Бизнес-инкубатор

Украинская медицина давно перестала быть бесплатной. Принудительные поборы и добровольные благодарности врачам создали альтернативную систему финансирования медицинских учреждений. И нет трагедии, если собранные с пациентов деньги персонал пускает на закупку лекарств или ремонт. Настоящая трагедия, когда средства просто кладутся в карман, а пациент – умирает.

Горе пришло в семью Науменко в октябре прошлого года. После рождения мертвого ребенка 25-летняя Наталья Науменко скончалась в больнице. Без мамы осталась трехлетняя дочь. В семье уверены, что виной стали действия медперсонала первого роддома.

– Я считаю, что виноват роддом. Они обязаны были вызвать «скорую помощь». Врач, которая ее вела, тоже должна была находиться там. А так все покрыто мраком, нам никто ничего не рассказывает, – утверждает мама погибшей женщины Елена Савина.

По словам родных Натальи Науменко, перед родами у нее поднялось давление, но врачи все равно заставили ее рожать мертвого ребенка. После родов у молодой женщины произошло кровоизлияние в мозг. Через неделю ее не стало.

С таким давлением они вообще не имели права заставлять ее рожать – должны были сделать кесарево сечение. Я понимаю – праздники. Им не хотелось возиться. Я понимаю – это платно. Но надо было сказать – и мы бы все заплатили, – говорит мама Натальи.

Плохая репутация

В последнее время первый роддом Николаева пользуется в городе дурной славой. За последние восемь лет там умерли во время родов три роженицы, две из них – в прошлом году. Это самый высокий показатель материнской смертности в Николаевской области.

Елена Савина,
мать умершей Натальи Науменко

У жительницы Николаева Ольги Жуковой уже восемь лет идет борьба с этим роддомом. Женщина судится сразу с двумя врачами и главврачом медучреждения Евгением Волоховым. Ее дочь Марина умерла на третий день после родов. Марине также было 25 лет, ее сыну, которого женщина так и не увидела, исполнилось уже восемь лет.

– Я уже не помню, кто ко мне подошел из сотрудников первого роддома и говорит: «Мы вашу девочку угробили. Заводите уголовное дело и приглашайте милицию. Потому что на вскрытии могут написать неправдоподобный диагноз», – вспоминает Ольга Жукова.

Мать умершей роженицы обратилась в милицию. Расследование причин трагедии стали буксовать с самого начала. Комиссия облздрава пришла к выводу, что смерти женщины избежать было невозможно. Последнее слово должна была сказать комиссия министерства. Но ее выводы местные чиновники долго скрывали.

– Подхожу к юристу облздравотдела. Она мне отвечает: «Ваша дочь при жизни не дала вам разрешение на то, чтобы ознакомиться с ее медицинской документацией. Мы вам не дадим на это разрешения», – рассказывает потерпевшая.

Женщина все же увидела выводы столичных экспертов, и они ее поразили. Оказалось, что гибели роженицы можно было избежать, а в трагедии есть вина николаевских врачей. Однако справедливость до сих пор не восстановлена: уголовное дело постоянно закрывали, суды продолжаются по сей день.

Наталья Науменко, погибшая в 2016 году

Дурная слава преследует не только этот роддом, но и его главного врача. За последние шесть лет он трижды попадал в ДТП, носясь по городу на дорогих внедорожниках. Шесть лет назад его жертвой стала молодая женщина, которую он сбил на пешеходном переходе. Но эти автомобильные происшествия никак не повлияли на карьеру и благополучие главврача. Напротив, родильный дом № 1 имеет репутацию самого дорогого в городе – рожать здесь недешево.

По словам мужа погибшей Натальи Науменко, перед родами они вынуждены были заплатить две тысячи при поступлении.

Нет доходов – нет и лаборатории

Нианель Гильмутдинова пятнадцать лет проработала в первом роддоме в генетической лаборатории. Это было дело ее жизни, она помогала супругам лечить бесплодие. Но решением городского совета лабораторию сократили. Женщина убеждена, что причина в том, что она ничего не заносила главному врачу.

– Я слышала, что врачи собирают. И заведующие относят ему. Слышала я такое, но у нас собрать нечего было и отнести ему тоже. Если бы у меня было что, я разве бы сидела без работы?

– А вам намекали, что нужно что-то заносить?

– Вопрос, откуда я возьму и что надо заносить? У нас контингент – дети с пороками развития и умственной отсталостью. Они сами-то как живут, и где они что возьмут? Никто нам ничего не покупал, доходило, что сами пациенты приносили нам реактивы. У нас не было ничего, а что-то просить у Волохова было бесполезно. Поэтому он нас тихонько убрал, – пожаловалась Н. Гильмутдинова.

Как и все государственные роддома, первый николаевский – официально бесплатный. Впрочем, как в большинстве украинских медицинских учреждений, и особенно в родильных домах, здесь каждая услуга имеет свою цену. За пребывание в палате надо платить, как в гостинице. Отдельный вопрос – гонорар бригаде акушеров, которые принимают роды.

Впрочем, главный врач первого роддома уверяет, что никакой платы за роды нет. Говорит, что деньги роженицы сами несут.

