«Я готов взять ответственность за весь город»

О работе в Верховной Раде и на округе в Николаеве, об отношении к консолидации «Самопомощи» и «Оппозиционного блока» в городском совете, о возможных досрочных местных выборах и участии в них, а также об отношении к скандалу вокруг «Агентства развития Николаева» и конфликте с Александром Сенкевичем читайте в интервью с народным депутатом Украины, главой Николаевской областной организации партии «Возрождение» Артемом Ильюком.

– Вы уже дважды депутат, первый созыв был не до конца, и сейчас есть вероятность, что второй созыв будет работать до конца срока. Изначально вы были от «Партии регионов», теперь представляете партию «Возрождение». И если о других партиях я могу четко обозначить, что кто-то за блокаду Донбасса, кто-то печется «о тарифах», а кто-то говорит о «скотыняках», то – о чем партия «Возрождение»?

 Партия «Возрождение» занимается законотворчеством, которое необходимо не только для нашей страны, а и для каждого жителя. Это законопроекты, о которых мы с вами сегодня поговорим, они очень нужны и важны.

Можно сказать, что мы партия, которая направлена на конкретную работу. Мы не шумим, не кричим и не блокируем трибуну, а работаем на благо своей страны. Мы находимся в оппозиции и к партиям, которые также выступают с оппозиционной риторикой, но только критикуют.

– Вы себя оппозиционером считаете?

 Безусловно, мы же не входим в коалицию. Сегодня в оппозицию входят «Батьківщина», «Самопомощь», «Возрождение», «Воля народа». Это не значит, что мы будем вести себя как «баба Яга против» и голосовать против всего, что предлагает власть. Если власть готова предложить что-то, что пойдет на благо Украины, например, поднятие минимальной зарплаты до 3200 гривен, то конечно же, мы это поддержим, но в то же время мы, как представители оппозиции, предлагаем свою альтернативу.

Буквально на днях я зарегистрировал законопроект № 6146, он касается той проблемы, с которой обращалась сессия городского совета к премьеру и Верховной Раде о том, чтобы уровнять и привести к нормам заработную плату работникам медицины. Это касается не только медицины, а и управления образования, театров – всей сферы бюджетников, к которым есть некая социальная несправедливость. Я доволен, что у определенных низких разрядов зарплата увеличилась и, например, уборщики, сторожа, охранники – весь административный персонал получают минимальную зарплату в размере 3200 гривен, но в то же время учитель или врач получает всего на 200-300 гривен больше, хотя это высококвалифицированный труд. Человек учился, тратил на это свои силы и деньги.

– Но его социальная роль говорит все-таки о том, что зарплата должна быть не аналогична обычному физическому труду.

– Но действуют сейчас по первому разряду, и тарифная ставка составляет 1600 гривен, исходя из этого коэффициента считают всем дальше. Я предлагаю сделать ее 3200 гривен.

– Вы в оппозиции, но открыты к сотрудничеству с коалицией, с властью?

– У меня есть проект, в котором я соавтор с Андреем Вадатурским (№ 4098. Некоторые морские торговые порты Украины расположены в пределах населенных пунктов и оказывают значительное влияние на инфраструктуру этих населенных пунктов. При этом, средств у местных органов власти на поддержание соответствующих объектов инфраструктуры недостаточно. Согласно законопроекту, предлагается акционировать администрации морских портов согласно их местонахождению. А доходы, начисленные на акции государственного акционерного общества – администрации морского порта, расположенного на территории соответствующего населенного пункта или области, предлагается направлять исключительно на проекты по развитию инфраструктуры). Это нормально, когда сотрудничают депутаты не только одного округа, но и города, и могут отстаивать интересы области.

– За что выступает «Возрождение», вы готовы к возможным внеочередным выборам в парламент?

– Я не вижу предпосылок для внеочередных выборов в парламент.

– Недавно вы сказали, что готовы взять на себя ответственность за будущее всего Николаева, а не только Ингульского и Корабельного районов, где вы избраны народным депутатом.

