Как образумить папу

В редакцию газеты мачеха 13-летнего Юры обратилась тогда, когда почувствовала, что все ее усилия сводятся на нет бездействием гражданского мужа, с которым она уже не живет под одной крышей. Надежда Иванова вот уже два года настаивает на том, чтобы Сергей Матвеевич оформил документы собственного сына, поскольку мальчик нигде не прописан, его свидетельство о рождении неизвестно где, а без этого он не сможет получить паспорт, который в следующем году будут выдавать с 14 лет. По сути, ребенок в юридическом смысле «висит в воздухе», является «бомжом», и это беспокоит кого угодно, но только не родного отца.

Знакомство по Интернету

32-летняя Надежда (имена всех участников этой истории изменены по их требованию, поскольку конфликт все же сугубо семейный) познакомилась с Сергеем Матвеевичем четыре года назад на сайте знакомств в Интернете. Фотографии «соискателя» там не было, но женщину сильно подкупило то, что мужчина указывал: свободен, сам воспитываю ребенка.

«Какой хороший парень, видно, честный, да и отец заботливый, раз ребенок остался не с матерью, а с ним», – подумала тогда Надежда и согласилась на встречу. Знакомство поначалу выглядело успешным: молодые люди приглянулись друг другу и, как нередко нынче бывает, стали жить вместе, не расписываясь и не оформив свои отношения. С 9-летним сыном Сергея – Юрой – Надежда поладила сразу: мальчик оказался добрым, послушным, не озлобился, несмотря на все недобрые перипетии своей судьбы, ведь его родные отец и мать давно не жили вместе, а он с отцом перехал из Донецка в Николаев, где у семьи нет ни кола ни двора. Надя, сама небольшого роста, рядом с пасынком выглядит как его сестра, но никак не мачеха. Да и сами эти слова «пасынок – мачеха» с их явно негативным оттенком никак не подходят именно к этим отношениям, где наоборот есть искреннее доверие друг к другу и настоящая дружба.

– У нас с Юрой есть свои тайны, папа не знает о многом, – поделилась Надежда. – Вообще мы с ним ближе, нежели он – с отцом. Я его не сдаю, многое скрываю от Сергея.

Сложный характер мужа Надежда распознала очень быстро. Сергей много обещал, заверял в своей надежности и порядочности. Однако на деле все происходило прямо противоположным образом: он подолгу нигде не работал, любил азартные игры, а когда выпивал, то становился попросту агрессивным и грубым. Не сложились и отношения с Надиной мамой. В один прекрасный день Надя призналась сама себе, что живет с Сергеем не потому, что испытывает к нему какие-то чувства, а из жалости к его ребенку. Так, наверное, бывает.

Обещания вместо действий

Совсем скоро молодая семья распалась, как и прежние семьи Сергея: после женщины, которая была матерью Юры и оставила его, когда ему было три года, «заботливый отец» за короткое время успел «пожить» с еще одной «женой», а затем с Надеждой. Надя сейчас воспитывает совместную с Сергеем доченьку, которую она записала на свое имя: «Зная Сергея, сказала себе: нет, не хочу! Я, честно говоря, с ним жила, потому что мне жалко малого. С Сергеем мы поссорились на Новый год, они тогда жили в нашей квартире. Мама Сергея выгнала, а на улице был снег, холодно. Сергей ушел с Юрой. У меня впечатление такое, будто он ребенком играет, бьет на жалость. Понимает, что я его, Сергея, видеть не хочу, но зову Юру. А малого он не отпустит. Я приглашаю ребенка, а малыш ведь придет вместе с отцом».