– Есть те, кто по пять тысяч давал. Я вам просто объясняю: каждый человек по-своему… Есть пациент, которого мы оперировали, и он готов был и двадцать тысяч дать. У женщины, например, были заменены два тазобедренных сустава, так отец готов был дать пятьдесят тысяч. Это индивидуально, – утверждает главврач.

Услуги, как в гостинице

Мы решили провести эксперимент. Под видом семейной пары, которая выбирает лучшее место для рождения своего малыша, пришли в первый роддом. Персонал настаивает: все услуги бесплатные, но счастливые родители, которые уже прошли через роды, рассказывают совершенно обратное.

Медперсонал настолько был проинструктирован, что даже на скрытую камеру уверял, что все услуги в роддоме бесплатные.

– Есть общие палаты, а есть индивидуальные – где туалет внутри. Когда будете поступать, какая будет свободна, такую ​​и займете…

– Надо будет что-то доплачивать за индивидуальные палаты?

– Все бесплатное. Роды бесплатно, если вы это хотели узнать. Все бесплатно!

Но пообщавшись с «пациентами» роддома, мы увидели совсем другую картину.

Мужчина, забиравший свою жену с новорожденным, сказал, что за общую палату заплатил 1300 гривен, а индивидуальная будет стоить больше двух тысяч.

Другой будущий папа, привезший жену рожать, сообщил, что отдельная палата стоит две тысячи гривен. Во всяком случае, так было два месяца назад, когда здесь рожала его знакомая.

Семейная пара также подтвердила, что услуги в роддоме платные. Палаты «стоят» от 800 гривен до двух тысяч. Персоналу тоже лучше «дать», чтобы проблем не было.

Роддом как бизнес-проект

То, что родить ребенка в государственных украинских роддомах стоит тысячи гривен, – уже давно не новость. Реформированная и плохо обеспеченная украинская медицина заставляет будущих родителей покупать медикаменты, доплачивать за непростую работу акушеров и за ремонты в палатах. Но одно дело, когда граждане своими деньгами неофициально закрывают дыры в финансировании отечественной медицины. И совсем другое, когда главные врачи превращают государственное медицинское учреждение в персональный бизнес-проект. Например, как нам ответили на наш запрос, комнату для фотографирования новорожденных главврач в свое время передал собственному сыну в аренду. Заработок здесь неплохой – около 500 гривен за фотосессию.

Евгений Волохов руководит первым роддомом более 30 лет. За это время он стал заслуженным врачом Украины, депутатом городского совета и Почетным гражданином Николаева.

За тридцать лет Евгений Волохов успел не только получить статус, но и неплохо заработать. Правда, почти все имущество он записал на сына. А это: две квартиры по 42 и 85 квадратных метров, два внедорожника, на которых сам и ездит, три земельных участка и шикарный дом у моря. Сам главный врач владеет в Николаеве квартирой площадью 85 квадратных метров.

Земельные участки Волохова-младшего находятся в известном курорте Коблево. Клочок земли здесь стоит от 20 до 60 тыс. долларов. Последний участок сын главного врача приобрел в сентябре прошлого года.

На двух участках здесь построены два корпуса гостиничного комплекса «Адмирал» и коттеджный дом. С высоты дома выглядят очень красиво: у каждого есть стоянка для автотранспорта и бассейны. Объявления об аренде номеров можно увидеть в социальных сетях. Цены также «солидные»: 3 тыс. гривен за сутки в сезон. Но почему-то оформлены эти дома как обычное жилье, а не как коммерческая недвижимость. Может, чтобы не платить налоги?

Центр нашел эти дома в Коблево. Охранник с соседней виллы начал убеждать журналистов, что никто здесь номера не сдает. В то время как на дверях гостиницы «Адмирал», принадлежащей сыну Евгения Волохова, размещено объявление о сдаче номеров в аренду.

Звоним администратору этого гостиничного комплекса по номеру, который указан на двери дома. Та подтвердила, что комнаты можно арендовать.

– А можно на лето заказать номер?

– Бронирование на этот год ещё не открыто. Я могу записать вашу контактную информацию, и когда у меня будет информация по бронированию, я вам скажу.

Итак, к главврачу накопилось много вопросов. Мы пришли в женскую консультацию при роддоме № 1, где принимает Евгений Волохов. Но когда он узнал, что к нему пришли журналисты, срочно отправился «по делам».

Ждали два часа, но Волохов так и не появился. Кажется, он не сильно волнуется, что о нем скажут. Возможно, вновь уверен, что выйдет сухим из воды?

Обе семьи хоть и требуют справедливого наказания за смерти своих детей, не очень верят, что виновные будут наказаны.

В сегодняшних реалиях многие роженицы не видят другого выхода, как дать деньги за то, чтобы роды прошли спокойно. Хронически недофинансированная медицина не оставляет им другого выбора. Вот только получив немалую сумму денег, некоторые врачи оказывают совсем не те медицинские услуги, на которые рассчитывали пациенты.

Ярослав Чепурной, Центр журналистских расследований

Сообщение:

*

НОВОСТИ