Почему плачет баба Лена?

78-летняя Елена Григорьевна Марченко не может вернуться в свой родной дом, в котором прожила всю жизнь: внучка Людмила, которую она приютила 15 лет назад вместе с ее мужем Владимиром, устроили ей невыносимую жизнь. Пожилая женщина вынуждена сегодня скитаться по чужим людям и судиться за свое жилье…

Было странно и неловко увидеть на втором этаже нашей редакции горько плачущую пожилую женщину, едва передвигавшуюся с помощью трости. Переборов одышку и борясь со слезами, посетительница рассказала, что она приехала из села Чапаевка Березанского района первым автобусом и с шести утра искала редакцию нашей газеты: то не так ей объяснили дорогу, то сама пошла не в ту сторону. Можно только представить, каких усилий стоило больной старушке приехать в город: путь в редакцию она преодолевала из последних сил, как дорогу к надежде…

Взаимоотношения не сложились

– Помогите мне, пожалуйста, – немного успокоившись, сказала пожилая женщина. – В моей ситуации только вы мне можете помочь, мне посоветовали люди в нашем селе к вам обратиться.

– Моя история печальная, – сквозь слезы начала рассказывать Елена Григорьевна. – 15 лет назад моя внучка Людмила от старшего сына Анатолия вышла замуж, и я пригласила их пожить в моем доме, так как жила одна, мой муж умер. Думала, что на старости лет мне хоть стакан воды подадут. Но в жизни получилось иначе. Вместе мы прожили всего лишь полгода: не сложились у нас взаимоотношения. Они любили шумные компании, гульки, а я не смогла все это выдержать и ушла временно жить к сыну Анатолию. Прожила у него около трех лет: честно говоря, там тоже было мне несладко, и я решила вернуться в свой дом. А когда пришла, то увидела, что дом требует срочного ремонта, так как мои «квартиранты» вовсе не поддерживали его. В доме нет газового отопления, поэтому, по всей вероятности, для обогрева зимой они использовали мой деревянный штакетник, двери от подсобных помещений и другие деревянные приспособления. Когда я их спросила, зачем они это сделали, начались обиды, оскорбления в мой адрес, особенно со стороны мужа внучки Владимира. На мои замечания и слова о том, что это все-таки мой дом, он в ярости кричал, что «мой дом на кладбище». Постоянные оскорбления с их стороны снова заставили меня переехать к сыну Анатолию. И снова повторилось то же самое: сын частенько выпивал, часто скандалил с зятем, ругался со мной. В общем, хватило меня на год, – продолжила разговор Елена Григорьевна Марченко. – Снова пришлось вернуться в свой дом.

Суд да дело

– Учитывая, что в семье внучки Людмилы и Владимира уже имелись дети, и чтобы было свое молоко, я решила купить корову, затем – козу. Самой приходилось и пасти их. Но покоя все равно не было: постоянные пьянки с друзьями, музыка, ночной шум. Все это мне надоело, и я снова решила уйти к сыну, но «квартирантов» предупредила, что в любое время могу вернуться, так как это мой дом. Немного пожив у сына, снова пришлось вернуться домой. Но меня здесь совсем не ждали, Владимир, как и прежде, стал меня оскорблять нецензурной бранью, запугивать. А когда я сказала, чтобы они ушли из моего дома, ведь им есть куда уйти – Владимира дед подарил дом, то он послал меня в суд, предупредив, что если суд постановит, что он выселится.

Чтобы обратиться в суд для принудительного выселения «квартирантов», мне пришлось нанять адвоката, заплатила ей 4500 гривен за работу и в итоге уже год идет процесс в Березанском районном суде, ведет дело судья Гопаненко Наталья Александровна. Было уже несколько заседаний и мой адвокат, как мне кажется, работает не только на меня, но и на моих ответчиков. Она намекала мне на то, что моя внучка Людмила якобы больше уплатила денег адвокату. 23 августа опять будет судебное заседание. Мне очень тяжело, я болею, ежемесячно нужны деньги на лекарства, а пенсия всего лишь 1350 гривен, поэтому доплачивать адвокату мне не из чего. А к вам в газету я пришла для того, чтобы описали мою ситуацию. За что так поступают со мной?

Не знаю, сколько мне суждено прожить на этом свете, ведь я не возьму же свой дом в могилу. Но пусть дадут мне спокойно дожить свой век.