– Когда сидишь в своей скорлупе, то так и будешь сидеть в ней и «вариться», как делают, к сожалению, многие народные депутаты, надеясь, что как-то они попадут в список на следующие выборы и тихонечко незамеченными зайдут в парламент.

Я активно работаю на округе и с людьми. Чем больше я работаю, тем больше людей ко мне обращается, то есть это ком, который не всегда можно осилить, но тебя берет гордость, что твоя работа оценена, пусть и всего лишь тем, что люди все больше и больше обращаются с проблемами. Они видят где-то решение этих проблем, так как много чего не освещается. Обращаются и из Заводского района, и из Центрального, и даже из области. Я не боюсь ответственности и, мне кажется, если будут какие-то ситуации в стране и нужны будут выборы, то скорее всего могут сделать местные выборы.

– Таким образом «выпустить пар» населения.

– Да, отдать местные выборы. Тогда я готов подумать о том, чтобы взять ответственности за весь город.

– Вы не можете пока сказать, будете ли вы баллотироваться в мэры города, если местные выборы будут назначены? Вы можете сказать людям правду, что в парламенте не получается сделать все так сразу, как можно сделать на Адмиральской, и я буду ближе к вам и буду решать ваши проблемы здесь на месте.

– Я единственный на сегодняшний день народный депутат, который представляет оппозицию в Николаевской области. В первую очередь, я обращаю внимание на такие вопросы: «Зоря» – «Машпроект», вопрос, который «висит» в повестке дня, его приватизация. И первый вопрос – выведение его из списка неприватизиционных, а значит и первый путь, что он может быть «раздерибанен». Пока я народный депутат, я всеми силами буду препятствовать этому и уже много сделал, чтобы заблокировать это решение. Порт «Октябрьский», по которому была такая же ситуация, ряд предприятий, которые я просто не могу оставить. А открыть округ для кого? Чтобы кто-то «зашел» и начал лоббировать какой-то бизнес, а не людей. Я не могу себе этого позволить. Когда будет баланс сил и буду четко уверен, что я смогу сохранить и округ, и свое присутствие в Николаеве, только тогда я смогу понимать, что нужно идти и нужно заниматься этим вопросом.

– Согласитесь, ситуация похожа на такую же в 2015 году. Вы тогда не пошли в мэры города, выдвинули Виталия Воронова, кстати, чья это была инициатива?

– Это была моя инициатива.

– Сейчас, когда вы говорите, что готовы взять ответственность за город, лично пошли бы кандидатом, или все-таки снова нашли бы человека и шли бы вместе с ним в команде?

– Если, к примеру, осенью будут внеочередные местные выборы и будут избираться местные депутаты и мэр города, большая вероятность, что буду баллотироваться в мэры.

– Не жалеете, что тогда, в 2015 году, не оказали поддержку Игорю Дятлову, и тогда, возможно, именно этого не хватило ему, чтобы победить на выборах мэра?

– Я оказал ему поддержку своим «голосом» в кабине для голосований.

– Вы проголосовали за Игоря Дятлова во втором туре? Но я говорю и о первом туре, ведь вы, когда выдвинули Виталия Воронова, фактически, могли тогда идти вместе, как вы неоднократно показывали это своим участием в совместных политических проектах, когда, в том числе, и вы, баллотировались в Верховную Раду и он был участником вашей команды. Но тогда ключевую роль играла партия. Но Игорь Дятлов шел отдельно, Виталий Воронов вместе с вами от «Возрождения» отдельно. Может, потому, что вы не поддержали тогда Игоря Дятлова, Александр Сенкевич и победил?

– У меня была своя цель и свои четкие задачи, которые я перед собой ставил. Я понимал, что нужно расширять и усиливать команду. Потому что заведя в городской совет фракцию всего из трех-четырех человек, очень сложно повлиять на процессы, а действовать нужно решительно и жестко, это то, чего сегодня не хватает людям, пришедшим во власть. Я все взвесил и понимал, что эти выборы еще нужно пропустить, усилить свою команду, а потом уже «наступать», потому что нужно посадить за стол определенный круг лиц, рассказать правила игры в городе и закрыть все коррупционные схемы, которые сегодня существуют. Они продолжают существовать.

