Семь лет хождения по кругу…

Не секрет, что значительная часть редакционной почты касается неудовлетворительной, по мнению читателей, работы милиции, прокуратуры и судов. Инстанции, которые должны стоять на страже прав и законных интересов граждан, часто сами небрежно относятся к исполнению профессиональных обязанностей или даже нарушают закон.

Как результат – крайне низкий рейтинг этих государственных институтов в глазах общества. Вот и Кирилл Драмаренко уже почти семь лет безуспешно пытается добиться торжества справедливости, в следствие чего нарушены его законные интересы. И даже став депутатом Николаевского районного совета, мужчина сталкивается с глухой стеной бездействия и закрытости со стороны правоохранительных, как принято их называть, органов.

Собственно говоря, про мытарства Кирилла Драмаренко мы рассказывали еще почти пять лет назад, в статье «Спи спокойно, отец. Справедливость восторжествует!» («РП» от 08.10.11). Однако с того времени маховик законности хоть со скрежетом и закрутился, но вскоре вновь остановился… Поэтому стоит напомнить читателям о хронологии событий, которые стали основой газетной публикации.

Следует отметить, что когда Кирилл был еще маленьким, умерла его мама. Мальчика воспитывал отец – Борис Васильевич Драмаренко. Человеком он был известным и уважаемым, много лет проработавшим в органах внутренних дел. И будучи личностью деятельной, еще и после ухода на пенсию полковник много лет трудился на общественной должности.

Осуществил отставник и мечту своей жизни, свив «гнездышко» на берегу Южного Буга, в селе Андреевка Николаевского района. Купив участок, Борис Васильевич совместно с сыном выстроили добротный и просторный каменный дом – живи и радуйся. Соседи и сейчас вспоминают, как отец с сыном трудились не покладая рук… Чтобы купить стройматериалы и закончить строительство, пришлось даже продать городскую квартиру Кирилла.

В начале 2000-х годов Драмаренко-старший окончательно стал сельским жителем, перебравшись на постоянное проживание в своем уютном доме на живописном берегу, недалеко от соснового бора. Здесь же отставник встретил женщину, которая годилась ему в дочери. Но Елене удалось очаровать полковника, а вскоре прелестница, к слову, сменившая далеко не одного спутника жизни, перебралась жить в его комфортабельное жилище. Был ли в том расчет? Теперь однозначно ответить на этот вопрос сложно, однако солидная разница в возрасте – более двадцати лет – вызвала у сына Бориса Васильевича вполне резонные подозрения в корыстных мотивах новой «спутницы» его отца. Да и отношения у новой жительницы шикарного дома и Кириллом Драмаренко сразу не заладились. По словам Кирилла, Елена Сергийчук всячески ограждала его от общения с отцом и даже настраивала против него.

Впрочем, «любовная идиллия» продолжалась недолго – уже осенью 2004 года Борису Васильевичу становится плохо, а врачи ставят больному безжалостный диагноз – рак простаты одной из последних стадий. Как известно, с этой болезнью супружеские отношения часто обрываются, но Елена Сергийчук – так звали миловидную молодицу – оказалась, судя по всему, из разряда «жен декабристов». Правда, пассия Бориса Васильевича в далекую и холодную Сибирь не отправилась, а… решила связать себя узами Гименея с обреченным пенсионером, одной ногой стоящим на краю могилы. Согласно документам, 1 декабря 2004 года, через неделю после тяжелой хирургической операции, его привезли в помещение Яснополянского сельского совета, где тогдашний секретарь сельсовета (впоследствии – сельский голова) Зинаида Билявская зарегистрировала брак между Б. В. Драмаренко и Е. В. Сергийчук.

Правда, сын о свадьбе отца узнал совершенно случайно – от одного из знакомых. Не странно ли? «На мой прямой вопрос, – вспоминает Кирилл Борисович, – папа даже возмутился и решительно заявил: никакого бракосочетания не было и в помине. А в сельсовет он действительно ездил в начале декабря 2004 года, но – оформлять какие-то земельные документы».

А состояние Бориса Драмаренко продолжало стремительно ухудшаться. С 21 сентября по 14 октября 2005 года он находился на лечении в Николаевской БСМП. Была проведена еще одна кардинальная хирургическая операция. Однако – все тщетно. 21 октября 2005 года Борис Васильевич отошел в мир иной.

