«Зона» для Кинбурна

В Министерстве экологии и природных ресурсов Украины на разработке находится документ – проект зонирования, который, без преувеличения, будет определять на ближайшие лет десять судьбу уникального природного уголка Николаевской области – Кинбурнской косы.

Поможет ли он сохранить эту жемчужину или, наоборот, будет способствовать тому, что на Кинбурн хлынет нескончаемый поток туристов и превратит его в Коблево‑2 в худшем смысле этого слова – в очередное место у моря, хаотично застроенное, затоптанное, «выжженное», так сказать, «освоенное» человеком «неразумным»?

В ожидании проекта

Казалось бы, подготовка главного документа, на основании которого строится вся работа Национального природного парка «Белобережье Святослава», – чистая формальность. Ведь парк и сейчас живет по законам, четко определяющим его деятельность. Это закон Украины «О природно-заповедной деятельности» и Положение о Национальном природном парке «Белобережье Святослава».

Впрочем, все годы своего существования парк как-то обходился без еще одного важного документа – плана зонирования, организации парка, в котором определяется расположение каждой из четырех функциональных зон, а также четко расписывается вся работа, которую в них можно проводить, а чего делать категорически нельзя.

Последние два года в парке готовили проект, который в начале года был передан в Министерство экологии и природных ресуров Украины для утверждения. Однако представленный вариант проекта уже вызывает немалое беспокойство и среди работников парка, и среди специалистов, неравнодушных к сохранению живой природы. Предпосылкой является то, что на косе привычным, обыденным делом стали вопиющие случаи браконьерства. Пока нет четко определенных зон, лов ведется где попало. К слову, в нынешнем году Министерством экологии были выданы, как минимум, две лицензии для вылова водных живых ресурсов на Кинбурне, однако без лимитов. что означает: креветку, гамариус, ценные породы рыб вылавливают в неограниченном количестве, и никто это не контролирует. В результате нарушается сложившийся биобаланс, наносится непоправимый вред природе. И это только одно из нежелательных последствий отсутствия плана зонирования парка. Но плана не такого, как предлагается, а научно обоснованного, разумного.

Пропорция не в пользу природы

Познакомиться с проектом до его утверждения оказалось делом непростым. На суд общественности документ не выносился, а потому о его содержании приходится судить из скудных сведений, изложенных в ответе на запрос одной из общественых организаций. Так вот, поражает, прежде всего, одна цифра – соотношение заповедной и рекреационно-хозяйственной зон. Согласно закону, в национальных природных парках Украины существуют такие зоны: заповедная, где запрещена любая хозяйственная деятельность, рекреационная – для досуга и оздоровления людей, стационарной рекреации – под застройку учреждениями для отдыха и лечения и, собственно, хозяйственная, где позволено вести вырубку, вылавливать водные ресурсы, отстреливать дичь, строиться и так далее. Соответственно, в проекте зонирования Кинбурна, который готовится к утверждению, указано: общая площадь парка – 35 тыс. 223,15 га,к заповедной зоне предлагается отнести всего 3 тыс. 545,62 га, к зоне регулируемой рекреации – 4 тыс. 995, 58 га, зоне стационарной рекреации – 21,83 га и к хозяйственной – … 26 тыс. 660, 2 тыс. га.Несложные арифметические подсчеты приводят нас к выводу: к неприкосновенной, охранной зоне будет относиться всего около 12% территории, а 88% – к хозяйственной и другим, быстро осваиваемым человеком. Не много ли для территории, которая и создавалась с целью сохранения природы в первозданном виде?

Следует сказать, что вопрос распределения зон в природном парке – понятие очень условное. Нигде в законах не указана точная площадь, которую нужно отводить под каждую из зон. На это и упирает сейчас директор парка «Белобережье Святослава» Юрий Козловский: «Разговаривать о каких-то процентах – это отвлеченно. Как можно говорить о процентах? В каком-то регионе можно отвести и 20%, в некоторых – до 30%. Проценты называют люди, которым выгодно на этом спекулировать! Но ведь есть компетентные специалисты – в Минэкологии, они все изучают, вносят свои предложения».