– А вышло что? Вы сделали так, как сделали, и считали, что поступили правильно, выиграл выборы Александр Сенкевич, «Возрождение» в городской совет не прошло.

 В отличие от Сенкевича, я не борюсь за себя и не борюсь за кресло – мне это не интересно. Мне интересно поменять полностью отношение чиновников к горожанам, работу служб, которые должны трудиться на благо города и сделать то, чего все хотят – уютный и безопасный город. А просто сесть в кресло мэра – я борюсь не за это. В этот раз цели другие – сместить пласты, да простят меня старожилы местного политикума, молодых нужно было выставить на первые позиции, и моя команда работала над тем, чтобы «новая кровь» появилась в николаевском политикуме. Отсюда и появилась программа «Депутаты из нашего двора» – новый и рискованный проект в Украине, но мы дали возможность простым горожанам поучаствовать, не по договоренностям, как это было в других партиях, а прийти, выдвинуть от двора и пойти во власть. Не хватило буквально 290 голосов, но мы сделаем работу над ошибками, в том числе, и я свою работу над ошибками сделаю, потому что, если смотреть со стороны потиттехнологии, то мне нужно было баллотироваться, но это был бы обман, потому что если я иду на выборы, то иду побеждать.

– Так или иначе, это все завершилось тем, чем завершилось, и сейчас вы с Игорем Дятловым – два молодых политика, но по разные стороны, и его фамилия сейчас звучит все чаще, как претендента на округ, где вы народный депутат. Допустим, объявляют внеочередные парламентские выборы, и мы видим, что Игорь Дятлов официально зарегистрирован там, – вы пойдете в бой за этот округ?

– Если мы сейчас говорим о выборах в Верховную Раду, то я дважды избирался на этом округе и буду избираться в третий раз – это нужно понимать, и, если вы помните выборы 2014 года, какие «монстры» шли на выборы против меня, в какие жернова попал я со своей командой, но мы выстояли.

– Был Владимир Опрышко, если я не ошибаюсь, и он этот город не посещал практически.

– Против нас были огромные деньги, нам угрожали, предлагали откупиться через 10-е лица, но я не продаю свой город, и это принципиальная позиция. Мне бы очень не хотелось быть политическим оппонентом с Игорем Дятловым на одном округе только потому, что у нас есть 10 лет отношений, и как бы ни сложился наш дальнейший политический путь, я ценю то, что было, – нашу дружбу, самое главное, мне кажется, сохранить лицо. Но я умею разделять дружбу и работу. Для примера, с Юрием Исаевичем Гранатуровым мы прекрасно общаемся и общались во время выборов, но наша команда работала над тем, чтобы он не стал мэром, потому что мы хотели видеть все-таки новые лица.

– Стал Александр Сенкевич, который подыгрывает теперь Игорю Дятлову, фактически мэр подыгрывает лидеру оппозиции. Вы в конфликте с мэром, который в свою очередь назначает человека Игоря Дятлова главой Ингульской администрации. Также назначает директором коммунального предприятия, которое ремонтирует дороги в Ингульском районе Николаева, депутата от «Оппозиционного блока», и это неполный список. Вы чувствуете, что округ готовится под «Оппозиционный блок»?

– Давайте пойдем дальше: заместителем главы областного совета стал представитель фракции «Оппозиционный блок». То есть это не только в городе, это политика и в области, и, скорее всего, в районах тоже.

Можем сказать, что сегодня – это такой тандем новой власти, который представлен «Блоком Петра Порошенко» и «Оппозиционным блоком» в области, а в городе – «Самопомощью» и «Оппозиционным блоком». То есть, «Оппозиционный блок» сегодня в Николаеве – это реально власть.

