«Если отнимут пастбище, коров будем пасти возле госадминистрации», – заявили возмущённые жители Грейгово

Недавно в поселке Грейгово Витовского района случилось «ЧП» с далеко идущими последствиями. Буквально из-под носа у местных жителей чиновники из Госгеокадастра нагло и цинично украли общественное пастбище. Люди обратились в редакцию «РП» с просьбой провести журналистское расследование, восстановить справедливость и предать гласности подковерные игры чиновников.

Пастбище разорвали на куски и отдали чужим людям

О том, что земля под общественным пастбищем передана в чужие руки, местные жители узнали случайно. Под Грейговский сельсовет на крутой машине подрулил респектабельный мужчина и заявил, что земля под пастбищем теперь частная собственность. Записав кадастровые номера, землеустроитель сверил их с публичной кадастровой картой и обомлел: действительно, 18-гектарный участок пастбища передан девятерым совершенно незнакомым людям, о которых в реестре какие-либо данные отсутствовали.

– Эта земля была сельским пастбищем на протяжении нескольких десятилетий – место удобное и для людей, и для животных, – объясняет землеустроитель Анатолий Дударенко. – Раньше, когда еще был совхоз имени Димитрова, здесь стояли помещения для содержания птицы. Но все это разрушилось и образовалась обширная свободная территория, очень удобная для выпаса. Люди расчистили участок, в складчину организовали водопой для животных, поставили приборы учета, словом, все, что необходимо. Не могу понять, зачем нас столько времени водили за нос в Госгеокадастре, требовали новые документы, заверяли, что все в порядке и наша документация сейчас в работе. И вот результаты этой «работы».

– Возмущенные люди шли к сельскому совету, кричали и грозились посадить меня на вилы – думали, что это я их обманул, – рассказывает Грейговский сельский голова Анатолий Швец.

Действительно, трудно было поверить в масштабы наглости чиновников от Госгеокадастра: всему селу противопоставлена кучка людей, которые вряд ли знают, в каком месте на карте Украины находится поселок Грейгово. У крестьян отняли то, без чего они не существуют.

– В сельский совет не раз обращались местные жители с просьбой выделить землю для ведения личного крестьянского или фермерского хозяйства, садоводства или строительства, но мы вынуждены были им отказывать, поскольку интересы громады ставились выше, – продолжает сельский голова Анатолий Швец. – Сельсовет еще в августе прошлого года занялся оформлением земель сельскохозяйственного назначения в коммунальную собственность (в общей сложности 50 гектаров) для расширения сельского пастбища с дальнейшей передачей его в аренду владельцам крупного рогатого скота. Это веление времени. Село должно жить и развиваться, а подсобное хозяйство – основное подспорье для сельских жителей. В Грейгово насчитывается 505 усадеб, крупного рогатого скота здесь содержится больше полусотни голов. Одним словом, пастбище требовалось расширить и в рамках законодательства документально оформить. Все материалы, которые от нас потребовали в Госгеокадастре, мы подготовили и доставили без каких-либо задержек в установленные сроки. Осталось только дожидаться разрешения на разработку проекта землеустройства по отведению данного земельного участка. Но Госгеокадастр, причем без согласования с сельским советом, уже передал эту землю в частные руки. И это притом, что под пастбищем проходят водопроводные трубы, питающие четыре улицы села.

Вместо пастбища – кладбище?

Ведомство и в самом деле «мутное». С момента поступления грейговских документов в Госгеокадастр чиновники явно тормозили с выдачей разрешения сельскому совету. В то же время очень активно присылали запросы на согласование передачи этой земли другим людям – то ли откровенно издевались, то ли испытывали на прочность, то ли по недомыслию.

Третьего ноября отдел Госгеокадастра в Витовском районе сообщает местному органу власти: на вашу землю есть три претендента. Отсутствие ответа в течение десяти дней будет расценено как согласие. На землю претендовала семья Яцковых – Вадим Викторович, Ярослав Вадимович и Катерина Вадимовна. Естественно, сельский совет отказал, ведь земля оформляется под сельское пастбище.

Спустя полтора месяца отдел Госгеокадастра в Витовском районе в очередной раз обращается в сельский совет за согласованием. На земли грейговского пастбища теперь претендуют уже девять человек – Геннадий Васильевич и Евгения Васильевна Боровы, Василий Аксентиевич Билоус, снова ж таки Яцковы, но уже Татьяна Васильевна и Надежда Ивановна, Игорь Сергеевич Матюшенко, Артем Витальевич Чуйко, Екатерина Михайловна Султанская, Дарья Александровна Кирюшко.

Естественно, им тоже отказано, поскольку земля все еще в стадии оформления.