Заказчик и исполнитель

И тут Юрий Иванович слегка лукавит: в министерстве распределения не производят, а оценивают уже предлагаемый проект территории. Распределение зон производят на месте. Кто же решал эту ответственнейшую задачу на Кинбурне?

Исполнитель проекта зонирования определялся на торгах, проведенных администрацией парка еще в ноябре 2013 года. Участие в нем принимали две организации: частное научно-производственное предприятие «Стройизыскание» и ООО «Украинский экспертный центр по измерению и оценке». Первая проектирует частные дома и усадьбы, инженерные сети, проводит различные инженерные изыскания, выполняет горные и буровые работы. Вторая – оценивает все: от недвижимости до летательных аппаратов и судоходных средств. Похоже, что проектирование национального природного парка стало для них эксклюзивным заказом.

Победу в конкурсе одержал «Украинский экспертный центр по измерению и оценке», который предложил свои услуги всего на 12 тыс. грн. дешевле, чем конкурент, – за 1 млн. 276 тыс. грн. (заметьте, сумма-то немалая!). Хотя, по логике, ценность видового разнообразия животных, растений и насекомых на косе должны определять не столько проектанты-строители, сколько биологи, зоологи, ботаники. И для этого нужно не просто расчертить квадратики на бумаге, а проводить полноценные научные исследования, и только на их основании зонировать территорию. За что, собственно, бюджет и платит немалые деньги.

«Вся коса заселена краснокнижными животными и растениями, – отмечает один из работников парка. – Их много и на побережье. По большому счету, на Кинбурне нельзя ни ходить, ни ездить. Даже один проехавший джип приносит немало беспокойства птицам, животным, мнет траву, загрязняет воздух. Однако на это никто не обращает внимания. А проект составляют, как хотят».

Очевидно, на возможность сохранения в парке живой природы авторы проекта, действительно, обращают не слишком много внимания. Так, в одном из протоколов совещаний научно-технического совета зафиксировано замечание эксперта, заведующего научным отделом НПП «Белобережье Святослава» В. Б. Чауса, которого беспокоит не огромная площадь под хозяйственную деятельность, а формальные мелочи: разные шрифты в тексте проекта, не совсем оптимальное размещение таблиц, неравномерность размещения фотографий и тому подобное.

Слишком большой уклон проекта зонирования в «хозяйственность» отмечают и в Министерстве экологии и природных ресурсов. Вот что рассказал журналисту ведущий специалист отдела организации и использования природно-заповедного фонда министерства Андрей Лобода.

– Проект составлен таким образом, что, честно говоря, заповедная зона занимает совсем мало места для такой территории парка, – отметил сотрудник министерства. – Почему-то в основном обозначена зона рекреации и хозяйственная. И это мы отметили как недочет.

К тому же разработчики допустили множество и других ошибок. Например, отнесли Кинбурнскую стрелку к хозяйственной зоне, хотя в описании сказано, что там растут очень редкие исчезающие виды растений, занесенные в Красную книгу, а значит, это ценные участки.

Разработан маршрут, проходящий через Воложин лес, который не относится к национальному парку, а входит в состав Черноморского биосферного заповедника, расположенного по соседству. О территории, которая вовсе не принадлежит парку, администрация обещает «заботиться и ухаживать».

– Проект разрабатывался как-то непонятно, – продолжает Андрей Лобода. – В описании все сказано правильно, а вот с зонированием не разобрались. Разве можно пешие и автомобильные маршруты располагать рядом с ценными участками? Или рядом с орхидейным полем? Как же его в таком случае сохранить?

В министерстве отмечают также, что авторы проекта никак не отразили еще один важнейший показатель – рекреационную нагрузку на территорию парка, то есть количество людей, которые могут посещать заповедную территорию. Оно, конечно же, должно быть строго ограничено. Но, похоже, для директора Юрия Козловского этот момент – вообще не существенный. «Кто может запретить приезжать сюда отдыхать? – задается он вопросом. – Почему должны быть ограничения? Кто их устанавливает?».

