Стихийная торговля – дитя обнищания народа?

uuСегодня в Первомайске, как, собственно, и по всей Украине, стихийная торговля стала обыденным явлением. Уже давно никто не удивляется тому, что в подворотнях и на улицах торгуют «нелегалы», и что покупку можно совершить прямо с асфальта. Особо широкий масштаб это явление приобрело за последние несколько лет. Аналитики утверждают, что причиной всему – кризис, который постиг нашу страну в 2014 году. Что же на самом деле заставляет людей заниматься нелегальной торговлей, и что предпринимают власти города для ликвидации «стихийки»? В этом разбирался наш корреспондент.

 

Не от хорошей жизни

Первомайск постепенно превращается в один сплошной рынок. Что в центре города, что на окраинах – везде можно встретить торгующего «нелегала». Причем товар самый разнообразный – от мяса, рыбы, молока, кисло-молочных продуктов, овощей, фруктов – до белья и различной утвари. Наиболее бойкая торговля  с тротуара наблюдается в рыночные дни, причем, что на центральном рынке, что на фрегатовском, коротченском, дерибасовском – словом, там, где есть спрос. Но одно дело, когда торгуют бабушки пучками укропа, петрушки, овощами, выращенными собственноручно, и совсем другое, когда этим занимаются предприниматели. Ведь не секрет, что никто из них не платит налоги.

«Может ли человек прожить при нынешней экономической ситуации, если он остался без работы и средств к существованию, или на одну пенсию?» – этот вопрос задавали практически все, к кому журналист подходила на улицах, ведущих к рынку, – Гагарина, Машиностроителей, Юмашева и т.д. Некоторые, не разобравшись в цели моего визита, сразу начинали кричать: «Что вы нам мешаете жить?!» Или: «Уходите отсюда, не то мы вам покажем, где раки зимуют». Вот, мол, придем, разгромим горисполком, тогда будете знать, как со своими вопросами приставать.

Корреспондент «РП» решила пообщаться с теми, кто адекватно реагировал на ее появление. Первыми в разговор вступили пенсионеры (из этических соображений имена изменены). И на вопрос, что же их заставило стать стихийными торговцами и почему пошли на нарушение закона, люди вот что отвечали.

– А как может человек прожить на одну пенсию? Честный человек, не олигарх, не депутат? – начал разговор Евгений Леонидович.– Где мне сегодня брать средства на выживание? Ведь пенсия, которую я получаю, не позволяет мне жить по-человечески, а по закону она-то должна быть такой, чтобы я мог спокойно обеспечивать и себя, и свою семью. А что я имею – объедки. Ни одежды купить, ни нормально покушать. Раньше я и не думал о том, что меня такая старость ожидает. Работал честно, в кубышку не откладывал. А теперь что, где мои деньги? Так что я закон никакой не нарушаю, я его всю жизнь исполнял, работал, и на пенсии теперь работаю. А деньги мои где? Пришла старость и дали копейку, хотя заработал я десять.

За Евгением Леонидовичем вступили в дискуссию женщины-пенсионерки. Но суть их рассказа мало чем отличалась от предыдущего. Все сводилось к одному – мизерная пенсия, которой даже на лекарства не хватает. О другом они уже и не мечтают. Вот и приходится приторговывать, чтобы концы с концами сводить. Да и детям хочется помочь, ведь многие не имеют даже работы.

Торгуют все

После этого разговора как-то не по себе стало. Ведь что получается: пенсионеры заложили основу сегодняшней жизни – мы ходим и ездим по дорогам, которые проложили они, живем в домах, которые построили они. Однако благодарность от новых поколений получают очень уж скудную. Настоящим ударом по старикам стал экономический кризис, начавшийся в 2014 году: повышение тарифов, подорожание продуктов они восприняли очень болезненно, при этом об одежде и обуви даже не заикаются. Обновки – дело молодых…

Однако стихийная торговля увлекла не только пожилых людей с низким достатком, здесь и молодые есть. Немало женщин и мужчин в возрасте не старше 40 лет стоят за импровизированным прилавком. Торгуют кто чем: кто бельем, кто птицей, кто рыбой, кто картофелем.

Инна уже семь лет торгует собственно выращенной птицей. И в зной, и в холод она на рынке, точнее рядом с ним. У нее небольшой прилавочек, который в случае проверки можно свернуть. На языке «стихийщиков» это называется «делать ноги». Ее товар не сертифицирован и даже не имеет отметки ветлаборатории. Но, несмотря на это, у нее своя клиентура, которая ей доверяет и знает, что товар качественный.

– Вы думаете, я от хорошей жизни этим занимаюсь,– с горечью в голосе рассказывает женщина. – Ведь у меня есть образование, но, к сожалению, по своей специальности работу найти не могу. Вот и приходится заниматься тем, что прибыль хоть какую-то дает. Мне ведь семью кормить надо. Разве государство обо мне позаботится?

