Дома вражды и раздора

События, о которых пойдёт речь в этом материале, произошли еще в 90-х годах прошлого столетия. Но о том, что они, возможно, стали жертвами обмана, лишившись права на жилье, Надежда Пригарина и Валентина Цуркан, проживающие в селе Прибужье Доманёвского района, узнали недавно.

Было ваше, стало наше?

В редакцию «РП» пришел участник АТО Александр Форостяной, который с апреля был призван на воинскую службу, а сейчас находится в отпуске. Он рассказал о том, что в далёком 1990 году жена его дяди, Юлия Пригарина, которая работает в местном сельсовете, воспользовавшись служебным положением, якобы подделала документы на дом его бабушки.

«Однажды моя бабушка, Надежда Пригарина, пришла в Прибугский сельский совет, чтобы оформить завещание на своего сына. Но вместо этого ей подложили договор купли-продажи, который бабушка по своей наивности подписала не глядя. Таким образом, она продала двухэтажный жилой дом вместе с хозпостройками. При этом в поддельном документе сказано, что за продажу дома бабушка получила 8,5 тыс. рублей. Но этих денег она даже в руках не держала», – утверждает Александр Павлович. К слову, документ самого «завещания» пожилой женщине на руки так и не выдали.

Доказательством того, что договор купли-продажи был сфабрикован, по его словам, является еще один факт – в государственном акте, который изготовили новые владельцы, указан неправильный адрес дома, в котором проживала бабушка. Кроме того, сам договор оформлен не одним, а несколькими числами – 9 и 15 июня 1990 года.

Вместе с тем Юлия Пригарина рассказала журналисту «РП», что пожилая женщина продала дом по собственной воле: «Мы жили дружной семьей. После смерти мужа моя свекровь Надежда Пригарина унаследовала дом. Она решила подарить его своему сыну – моему мужу. Мы как раз хотели купить в кредит новую машину, но в банке нам сказали, что могут дать деньги только на покупку дома. Посовещавшись на семейном совете, мы с мужем предложили свекрови оформить договор купли-продажи ее домовладения. Она согласилась и сама подписала необходимые документы», – поясняет Юлия Васильевна. Она не отрицает, что деньги за дом Надежде Пригариной не были уплачены.

«После оформления договора свекровь продолжала жить с нами. И только в 1998 году она перебралась в дом своей дочери. Но здесь была прописана до 2010 года», – говорит Ю. Пригарина. По ее словам, все документы на дом неоднократно проверялись правоохранительными органами, нарушений они не выявили.

В июле 2014 года материалы по подделке документов были внесены в Единый реестр досудебных расследований. Но в январе 2015-го Доманевский районный суд вынес постановление о закрытии уголовного производства – из-за отсутствия состава правонарушения.

Надежда Пригарина поселилась в доме своей дочери, который находился по соседству. Но, по словам А. Форостяного, невестка бабушки, заручившись поддержкой правления местного колхоза, переписала и этот дом с приусадебным участком, ранее принадлежавшие его прабабушке, на ужена себя.

«Однако моя родственница, видимо, не знала, что еще в 70‑х годах прабабушка завещала этот дом моей маме, Валентине Цуркан, которая ее досматривала. В подтверждение этого есть завещание. Поэтому прабабушка никак не могла написать заявление об отчуждении данного жилого строения в пользу Юлии Пригариной», – отмечает Александр Павлович. Также, по его словам, этот приусадебный участок на самом деле имеет меньшую площадь, что подтверждает факт фальсификации. В то же время Юлия Пригарина заверила журналиста, что ей ничего не известно о решении правления колхоза.

За последние годы отношения между родственниками окончательно испортились, они всё никак не могут поделить дома и территорию. Сначала возник спор из-за въездных ворот. На архитектурном проекте дома, в котором проживает мать и бабушка А. Форостяного, четко видны ворота.

«Но в государственном акте, изготовленном на имя новых владельцев дома его бабушки, эти же ворота отнесены уже к соседнему дому. Мой дядя, проживающий по соседству, забрал ворота себе и теперь мне, чтобы выехать со двора машиной, приходится идти к нему «на поклон» и просить открыть их, – рассказывает Александр Форостяной. – Предметом раздора стал и колодец, по которому раньше проходила граница двух дворов».

Кто же виноват?

Житель села Прибужье подозревает, что в нежелании правоохранителей браться за расследование этого дела присутствуют личные мотивы. «Я неоднократно обращался в районную милицию и прокуратуру с просьбой проверить факт подделки документов. Но мои просьбы так и остались без ответа. Пока моя бабушка жива, я хочу помочь ей вернуть дом, отобранный обманным путём», – говорит Александр Форостяной. Но времени у военного в обрез, ведь скоро ему снова нужно возвращаться в зону АТО.

Знает об этой конфликтной ситуации и Прибугский сельский голова Виктор Матющенко. Он рассказал, что Александр Форостяной, который представляет интересы своей бабушки и мамы, неоднократно обращался в сельсовет с просьбой проверить подлинность документов: договора купли-продажи и решение правления местного колхоза.

«Мы проверили все имеющиеся документы и не выявили нарушений или фактов фальсификации. Возможно, что в силу своего почтенного возраста бабушка забыла о том, что продала свой дом сыну. Тем более, это было давно», – заявил Виктор Владимирович. Но была ли процедура купли-продажи ее домовладения проведена обманным путем, правомерным ли является решение колхоза о передаче второго дома в собственность Ю. Пригариной, решать только судебному органу, подчеркнул сельский голова.

К сожалению, конфликтные ситуации, в которых родственники не могут поделить между собой недвижимое имущество, сегодня не редкость. Остается надеяться, что герои нашего материала все же смогут договориться, не разрушив окончательно семейные отношения и не прибегая к помощи правоохранительных и судебных органов.

Ольга ВЛАДИМИРОВА

Комментарии:

  1. Аноним:

    вот страсти в Прибужье идут. Круче чем в Санта-Барбаре !!!!

Сообщение:

*

НОВОСТИ