В ходе подготовки этого материала к печати редакция получила ответ Главного управления Госгеокадастра в Николаевской области за подписью начальника Сергея Мутьева. Честно признаться, вначале мы подумали, что это ответ из похоронной конторы, поскольку вместо слова пастбище везде черным по белому было написано КЛАДБИЩЕ. Выходит, что грейговские селяне просили земельщиков оформить себе… 50 гектаров кладбища? Согласитесь – это уже не смешно. Кстати, следует подчеркнуть, эти два Сергея – Мутьев и его заместитель Коцюба долгое время распоряжались землей Витовского района, возглавляя земельное управление, и как никто другой знают, где и у кого есть свободная земля, и у кого на нее есть виды. В ответе также сообщалось, что 21 марта нынешнего года территориальной громаде Грейговского сельсовета выдано разрешение на разработку проекта на 25 гектаров земли, вторая часть – тоже на 25 гектаров – находится «в работе». Мы связались с сельсоветом и в ответ от Грейговского сельского головы Анатолия Швеца услышали: «Никаких документов из Госгеокадастра мы не получили. О расширении на 50 гектаров сельского кладбища мы впервые слышим. Да, конечно, люди у нас умирают, но не так быстро, как, судя по всему, этого хотелось бы Госгеокадарстру…».

Корова – кормилица в семье

У жительницы села Грейгово Галины Кобец в хозяйстве одна корова. Она – кормилица в семье.

– Я переехала в Грейгово из республики Коми тридцать лет назад,  – вспоминает Галина Викторовна. – Перспективное, красивое, радостное, яркое было это село, оно буквально утопало в цветущих абрикосах. Родила дочку и, помню, возила ее в коляске по нарядным улицам, не могла надышаться пьянящими цветочными ароматами. Раньше в Грейгово многие держали коров, в череде их насчитывалось до 200 голов. Сейчас все изменилось – Грейгово постепенно вымирает. Старики уходят в мир иной, а молодежь уезжает в поисках работы. Остались самые выносливые, терпеливые и непритязательные. Без коровы в селе очень трудно. Есть семьи с детьми, которые выживают только за счет буренок. Почти 30 лет село выпасает стадо на территории, где раньше находилась совхозная птицеферма. Люди в складчину установили счетчик, корыто для водопоя, подключили воду, загородили территорию, сюда приезжает ветеринар, делает животным прививки. В прошлом году решили пастбище официально оформить. А нас ушлые чиновники обманули. Припекло солнышко, стала оживать трава, скотина, застоявшаяся в стойлах, рвется на воздух. А куда нам выгонять коров? Чем их кормить? Но мы этого так не оставим и будем бороться за свое выживание всеми возможными способами.

– Мы держим четыре коровы, – говорит местный житель Николай Пономаренко. – Не скажу, что держать скот – занятие из легких, чтобы получить молоко, надо хорошо потрудиться. К тому же корма сейчас очень дорогие. Сам я здешний, жена родом из соседнего села Воровское. К сельской работе приучены сызмальства. У нас двое сыновей – студент и школьник тринадцати лет. Есть еще бабушка – главный финансист семьи, получающая от государства 1300 гривен пенсии. Словом, семья не такая уж и маленькая – пять человек. Мне 46 лет, возраст, когда на работу практически не устроиться, да была бы работа! По профессии я водитель, жена – медработник, но работы в селе нет, а жить как-то надо. Выживаем только за счет подсобного хозяйства и продажи излишка молока: каждое утро возим его рабочим поездом, дизелем, в Николаев на «хитрый рынок» возле старого железнодорожного вокзала. Остаться без пастбища – для села катастрофа. Да и с чего бы это? За пастбище горой встанем.

– Когда мне надо было получить свидетельство о праве собственности на приусадебный участок, – вспоминает жительница Грейгово Елена Савина, – с меня потребовали разрешение от сельского совета. Но когда чиновникам понадобилось отдать нашу землю, разрешение от сельского совета не понадобилось. Почему чиновникам позволяется жить по двойным стандартам?

– У нас семья небольшая. Не курим, не пьем. Держим четырех коров. Каждое утро в начале шестого возим рабочим дизелем молоко в Николаев на продажу, благо, рядом железнодорожная станция, – рассказывает жительница Грейгово Оксана Гурина. – Поднимаюсь рано – без четверти три, чтобы успеть подоить коров к поезду, процедить и разлить молоко в емкости. Бутылки пластиковые, бидончики, сумки, пакеты, тачка-«кравчучка»… вот такая наша жизнь. Ежедневно, без выходных и без праздничных дней… Изматывающий рутинный труд за копейки – только чтобы выжить. Выкормили быка – на вырученные деньги купили шифер. Но у нас забирают даже эту возможность выжить. Загоняют в глухой угол, выдавливают из жизни.