 Сюда можно добавить и нападки на директора ДК «Молодежный» Юлию Захарову, потому что сейчас особое внимание к ней депутатов от «Оппозиционного блока». Не связываете ли вы это с тем, что именно на территории ее Дворца культуры вы проводили свои мероприятия, организовали каток перед Новым годом, и теперь ей приходится отбиваться от той критики, которая звучит от депутатов «Оппозиционного блока»? Или мне кажется, что есть политический подтекст у всех этих назначений на округе, где вы являетесь народным депутатом, и в отношении людей, которые вам помогали.

– Под новый год мне удалось привлечь субвенцию из государственного бюджета, порядка 3 миллионов гривен. Из нее 1 миллион 200 тысяч через управление культуры пошел на ДК «Молодежный», на приобретение аппаратуры и сценических костюмов. А часть, 1 миллион 600 тысяч, ушла через управление образования. Лилия Заворотняя, начальник управления культуры, сумела быстро все сделать, закупить оборудование, и Николаев, молодежь – получили то, что им так было необходимо. А управление образования в лице Анны Деркач заблокировало, и мы оставили много школ без компьютерных классов. Заблокировали, назвав это «субвенцией Ильюка». Но это государственная субвенция, которую благодаря моей работе привлекли в Николаев, а мэр с начальником образования блокируют ее. Вы же сами потом сможете приехать, перерезать ленточку, сказав, что это вы сделали, ведь субвенция проходит через город. Ну, вы же управляете этим процессом. Это же вредительство. А Заворотняя отработала на «5+», и в итоге ее давят, ее увольняют. А дальше пошли нападки на директора ДК «Молодежный» Юлию Захарову, прекрасного человека с большим потенциалом. Кто знает эту семью, может сказать, что они самодостаточные люди, и занимается Юлия творчеством, и может «заткнуть за пояс» многих из этих «деятелей», которые не знают даже, как организовать Новый год на главной площади.

– Сенкевич ли? Или все же ваш оппонент на округе Игорь Дятлов? Это же депутаты от «Оппозиционного блока», неужели они уже в такой «спайке» с Сенкевичем, что это он им дает команды?

– Мы можем только догадываться, если есть такой тандем, то, возможно, что это такая стратегия.

Я иногда смотрю на то, что происходит в городском совете, и, не могу сказать, что это детский сад, но это больше похоже на песочницу, где играют дети, и все время не могут «поделить пасочки». При этом пытаются завязать в эту игру более взрослых и опытных. На это некоторые ведутся, только не я – у меня есть свой круг обязанностей. Я честно и открыто работаю на округе. А чем они там занимаются, какими интригами, иногда мне смешно наблюдать за этим. А иногда и меня, как николаевца, возмущает тот цинизм, который происходит в городском совете, когда совместно утверждаются заместители, новый исполком.

– Новый исполком, новые тарифы, новый вице-мэр утверждены благодаря голосам «Оппозиционного блока» и «Самопомощи».

– Мы опять же говорим, что «Оппозиционный блок» сегодня в городе – это власть. Почти половина депутатского корпуса. А Игорь Дятлов – один из руководителей.

– В последнем интервью, комментируя идею Александра Сенкевича, о строительстве кладбища в микрорайоне Кульбакино Вы назвали его «больным на голову». Какое решение вы видите для этой проблемы?

– Я же не назвал, чья это идея. Я сказал, что такая идея могла посетить только больного на голову человека.

– Александр Сенкевич не отказывается от этой идеи и рассматривает этот вариант.

– Пока я народный депутат на этом округе, ему не удастся там сделать кладбище.

– Что бы вы ему посоветовали, как депутат по этому округу?

– Посоветовал бы ему находить компромиссные решения, прислушиваться к людям и чувствовать атмосферу, которая царит в городе, а не слушать «шептунов», потому что советниками их назвать тяжело.

Мэр – это не царь, он немного путает. Николаевцы выбирали мэра для того, чтобы он грамотно руководил хозяйством, которое принадлежит громаде, во многом по своему усмотрению, но прислушиваясь к жителям города. Если он переходит границу, и есть 2-3 «основных игрока», которые считают, что управляют этим городом – то будет «жарко».

– С «Николаевкоммунтрансом» он перешел границу или нет? Потому что Сенкевич говорит, что просто «наступил на бизнес-интересы Артема Ильюка» и именно поэтому вы так резко начали его критиковать.