У нее нет ни выходных, ни праздничных, ни отпусков, ни социального пакета. Она в рыночные дни, как часики, – на своем облюбованном, но несанкционированном месте. Заплатила за часы парковки – и торгует. В остальные дни выращивает птицу, чтобы потом ее реализовать.

Рядом стоит молодой предприниматель Андрей. Он тоже торгует как «нелегал», причем уже не первый год.

– А что, – спрашивает он, – у меня выход есть? Я неоднократно обращался в разные инстанции, чтобы на рынке место предоставили. Но, увы! Остался не услышанным. У меня вся переписка сохранилась. Если надо – предоставлю.

Поднимаюсь выше по улице Гагарина, выхожу на Юмашева. Там знакомлюсь со студентом Николаем, который тоже приторговывает таким же способом, и тоже на месте парковки. У него такой же импровизированный прилавок. И такая же проблема, что и у предшественников, – отсутствие финансов. Молодая семья, он – студент, скоро появится первенец. Чем-то надо кормить. Вот и приходится выкручиваться. Говорит, что выживать очень сложно, будет уезжать на заработки в большой город.

– Понятно, что выживать надо, что сложная экономическая ситуация, да и торговать-то никто не запрещает, только вот почему не в рынке торгуете, ведь мест там предостаточно? – спрашиваю.

– Кто вам такое сказал? – с возмущением говорят мои собеседники. – Мы не единожды обращались в администрацию рынка и нам все время говорят, что мест свободных нет. Неужели вы думаете, что нам приятно чувствовать себя изгоями? Нам тоже хочется нормальных условий. Кто же против этого?

Удивительно, но на заседании комиссии по ликвидации стихийной торговли в городе звучала абсолютно противоположная информация. Что, мол, в рынке предостаточно мест, а «стихийщики» отказываются переходить туда, ибо места, где они торгуют, злачные и бойкие. Да и покупатель уже привык. И убедить их в обратном  просто невозможно.

Война «стихийке»

Власти Первомайска объявили войну стихийной торговле. К слову сказать, уже не первый раз. Собрали комиссию, обрисовали ситуацию и наработали схему борьбы с «нелегалами». Пока реализовывается план, местная полиция пробует уговорить торговцев поменять свое «мировоззрение». Вот только удастся ли?

Специалист в области предпринимательства Инна Черная рассказывает, что несколько лет назад пробовала вести борьбу с нарушителями, но все оказалось тщетным. Хотя кое-какие результаты есть. В центре города таки удалось победить «стихийщиков». Но в большинстве своем нарушители по-прежнему стоят на привычных «точках», при этом оставляя после себя обломки ящиков, обрывки газет, остатки испорченного товара.

– Это, в первую очередь, культура первомайцев, – говорит специалист, – ведь беспокоящийся о своем здоровье человек не станет покупать несертифицированные продукты просто с асфальта. Собственно, это проблема не только тех, кто продает, но и тех, кто покупает. Надо работать с людьми, чтобы они думали прежде всего о своем здоровье.

Конечно, те, кто ведет такой «карманный» бизнес, большой прибыли не имеют, но и риски в их деле невелики. Отсюда сегодня прогонят, завтра развернутся в другом месте, а полиция посильнее поднажмет, так для «ликвидации» предприятия надо иметь только сумку с прочными ручками и две быстрые ноги. Покупатели же несертифицированных товаров рискуют здоровьем, ведь на стихийных рынках продают не только продукты «со своего огорода», но и импортные бананы и апельсины, за происхождение которых никто поручиться не может. Ну и стоит ли упоминать о том, что налоги незаконные торговцы не платят. Факт уклонения от налогов всем известен, и именно он больше всего волнует местную власть, хотя нарушение закона стало возможным не без попустительства отдельных государственных ведомств, в том числе и силовых.

– В нашем городе достаточное количество мест для торговли на рынке, чтобы не превращать Первомайск в большой стихийный рынок, – говорит городской голова Людмила Дромашко. – Я считаю, что это показатель, в первую очередь, культуры нашего населения. Конечно же, так удобней – встал, торгуешь, а у тебя покупают. Вот, верхний рынок на Фрегате свободный. Почему отказываются идти туда? Привыкли на дороге торговать. Сказывается и то, что лишили полномочий правоохранительные органы. И, наверное, самое важное – это благосостояние нашего народа.

Чем выше благосостояние, тем меньше искушение нарушать закон, считают и многие первомайцы, а стихийная торговля будет процветать, пока украинцы будут бедствовать. Обеспеченный человек не станет рисковать своим здоровьем ради мелочной экономии, а тот, кому ежемесячно начисляется хорошая пенсия и зарплата, не согласится торговать в подземном переходе или на «асфальте». В Первомайске и стране бедное население, а значит те, кто у власти, должны думать прежде всего о том, как сделать обеспеченными семьи, а потом уже реализовывать программу борьбы со «стихийкой».

Наталия Клименко

Сообщение:

*

НОВОСТИ