После похорон отца Кирилл Драмаренко приезжает в Андреевку и требует от Елены Сергиенко передать ему документы и ключи как единственному наследнику. Однако молодой человек буквально оторопел от ответа: мол, Е. Сергийчук являлась законной женой покойного, в её пользу Борисом Васильевичем было при жизни составлено завещание на право наследования… всего имущества, в том числе и дома.

Вскоре, в ноябре 2005 года, Кирилл Драмаренко обращается в Яснополянский сельсовет, дабы получить копии свидетельства о смерти и завещания. «Но мне в грубой форме было отказано в этом, и Белявская посоветовала мне с целью получения документов обратиться в нотариальную контору или суд», – говорит Кирилл Борисович.

С этого момента начинается многолетняя эпопея, в течение которой Драмаренко-младший тщетно пытается отстоять свое право собственности на недвижимость, оставшуюся после смерти отца, а также – наказать лиц, которые по решению Верховного суда Украины подделали завещание.

Первым делом Кирилл Драмаренко обратился с исковым заявлением в суд Николаевского района с целью признать брак и завещание недействительными, а также подтвердить право собственности на наследуемое имущество. О своих претензиях на имущество заявила и Елена Сергийчук.

В ходе судебного разбирательства выяснилось, что состояние Б. В. Драмаренко во время пребывания в БСМП было тяжелым, а 22 сентября 2005 года ему была сделана операция. При этом через три дня, а именно 26 сентября, больной продолжал непрерывно находиться в николаевской больнице под наблюдением медиков, его состояние оставалось тяжелым. Согласно письменным свидетельствам лечащего и главного врачей БСМП Борис Драмаренко не покидал территорию лечебного заведения вплоть до своей выписки 14 октября того же года. Следствием также подтверждено, что лечебное учреждение больной 26 сентября 2005 года не покидал. Возникает вопрос: как в завещание попала подпись Б. В. Драмаренко?

В то же время вызванная в зал судебного заседания З. А. Билявская, которая удостоверила спорное завещание в бытность работы секретарем Яснополянского сельсовета, пояснила: Б. В. Драмаренко не только лично прибыл в помещение сельсовета, но и чувствовал себя хорошо. Удивительно, как такое могло статься: человек, находящийся, по словам врачей (и это доказано следствием), в тяжелейшем состоянии после перенесенной операции, с трубками для откачивания жидкости, преодолел 120 километров по ухабистым сельским дорогам, и при этом являл собой образец здоровячка! Более того, смертельно больной человек еще якобы делал комплименты работникам сельсовета, а те не заметили каких-то отклонений в его поведении и самочувствии! Почему же следствие не дало юридическую оценку ложным показаниям З. А. Билявской?

Похожие показания дала и еще один свидетель со стороны Е. Сергийчук – О. Зеленская. Однако, можно ли верить таким показаниям, ведь, кроме очевидных нестыковок, следует учесть и то, что Зинаида Билявская была давней знакомой Елены Сергийчук (вместе учились в школе, совместно работали в сельсовете), а Зеленская вообще… родная сестра Е. Сергийчук.

Взвесивши все «за» и «против», суд Николаевского района критично отнесся к показаниям свидетелей со стороны вдовы и признал право на дом и приусадебный земельный участок – за Кириллом Драмаренко. При этом подпись на завещании, составленном от имени Б. В. Драмаренко 26 сентября 2005 года и напечатанном на компьютере, была признана недействительной. И хотя в дальнейшем в апелляционном и Верховном судах вдове полковника удалось отсудить полдома в свою пользу, факт недостоверности подписи на завещании опровергнут не был. Именно это обстоятельство дало право Кириллу Драмаренко обратиться в правоохранительные органы. И 4 июня 2009 года прокурором Николаевского района было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела по факту подделки документов должностными особами Яснополянского сельского совета.

11 августа 2009 года Следственным отделом Николаевского РВ УМВД по факту использования завещания на наследство открывается уголовное дело в отношении Е. В. Сергийчук. Вскоре, в октябре того же года, два уголовных дела, касающихся подделки и использования завещания, объединяются в одно делопроизводство.

