведь она потерпевшая? Она вынуждена была обжаловать решения следователей-милиционеров в Жовтневом районном суде. Постановление следователя Андриевского было признано незаконным и отменено, а уголовное дело направлено на дополнительное расследование в райотдел милиции. И все опять пошло по накатанному правоохранителями замкнутому кругу.

Ошибочка вышла…

В августа 2013 года Валентина Михайловна гостила у родственников пару недель. Когда в конце месяца пенсионерка приехала домой, то обнаружила письмо от Заводского отдела Государственной исполнительной службы. В нем черным по белому было написано, что у них в производстве находится исполнительный лист по ее делу о взыскании с Кравчука и Сторчака в солидарном порядке 5 тысяч гривен, эти деньги размещены на депозитном счете и перечислены в ее пользу. В последней строчке официального письма государственный исполнитель И. Олексенко просит Валентину Вайкшнис предоставить им банковские реквизиты для перечисления причитавшейся ей суммы.

Валентина Михайловна, наконец-то, вздохнула с облегчением и помчалась в исполнительную службу, предварительно зайдя в сберкассу для получения реквизитов пенсионной книжки. Каково же было ее удивление и разочарование, когда она узнала от государственного исполнителя, что денег для нее на счету нет.

Пришлось пенсионерке снова обивать пороги вышестоящих структур, чтобы узнать, куда же ушли предназначенные для нее деньги. Не прошло и полгода, а только лишь пять с половиной месяцев, и пожилая женщина получила ответ от начальника областного управления Государственной исполнительной службы Юрия Голотребчука, где чиновник на двух листах убористым текстом перечисляет все судебные решения по данному делу. А в заключение главный судебный пристав области констатирует, что их служба ОШИБОЧНО сообщила Валентине Михайловне о наличии на депозитном счете причитавшихся ей денег. Мол, ошибочка вышла. Заметьте, он даже не извинился перед пенсионеркой.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В общей сложности Валентина Михайловна Вайкшнис борется с ветряными мельницами правосудия уже 16 лет. Куда только не обращалась вдова с жалобами: в областную прокуратуру, в Генеральную, в Секретариат Президента Украины. И что характерно, сразу же после обращений дело немного сдвигалось с мертвой точки, постановление о прекращении уголовного дела отменялось прокурорами или судьями, направлялось в милицию на дополнительное расследование, то есть создавалась видимость расследования. Для проформы один раз даже вынесли выговор следователю милиции, который вел это дело. И снова пенсионерку пускали по замкнутому кругу. Следователи её не вызывали, не опрашивали, а только выдавали заранее заготовленные ответы многолетней давности, мол, в действиях подозреваемых Кравчука и Сторчака нет состава преступления.

Сегодня это «бородатое» уголовное дело с апреля 2015 года снова расследуется следственным отделом Жовтневой милиции. Валентина Вайкшнис подозревает, что дело опять хотят закрыть. К тому же районный процессуальный прокурор Илья Шкарлет на последней встрече ей прозрачно намекнул, мол, у «них» больше «плюсов», чем у нее. А по вопросу, когда же дело будет передано в суд, порекомендовал обратиться к главному районному следователю Сергею Клименко. Именно его очередное постановление о закрытии уголовного дела12 сентября 2014 года было отменено судом и отправлено на дальнейшее судебное расследование. До сих пор расследует.

На днях журналист «РП» вместе с потерпевшей и ее адвокатом побывал на приеме у начальника следственного отдела Жовтневого райотдела милиции Сергея Клименко.

– Я вас слушаю, – майор вежливо пригласил к разговору потерпевшую и ее адвоката. С журналистом общаться наотрез отказался.

На вопрос о сроках окончания расследования главный районный следователь порекомендовал обратиться к процессуальному прокурору Илье Шкарлету. Мол, как он скажет, так и будет…

Складывается впечатление, что правоохранители берут пожилую женщину на измор: футболят из одного конца города в другой. Для справки, прокуратура Жовтневого района расположена в Корабельном районе, а милиция – в Ленинском. Однако Валентина Михайловна – женщина принципиальная и сдаваться не собирается. Ради памяти мужа она намерена продолжать бороться за справедливость. С 2013 года ее документы находятся в Страсбурге, ожидая своей очереди в Европейском суде.

Нет сомнений, что там рассудят по закону. Только вот платить придется Украине. И причем немалые деньги.

Татьяна ФАБРИКОВА

P.S. Учитывая, что данное уголовное дело подследственно прокуратуре, эту публикацию редакция направляет в областную прокуратуру на реагирование. И надеется, что новый прокурор области Вячеслав Кривовяз сможет разорвать замкнутый круг, по которому семнадцатый год гоняют беззащитную пожилую женщину. Ну, а если у него не получится, будем обращаться в вышестоящие инстанции.

Сообщение:

*

НОВОСТИ