Взрослые разбежались, но у Нади Юра по-прежнему проводит большую часть времени, переезжая из ее благоустроенной квартиры в другое жилье, где обитают они с отцом. Об этом доме, расположенном в ближнем пригороде Николаева, возле какого-то причала, где Сергей промышляет ловлей рыбы, которую затем продает, Юра сказал так: «У нас дом – одно название. Хозяин его – знакомый, в прошлом году познакомились. По сравнению с квартирой – это ад и рай. Вода у нас, правда, есть, но туалет на улице. Прошлой зимой папа жил здесь, а я – у Нади. Мы жили там летом. А сейчас в пятницу я уезжаю к Наде, а в воскресенье приезжаю обратно к папе туда. Так живу с сентября».

С каждым годом Юра становится взрослее, уже понимает что к чему, и настанет время, когда он вполне сможет обходиться без отца, которому сейчас до ребенка особо нет дела. Только вот без паспорта и прописки для Юры все двери будут закрыты. Сейчас мальчик мечтает учиться на повара, но как осуществить мечту без документов?

По новым правилам паспорт ребенок может получить не в 16 лет, как раньше, а в 14. Для этого нужны паспорта обоих родителей. Как стало известно Надежде, паспорт Сергея вместе с оригиналом свидетельства о рождении Юры остался… в залоге у хозяйки квартиры, где прежде проживали отец с сыном. Хозяйка оставила документы у себя, пока Сергей не заплатит долг за проживание.

А с матерью мальчика – и того сложнее. Она, вроде бы, живет в Донецкой области, откуда после размолвки с женой Сергей уехал вместе с сыном. Теперь ему нужны документы бывшей жены, но добраться туда из-за военных действий трудно. К тому же, по всей видимости, Сергей с женой не разведен.

Есть выход: лишить мать родительских прав и признать их только за Сергеем Матвеевичем. Для этого прежде нужно подать заявление в полицию о розыске, выждать около года, а затем подавать в суд. Но ведь суды – дело не одного дня, и, понимая это, Надежда бьет тревогу. Одна проблема цепляется за другую, образуя такой клубок, который распутать быстро будет очень сложно. Вот такая «СантаБарбара». Тем не менее, Сергей Матвеевич раздает обещания заняться оформлением бумаг всем вокруг: Надежде, учительнице Юры, завучу и директору школы и даже работникам службы по делам детей – и… спокойно занимается своими делами, не делая ни одного шага для решения всех этих проблем. Что и вызывает беспокойство Надежды. В свое время она была гражданкой другого государства и потратила немало сил на оформление необходимых документов. Уж она хорошо знает, что такое украинский бюрократизм.

Хождение по кругу

В прошлом году в школе, где учится Юра, проходило выездное заседание районной службы по делам детей, причем обсуждали именно его ситуацию. Тогда педагоги были уверены, что Юра воспитывается в совершенно нормальной семье.

– Он не делал домашние задания, – рассказывает завуч школы. – И очень часто было видно, что он не высыпался. Мы на это обратили внимание. Скорее всего, в семье внимание уделяли маленькому ребенку, и папа часто уезжал, его не было рядом.

Обеспокоенность Надежды разделяет классный руководитель Юры.

– В личном деле Юры у меня лежит копия его свидетельства о рождении, – говорит учительница. – Меня это устраивает. Я не имею права требовать оригинал, потому что это не моя компетенция. Но Юре через полгода должны вручать паспорт. Это будет невозможно, так как нет других документов. Я несколько раз вызывала Сергея Матвеевича. В очередной раз он пообещал поехать в Донецк и решить вопрос. А затем оформлять бумаги в Николаеве. Сергей Матвеевич попросил срок до осенних каникул. Мы дали ему время и ждем.

Еще год назад Сергея Матвеевича предупредили, что служба может забрать у него ребенка и лишить его родительских прав. Похоже, что мужчина не воспринимает всерьез подобные угрозы, потому что сама Надежда … чаще всего защищает бывшего мужа. Именно она, а не он, ходит по инстанциям. Однако там ей чаще всего отвечают: «Вы для ребенка – посторонний человек. Пусть приходит папа». И больше того – бывает, что подозревают ее в корысти, в том, что она хочет забрать ребенка у бывшего мужа. Для Надежды эти хождения превратились в замкнутый круг. Пока письма в столицу, в Министерства здравоохранения и образования, а также к Уполномоченному по правам детей при Президенте Украины не дали никаких результатов, она решила обратиться за помощью в нашу редакцию в надежде на то, что хоть публикация подтолкнет Сергея Матвеевича к активным действиям.