Горький рассказ женщины перемежевывался слезами: она вспоминала, как восемь раз обращалась в милицию по факту оскорбления со стороны Владимира, но, как выяснилось в суде, наши блюстители порядка зафиксировали лишь один случай обращения. Как от милиции пришло постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (мол, это обычные гражданско-правовые отношения: обращайтесь, бабуля, в суд). Как обращалась за помощью в сельский совет, в социальные службы, к депутатам…

Дом рушится на глазах

Показала Елена Григорьевна акт обследования материально-бытовых условий жизни семьи, проживающей в ее доме. Акт составлен работниками сельского совета, местными депутатами и соседями 11 июня 2016 года. Из него следует, что собственницей дома является Елена Григорьевна Марченко, она здесь официально зарегистрирована, но из-за неуважительного отношения к ней со стороны проживающих родственников вынуждена временно жить у других людей, так как ждет решения суда о выселении зарвавшихся родственников.

Отмечено в акте также, что проживающие в доме Марченко ее внучка Людмила Фединишина с мужем Владимиром и детьми практически нигде не работают. Хотя Владимир иногда подрабатывает без оформления трудовых отношений. После зимы в доме не проводился ремонт: стены закопчены, двери давно не красились. В комнате, которую отвели они для проживания «хозяйки дома» Елены Григорьевны, необходим также ремонт, проживать здесь нормальному человеку нельзя. Требует ремонта и порог для входа в дом. Деревянный забор повален, ворота также…

Забегая вперед, отметим, что в судебных документах, которые предоставили ответчики, значится, что они якобы за 15 лет проживания в этом доме «улучшили» его техническое состояние путем достроек и перестроек в общей сложности на 16 тысяч гривен и просят суд отказать в иске их бабушке Лене.

«Жалко бабушку, но суд мы не выиграем»

– Перспективы выигрыша данного иска в суде у Елены Григорьевны почти нет, – уверенно говорит ее адвокат Тамара Вороненко, с которой журналисту «РП» удалось связаться по мобильному телефону. – У нее практически нет доказательной базы того, что ее там обижали. Имеется всего лишь один зафиксированный вызов сотрудников милиции. Я ей уже много раз говорила о том, чтобы она снова поселилась в этом доме и зафиксировала факты неуважительного отношения к себе со стороны Фединишиных. Но она говорит, что боится Владимира, его угроз.

Кроме того, они говорят, что улучшили состояния дома, что-то построили, пристроили…

– Жалко, конечно, бабушку, но суд мы, по всей вероятности, не выиграем, – закончила разговор адвокат.

Непонятная позиция и у председателя Чапаевского сельского совета Ирины Пирог-Кравчук. Сложилось впечатление, что Ирине Владимировне безразлична судьба 78-летней односельчанки, которую незаконно выжили из собственного дома и которая вынуждена искать правду в коридорах областной газеты. В телефонном разговоре она была немногословна.

– Я вам скажу так, – констатировала чиновница, – эта баба – скандалистка. Люди говорят, что она еще на их свадьбе, когда поздравляла, утверждала, что дарит им свой дом, есть видеозапись. А вообще, вы лучше про наш сельский совет напишите…

На этом разговор закончился. Попытки снова дозвониться к важной сельской персоне не увенчались успехом: она дважды сбрасывала звонок, явно демонстрируя свое неуважение не только к «этой скандальной бабе», но и к журналистам областного издания.

Послесловие

Честно говоря, реакция руководителя сельской громады на эту ситуацию была шокирующей. Не так много у нас семей со столь печальной судьбой. Пожилой социально незащищенный человек в одиночку отстаивает свои права. Адвокат беззастенчиво взяла со старухи четыре с половиной тысячи гривен и в итоге не обещает ей положительного судебного решения, сельский голова, не разобравшись, называет ее скандалисткой, депутаты отмахиваются от неё, как от надоедливой мухи. А сколько этой пожилой женщине отмеряно в этом мире… Да и пенсия у нее смешная: народному депутату разок в ресторане перекусить.

Надеемся, что в скором времени лед тронется. Чувства старушки тоже понятны: бабушке не хочется, чтобы ее материли, угрожали, она хочет спокойной жизни. Поэтому она и судится. И другого выхода у нее просто нет.

Убеждены – суд в лице государства Украина примет законное и справедливое решение. Ведь государство не должно защищать хитрых, ушлых и нахальных. Они и сами за себя постоят. И даже сквозь асфальт пробьются, если надо. А вот слабых, беспомощных оно защищать обязано – иначе это не государство…

 Татьяна ФАБРИКОВА

P.S.: Редакция «РП» намерена информировать читателей о дальнейшем развитии событий.

Комментарии:

  1. редакция:

    Вот так бывает со всеми, у кого ненормальные детки. А бабулю жалко конечно.

Сообщение:

*

НОВОСТИ