– В нашей молодой семье четверо детишек школьного и дошкольного возраста, среди них один ребенок – инвалид, – рассказывает местный житель Алексей Бреславский. – Держим две коровы. Сам я местный, очень люблю свое село и никогда отсюда не уеду, несмотря ни на что. Хотя молодежи здесь уже практически не осталось. Мы не сдадимся и не позволим чиновникам с нами так поступать.

По мобильному не звонить!

Страсти и эмоции в Грейгово зашкаливают: людей зацепили за живое. Они готовы организовываться и идти на баррикады. Хотелось бы узнать, что по этому поводу думает глава Витовской райгосадминистрации Александр Демчук, он же гарант Конституции Украины в Витовском районе.

Увы, что он думает, узнать не удалось. Александр Николаевич закапризничал и категорически отказался говорить по телефону: «По мобильному телефону никогда мне больше не звоните! Отвечать вам не буду, я вас не вижу, кто вы, что вы, пусть у вас даже один вопрос ко мне, все равно говорить буду – только при личной встрече!».

Странно, не правда ли? Как будто от веса, возраста, цвета глаз или размера обуви собеседника будет зависеть ответ чиновника. Более того, молодой управленец настолько сильно был уязвлен тем, что ему позвонили по мобильному телефону, что нашел время и не поленился «отругать» за это главного редактора газеты. Дескать, откуда у вашей журналистки мобильный номер руководителя района, не вы ли случайно его дали и больше этого не делайте! Есть секретарь, рабочий телефон, кабинет, запись… Что тут сказать… О каких грейговских коровах можно вести речь?

Молодому и, видимо, пока еще не очень опытному руководителю не мешало бы знать: согласно ст. 19 Закона Украины «О доступе к публичной информации» любой гражданин Украины, тем более журналист, может задавать вопросы должностному лицу различного ранга и статуса всеми удобными для этого способами – устно, письменно, как угодно, в том числе и по телефону.

Другое дело, если лицо со статусом не хочет отвечать на эти вопросы или не знает, что говорить.

Кто в команде землепашцев?

Так кто же эти девять счастливчиков, которым так легко и быстро удалось оставить в дураках жителей Грейгово и заполучить 18 гектаров земли сельского пастбища? Вопрос непростой, но ответ на него есть.

В Госгеокадастре, естественно, нам дали от ворот поворот: личных данных этих людей не знаем.

На территории Грейговского сельского совета такие люди не проживают – и проверять не надо. Поиски никаких результатов не дали и в Витовском районе – следов проживания вышеупомянутых граждан обнаружить не удалось. Что касается, судя по всему, брата и сестры Боровых – Геннадия Васильевича и Евгении Васильевны – то их не удалось разыскать не только в Николаеве, но и по всей справочной базе Украины. Кто эти люди, откуда, какого возраста и существуют ли они вообще, осталось загадкой. А вот Надежда Яцкова нашлась – бабушке 74 года, проживает она в селе Новая Чорторыя Любарского района Житомирской области. Оттуда же и другой земельный соискатель – 79-летний Василий Билоус, только он из соседнего села – Старая Чорторыя. Не странно ли, что у этих двух стариков из Новой и Старой Чорторыи Житомирской области на склоне лет вдруг так остро проявилось желание поработать на грейговской земле? Кто-то же втянул их в эту сомнительную авантюру? Как оказалось, 31-летняя Екатерина Султанская и 49-летняя Татьяна Яцкова проживают по соседству, причем на одной лестничной площадке многоэтажного дома на проспекте Центральном. Совпадение? Не думаем! В список землепашцев попало и двое совсем уж молодых людей, которые также проживают в многоэтажках города Николаева, – 25-летняя Дарья Кирюшко и ее сверстник Артем Чуйко. И последний счастливчик – Матюшенко Игорь. Причем людей с соответствующими инициалами и фамилией Матюшенко в Украине оказалось двое – 25-летний николаевец и 27-летний крымчанин.

Можно с полной уверенностью утверждать, что на земле этой ни глубокие старики из житомирской Чорторыи, ни молодежь из городских многоэтажек трудиться не будут. Тем более пасти скот, поскольку вряд ли знают, в каком месте у коровы вымя. А вот в том, что земля эта будет продана, – грейговцы не сомневаются. В селе утверждают: за гектар пашни толстосумы предлагают до тысячи долларов.

А в первую тройку претендентов вошел не кто иной, как директор Явкинского элеватора Яцков Вадим Викторович со своими детьми. К семейству, судя по всему, присоединились все многочисленные родственники, в том числе и из Чорторыи, – а почему бы и нет?

Не верится, что в Госгеокадастре не в курсе, кому отдали грейговское пастбище, ведь чиновники, возглавляющие это ведомство, не один год проработали в администрации Витовского района и не шапошно знакомы с директором Явкинского элеватора.