Проблемы есть? Или проблем нет?

Сам «заботливый папа» с первых слов беседы с журналистом заявил, что в свое время он потерял «крупный бизнес в Москве», где был чуть ли не «миллионером». А оформить паспорт Юре, по его словам, совсем несложно в Донецке, где они жили раньше. Только там сын сразу же станет гражданином «ДНР», а он этого не хочет. Тем не менее, заявил Сергей Матвеевич, там уже нашлась его бывшая жена, и он намерен поехать к ней и завершить все формальности.

Интересно, что как действовать, в какие обращаться инстанции и какие готовить документы, Сергею Матвеевичу уже не один раз объясняли и в школе, и в службе по делам детей. Проконсультировать по любому вопросу готовы и дальше. Однако в ответ он только обещает – после летних каникул, после осенних каникул, потом, на следующей неделе и так далее. Кстати, прописывать Юру отец намерен в городском Центре реинтеграции бездомных граждан на улице Круговой, 47… И это ли не проблема?

– Вот у него сейчас планы: получу деньги, поеду в Карпаты. Я ему: Сергей, надо документы делать! – говорит Надежда. – Надо подать в суд. Это может затянуться на год – два. Мать не так легко лишить прав. У ребенка должно быть какое-то жилье, чтобы ребенок там остался. Все не так просто, как ему кажется. А он живет с убеждением: все будет хорошо!

На днях Сергея Матвеевича в очередной раз вызвали в школу и передали письмо, в котором сказано: «К нам поступили сведения, что Юрий некоторое время проживает с вами на пристани. В жилье, где вы живете, нет даже элементарных условий для жизни: ребенку негде помыться, он полуголодный, уроки выполнять ему негде.На протяжении последних двух лет Вас неоднократно вызывали в школу, а также в службу опеки в связи с тем, что Ваш сын не имеет документов. Вы обещали решить этот вопрос. Согласно законодательству Украины, сейчас паспорт выдается в 16 лет, но со следующего, 2017 года, возраст получения паспорта снизят до 14 лет.В марте 2017 года Юрию исполняется 14 лет, но без документов (оригиналов) получить паспорт он не сможет».

Что в завершение можно сказать об этой истории? Все знают, что воспитывать взрослого человека – это почти напрасные усилия. А в данном случае мы пытаемся заставить взрослого человека сделать то, что нужно для его ребенка. Удивительно, насколько терпимо у нас могут относиться к человеку, явно пренебрегающему правами своего ребенка, как долго могут выслушивать его пустые обещания и ожидать их выполнения. Выходит, нет действенных способов по закону воздействовать на такого папу? И только неравнодушная неродная мать, фактически чужая для мальчика женщина всеми силами пытается урегулировать ситуацию. А вместо того, чтобы понять и помочь ей, чиновники спешат обвинить ее в корысти.

Впрочем, по закону мальчика должны попросту забрать в интернат. Будет ли это лучше для самого Юры? И оттого, что папа в это мало верит, вероятность такого развития событий достаточно высока.

– Ситуация серьезная – есть угроза лишения папы родительских прав, – разъяснила завуч школы. – Об этом Сергею Матвеевичу говорили еще в прошлом году. Но тогда у ребенка были хорошие условия жизни. А сейчас у Юры фактически нет нормальных условий для проживания.

Редакция продолжит следить за развитием событий и освещать их на страницах газеты.

Татьяна ФИЛИППОВА

Сообщение:

*

НОВОСТИ