– Пусть обратится в прокуратуру, и они вместе с правоохранительными органами покажут, какие у меня там бизнес-интересы. Это выдумка, которая была запущена специально как политтехнология, чтобы отвлечь внимание и опорочить мое имя.

– Юрий Мостовой действительно представитель от вашей команды, он баллотировался от вашей партии?

– Да, но повторюсь, что умею разделять дружбу и службу. И Юрий Мостовой занимался предприятием, и начали мы это, когда еще он был в «Батьківщині», а я в «Партии регионов». Игорь Дятлов помогал, чтобы у Юрия Мостового была возможность наладить эту работу. Целая мафия царила на этой свалке, и частные возчики, которые выигрывали тендера, получали подряды, а потом наши же коммунальные предприятия брали на субподряды, брали технику и контейнера – это та схема, против которой я боролся вместе с Мостовым. Когда мы ее сломали, мэра не устроила эта работа. Попахивает какими-то двойными стандартами. Либо мэр врет и сводит таким образом счеты, либо это просто амбиции и мальчишество, или он под себя расчищает площадку, чтобы, как я вижу, вернуть эти старые схемы.

Очень много эмоций. Сейчас очень мало профессионалов, которые могут принимать решения без эмоций. Потому что, когда политики принимают свои решения через эмоции, мы получаем «львовский мусор», а за этим и недовольство горожан.

От импичмента его спасает не то, что он что-то правильно делает. Просто нет человека, который пошел бы участвовать в выборах мэра и был бы понятным и приемлемым для определенного круга людей. Потому сейчас начинают объединяться те, кто раньше не мог сесть за один стол переговоров, и теперь начинаются разговоры.

– Многие считают, что от импичмента Сенкевича спасает Алексей Савченко, как вы считаете?

– Я не знаю их взаимоотношений.

– Насколько, по-вашему, Александр Сенкевич самостоятельный политик?

– Он не может быть самостоятельным, потому что он заложник депутатов городского совета и у него маленькая команда. Еще одной его проблемой является то, что он пытается показать, что он самостоятельный. Ему нужно научиться работать, находить компромиссные решения, а не думать о том, как о нем подумают какие-то бизнесмены. Он мэр и отстаивает интересы громады. И все, что принесет положительный результат этому городу, будет засчитано и в его копилку, это будет его авторитет, заработанный его делами. А сейчас это больше похоже на попытку сохранить себя в кресле.

– Мэру сейчас больше всего «достается» за работу «Агентства развития». В последнее время было очень много документов, что где-то не прозрачно, неэффективно, где-то есть выплаты за проекты, которые не были поддержаны. Как вы относитесь к «Агентству развития Николаева»?

– Изначально, когда только объявили о создании такого агентства и я увидел этих ребят с горящими глазами, я подумал, что это именно то, за что мы голосовали. Это то, что хотелось видеть: новые люди, новый подход к решению вопросов. А спустя год стало понятно, что это «грантоеды», которые за деньги горожан делают непонятные проекты, за которые не могут ответить. Я прочитал материал журналиста Александры Вязниковой, увидел там ряд нарушений, вплоть до махинаций, если это соответствует действительности. Я не могу вмешаться в это, потому что это должны сделать соответствующие органы. Я обратился в прокуратуру, расписал те статьи, по которым я вижу нарушения, и попросил их дать оценку. Также обратился в управление гоструда, потому что есть люди, которые вроде бы как работали, но не числятся в «Агентстве развития», а также в госаудитслужбу, бывшая КРУ, которая должна проверить все и дать свое заключение.

После этого мы увидим, какую работу они выполняют и что скрывают, но мне будет очень жаль, если все, что написано в блоге, окажется правдой. Потому что я все-таки «теплю надежду» на то, что недостаточная информированность натолкнула на такие мысли. И, ко всему, это еще и очень сильный удар по Сенкевичу.

– Вторая особенность Сенкевича: он привлекает на работу иногородних и гордится этим. Как вы относитесь к такой практике?