Люди пригрозили, что спалят технику

Грейговские жители организовали круглосуточное дежурство возле пастбища, чтобы не допустить наглецов на свою территорию. Но не уследили. В субботу в Грейгово случилось очередное «ЧП», отчего накал народного негодования стал сильнее. На выпас выехала техника местного хозяйства «Прометей-сервис» и, судя по всему, по просьбе того же «респектабельного мужчины» передисковала все пастбище единым массивом. Когда негодующие люди кинулись к руководителю хозяйства Михаилу Любченко, потребовали объяснений и пригрозили, что спалят технику, он быстро ретировался и пошел на попятную. В качестве компенсации за содеянное Любченко пообещал, что засеет этот участок люцерной, и людские коровы будут продолжать здесь пастись. Но было бы сказано!

Следует отметить и предостеречь людей: неоформленные выпасы в других населенных пунктах тоже могут стать лакомыми кусочками для предприимчивых чиновников. Так что председателям сельских советов нужно уже сейчас заниматься оформлением документов, чтобы сельские коровы не остались без пастбищ.

На прошлой неделе сельчане позвонили на «горячую линию» в Верховную Раду, разговор был продублирован Национальной полицией и Антикоррупционным бюро. Написали жалобы на имя главы облгосадминистрации Алексея Савченко, главы областного совета Виктории Москаленко, отправили жалобу в областную прокуратуру.

– Будем ждать реагирования. Если нам не помогут, село настроено перекрывать железную дорогу и гнать коров к госадминистрации, – решительно заявляют крестьяне.

Татьяна ФАБРИКОВА,
Галина ПОРФИРЬЕВА

Комментарии:

  1. Галинва:

    Несмотря на то что на землях десятилетиями выпасается скот, согласно земельно-кадастровой документации они относятся к виду сельскохозяйственных угодий – пашня. Согласно новому законодательству, земельные участки государственной собственности за пределами населенного пункта, которые официально не оформлены в собственность или пользование, выставляются на аукцион на право аренды».

  2. Люся:

    Вот и оформляйте официально, чего же вы отнимаете у крестьян пашню? А если выставляете на аукцион, то так, чтобы все знали, а не для одна семья.

  3. Галинва:

    Земля, не пренадлежит крестьянам,( большинство которых в своей жизни вообще никогда нигде не работали) она государственная, люди самовольно выпасали на этом поле коров бесплатно, но советский союз давно вышел, земля должна работать, и приносить прибыль государству, а не 10 владельцам коров. О каком ауционе может идти речь, в Грейгово не могут мусор до свалки донести, кругом помойка. А вот с фантазией и запросами все в порядке, даже очень.

  4. Person:

    Владельцы коров «приложили» много усилий для обустройства пастбища: битые бутылки, мусорные пакеты, жменьку травы не подсеяли! Местным «хозяйственникам» и 100 га земли будет мало для 30 коров.

  5. Люся:

    Что за глупость вы пишете? Наверное, вас в детстве молоком не поили. Если у коров забрать пастбища, молоко исчезнет по всей стране и все будут такими вот недалекими, как вы.

  6. Константин:

    Содержание КРС тяжкий созидательный труд. За то, что селяне держат коров им нужно памятники ставить, не то, что дотации давать и содействие оказывать, как в цивилизованных странах. Продуктовая независимость, в том числе достаток в мясо-молочной продукции высокого качества, это важнейшая, стратегическая задача государства. Угнетение селян это одно из самых страшных преступлений, последствия которого не за горами, и разгребать эти последствия очень долго. 

    А выпады на счёт того, что та земля не приносит пользу государству откровенная гнустная ложь на пользу капитала. 

  7. Василий:

    Я хочу сказать что почему то селянам по 2 га не дают, а чужим людям дали и очень быстро. Скажите это правильно. Люди оформляют годами землю, даже атошникам дали на солянчяке, там где в принцыпе ничего не растет. Это у нас так корупцию уничтажают? 

  8. Галинва:

    Константин какую пользу 30 лет приносила пользу государству эта земля? С продажи коровьих лепех? Владельци коров пасли коров на шару и только для своего собственного материального обеспечения, это же не ферма. тогда как другие пашут не меньше их поверьте, а 20% отстегни, этим же коровникам на пособия пенсии и тд. и землю не попросишь коровы же нет.

    Василий вы несете чуш!!! Чужим людям дали землю, тоесть если бы дали своему никто бы не пердел? Может Ивановой или полковнику? а что им же еще мало, начинают у друг друга отбирать. На этом пастбище не только в принципе но и без него нихера не росло кроме липучки, попробуйте ее поесть сами.

     

  9. Люся:

    Галинве. А вы кто – Яцкив? Так и напишите – это я забрал у людей пастбище.

  10. Валя:

    Галинве. А вы  то кто – Яцкив? Так и напишите – это я забрал у людей пастбище.

Сообщение:

*

НОВОСТИ