Одним словом, непрофильная организация, которой поручена подготовка проекта, вместе с руководством парка «напроектировали» так, что в министерстве набралось замечаний на целых 12 страниц. Кстати, устранить все неточности администрация парка должна была в месячный срок – до 25 июля, однако проект до сих пор не приведен в надлежащий вид и не передан в министерство. Дирекция парка тянет время и надеется «протянуть» свое предложение?

Зонируй и властвуй?

Юрий Козловский заверил журналиста, что уже к концу года проект будет полностью готов. Только вот будет ли он соответствовать требованиям закона? По откликам работников парка, администрация пошла на такую хитрость. Заповедную зону перенесли к территории села Васильевка, где нет особых природных ценностей. Ну, надо же показатькакие-то заповедные места! Взамен этого к хозяйственной части отнесены участки, где действительно есть редкие растения и животные, но там удобно вести лов креветки, рыбы, гамариуса. А то и строить многочисленные базы и коттеджи. По всей видимости, сегодня делается все для того, чтобы Кинбурн стал открытым для потока туристов, а еще для рыбаков, на которых чиновники от природы рассчитывают зарабатывать немалые барыши.

Глава Центра антикоррупционных расследований Денис Барашковский о проблемах Кинбурна узнал от активных жителей заповедного места. Побывав на косе, он пришел к выводу: «Зонирование, которое предлагает администрация парка, является убийством самого экологического уголка. Там все будет отдано на откуп кафе, барам, будут сдаваться в аренду пляжи, построят отели и коттеджи. И это зонирование полностью разрушит экологическую систему Кинбурнской косы.

Хозяйственная зона – заштрихована.

Даже тот план, по которому сегодня работает парк, предполагает гораздо меньшую хозяйственную территорию, чем новый проект. Практически все морское побережье сейчас предлагается для рекреации и хозяйствования. Если проект примут в таком виде, потом никто не помешает дирекции давать добро фирмам на установку все новых кафе, ресторанов и магазинов, запустить на побережье морские велосипеды, мотоциклы, открывать дискотеки. У них будут полностью развязаны руки для того, чтобы делать то, что сейчас они делают незаконно, в том числе – и браконьерствовать. Они смогут, таким образом, вывести из тени и легализовать весь незаконнный бизнес».

Все очень похоже на то, что дирекция парка всеми силами стремится стать узаконенным монополистом по выдаче земли на Кинбурне и контролировать по своему усмотрению всю хозяйственную деятельность, что изначально непозволительно на такой территории, как национальный парк. Очевидно, именно поэтому проект поддержали местные депутаты, которые наверняка также смогут оказаться в выигрыше при распределении земли на морском побережье. Не случайно проект заранее могли увидеть только они, узко ограниченный круг заинтересованных лиц, но никак не рядовые жители села, активисты, экологическая общественность и журналисты.

По мнению Барашковского, сейчас нужны согласованные усилия общественников, жителей самой Кинбурнской косы, всех неравнодушных николаевцев, чтобы не допустить принятия проекта зонирования в том виде, который предлагает администрация парка. Нельзя позволить Кинбурнскую косу превратить в Коблево‑2. Иначе будет поздно.

Татьяна ФИЛИППОВА,
Центр журналистских расследований

Комментарии:

  1. Юра:

    По перше, всі на "косі" знають, що в НПП всіма темними справами(криветка, гамаріус, (рекеаціями) поселеннями відпочиваючих в здовж побережжя "коси") займається заступник директора НПП-Мусієнко В.І. Про деякі його справи і не догадується директор НПП Козловський Ю.І., що він на "косі", творе, а якщо (знає) догадується, то покриває("рука руку миє….").

    По друге, керівництво НПП, в певних діях, тісно підтримує голова Покровської сільської ради Агафонов Г.М., та більшість депутатів сільської ради.

Сообщение:

*

НОВОСТИ