– Я всегда был против этого, потому что в Николаеве есть много людей, которых можно привлекать на работу.

– А если человек с какими-то знаниями приедет, поможет?

– Мы уже на государственном уровне убедились, что это не так. Я говорю о министрах – например, здравоохранения. Все равно человек, который приехал в новую область, должен разбираться в местной политике, это необходимо. Насколько ты быстро ориентируешься и можешь искать компромиссные решения, тем твоя работа будет успешней. А здесь это больше похоже на: «Я хочу, и все, вот будет так».

– Иногородний человек – это всегда временно, он немного поработает и все равно вернется туда, где у него связи, семья, где он прописан. Что можно ожидать от такого человека?

 Все равно у таких людей не будет духа Николаева. Это мое мнение. Я не хочу никого обидеть, и буду благодарен любому, кто внесет вклад в развитие города и моей родной области. Таких людей можно привлекать, но не делать из этого тренд «иногородний – это панацея».

Если вернуться к той мысли, которую я недавно опубликовал на страничке в Fаcebook: нам не хватает консолидации разных политических сил, патриотов города, людей, которые смогут отстаивать интересы города. Я вижу это так: начиная от депутатов городского совета, которые представлены политическими партиями, а эти партии представлены в парламенте. Каждый может обратиться к своим коллегам, для того, чтобы отстаивать интересы своей громады. И на местах должен быть лидер, который сможет объединить их – не для телевидения, картинки или просто чтобы показать, что они создали совет всех партий Николаевщины для решения проблем. Это должно быть не публично, потому как у каждого представителя свое публичное поведение и отношение, это должен быть рабочий орган по отстаиванию интересов. Если в Николаеве будет принято решение обширным пулом людей, которые будут отстаивать интересы моего родного города – ни президент, никто не сможет повлиять на мое решение в парламенте и переубедить никогда и ничем. Мы представляем Николаев, как я, например, кто-то косвенно, кто-то по списку, а кто мажоритарщик – это всего 11 человек от Николаевщины.

– Сенкевич приводит в пример свою идею по защите интересов города, что как раз связано с портовыми сборами. Он хочет, чтобы город получал от николаевских портов по 1 доллару с каждой тонны. А вы сообщали, что еще год назад вы вместе с Андреем Вадатурским внесли аналогичный законопроект, который предусматривает похожие вещи. В чем разница ноу-хау Сенкевича от того, что предлагаете вы?

– У него более простой и поверхностный вариант, хотя это тоже рабочая модель, если ее начинать выносить на хотя бы обсуждение на всеукраинском уровне. Пока он ездит в АМПУ или в порт и говорит, что его кто-то поддерживает, но это ни на что не влияет. Особенно мне интересно было, когда я прочитал, что Алексей Вадатурский поддерживает Сенкевича. При этом законопроект Андрея Вадатурского, в котором я являюсь соавтором (законопроект № 4098, о котором идет речь выше) лежит уже год в парламенте, его не выносят в зал, потому что это не выгодно власти.

– Есть решение, оно оформлено в законопроект, его цели аналогичны тому, что хочет Сенкевич?

– Цели немного обширнее. Сделать, например, Николаевский исполком акционером АМПУ на местах и дать ему 30 %, областной госадминистрации – 20 % и только 50 % в госбюджет отправим в Киев и, как обязательное условие – все средства идут на улучшение инфраструктуры – это сотни миллионов гривен.

Нужно объединиться вокруг этого проекта и не «переводить стрелки» на народных депутатов от Николаевщины, а обратиться к каждой фракции в парламенте. Так мощным лоббированием добиваться решения вопросов. Можно найти компромиссное решение, видоизменить законопроект и написать автором Президента – не важно, кто автор, но, если Николаев будет получать сотни миллионов гривен на развитие дорог, это здорово. Вот так нужно работать.

– Надеюсь, что мощное лобби появится у Николаева не только в городском совете, но и в парламенте, и именно так они будут работать.

Олег Деренюга
«НикВести»

Сообщение:

*

НОВОСТИ