Про то, насколько «интенсивно» расследовали уголовное дело пинкертоны Николаевского райотдела милиции, красноречиво свидетельствует хотя бы такой факт. В процессе расследования была назначена повторная комиссионная судебнопочерковедческая экспертиза в Государственном научно-исследовательском экспертно-криминалистическом центре (ГНИЭКЦ) при МВД Украины в г. Киеве. Как оказалось, путь из Николаева в Киев очень долгий: уголовное дело не могло прийти к экспертам несколько месяцев! Не иначе, как на перекладных доставляли, да еще через Австралию… За ненадлежащее отношение к исполнению своих служебных обязанностей и. о. начальника Следственного отдела Николаевского райотдела УМВД О. Л. Подбой была привлечена к дисциплинарной ответственности.

Наконец, после «пинка» со стороны прокуратуры 18 июля 2012 года постановление о проведении экспертизы таки дошло в ГНИЭКЦ. Однако еще по состоянию на 16 ноября того же года следователь О. Л. Подбой не выполнила требование экспертов о предоставлении оригиналов всех необходимых материалов для исследования. Вот такая «оперативность»!

Что касается проведенных экспертиз, то их выводы также диаметрально разнятся – по одним из них, подпись под завещанием делал не Б. В. Драмаренко, по другим – он. В итоге уголовное производство то закрывалось, а затем – вновь возобновлялось. Менялись и следователи, расследовавшие это «запутанное» уголовное дело… Отношение служебных лиц к исполнению своих обязанностей – более чем странное еще и потому, что, как говорят в милиции, «мы своих не бросаем». А ведь Б. В. Драмарено был полковником МВД…

– За почти семь лет, – отмечает потерпевший по делу К. Б. Драмаренко, – следователями Николаевского райотдела ГУ Национальной полиции трижды выносились постановления про закрытие производства, а без ответов остались несколько вопросов, которые я задал в рамках данного криминального производства. В частности, как мой отец мог подписать завещание, находясь в тяжелейшем состоянии, на расстоянии 60 километров от больницы, если он ее не покидал? И каким образом покойный через три месяца после своей смерти получил на руки свидетельство на право собственности на дом?

Возмущает Кирилла Драмаренко и то, что информация о продвижении дела фактически скрывается от него. Так, об очередном закрытии криминального производства в сентябре 2015 года потерпевший узнал, и то случайно, лишь три месяца спустя. А 11 января 2016 года К. Драмаренко подал письменное заявление в Николаевский отдел ГУ Национальной полиции, но в течение предусмотренного срока – календарного месяца – ответа так и не дождался… Кроме того, Кирилл Борисович трижды в течение зимы 2015/2016 годов записывался на прием к начальнику полиции Николаевского отдела полиции Носику, но всякий раз, по его словам, данное должностное лицо отсутствовало на приеме.

И все же в Главном управление нацполиции сподобились ответить заявителю. Через два месяца… Заместитель начальника П. Воловик сообщил, что 15.09.15 данное криминальное производство закрыто. Однако, что интересно, потерпевшему по делу до сих пор – по прошествии полгода! – не вручено постановление о закрытии дела. Соответственно, К. Б. Драмаренко не может обжаловать данное постановление, чем нарушены его конституционные права как гражданина Украины. И даже в ответе Николаевского районного отдела Николаевской местной прокуратуры № 1 не дана оценка подобным нарушениям КПК со стороны следственных органов полиции.

Кроме того, в ответе Нацполиции указано, что потерпевший может прийти к следователю и получить постановление о закрытии криминального производства. Но ведь статья 284 КПК недвусмысленно говорит о том, что копия постановления ВЫСЫЛАЕТСЯ (выделено ред.) в течение 10 дней заинтересованным лицам с обратным уведомлением. Почему же этого не было сделано?

– Кроме того, как депутат Николаевского районного совета, – отмечает Кирилл Борисович, – я конкретно изучаю вопросы этого и других злоупотреблений властью со стороны бывшего Яснополянского сельского головы Зинаиды Билявской. Однако из-за бездействия правоохранительных органов данная особа, по словам местных жителей, уже покинула пределы Украины.

Редакция попробовала связаться с З. Билявской, но тщетно. В Яснополянском сельсовете действительно подтвердили, что на данный момент уже экс-голова проживает за границей (по некоторым данным, в Италии). Не удалось нам найти и Елену Сергийчук – она в родном селе появляется крайне редко, живя, по словам селян, «где-то в Николаеве»…

 Андрей ТЮРИН

P. S. Посылаем данную публикацию на реагирование в Нацполицию и прокуратуру Николаевской области. Надеемся на действенную реакцию и восстановление законных прав К. Б. Драмаренко.

Сообщение:

*

НОВОСТИ