Бабушкин подарок

В 2007 году Ангелина Матвеевна приняла решение подарить внучке Руслане свой дом, построенный вместе с мужем много лет назад. Но подписанный договор дарения как будто бы разбил вдребезги до того нормальные человеческие отношения между родственниками: со временем внучка выставила бабушку из дома, а от ее матери, своей старшей дочери Нины, Ангелина Матвеевна ушла сама, по всей видимости, не от «хорошей» жизни.

Сегодня полуслепой женщине ходить по судам и адвокатам помогают младшая дочь Раиса и совершенно чужие люди, а сама она мечтает во что бы то ни стало вернуть свое имущество обратно.

Где же сыр и масло?

История, которая приключилась с Ангелиной Матвеевной С. (все имена героев изменены из этических соображений), достойна стать сценарием захватывающего сериала на извечную тему отношений детей и родителей, имущества и собственности.

77-летняя женщина и сегодня уверена в том, что ее внуки и старшая дочь – хорошие, не желают ей зла, и даже боится предпринимать что-либо против них, чтобы защитить себя. Боится, но вынуждена, поскольку на старости лет осталась без собственного угла, с инвалидностью по зрению, последствиями инсульта и мизерной пенсией.

Скромный, но добротный домик по ул. Волгоградской в Корабельном районе Ангелина Матвеевна построила вместе с мужем и прожила в нем больше 30 лет. После смерти Ивана Петровича в марте 2007 года осталась в нем единственной наследницей. Хозяйствовать одной довелось недолго: уже в августе того же года любимица – внучка Руслана, которую она воспитала, для которой не жалела денег из небольшой пенсии, уговорила бабушку домик… подарить ей и ее мужу Степану.

– Как они бабушку обхаживали, что они ей говорили, – не знаю, – вспоминает младшая дочь Ангелины Матвеевны Рая. – Уговорили ее сделать дарственную. Дом оформили, а я даже не знала. Ни о какой уплате денег речи не велось, потому что все происходило за моей спиной.

Впрочем, много лет спустя, когда выяснение отношений уже происходило в суде, Руслана указывала в исковом заявлении, что Рае было уплачено 40 тыс. долларов «отступных» якобы за ее долю в материнском доме, еще не успевшем стать наследством. Как сейчас стало понятно, это далеко не единственная ложь, которую позволяла и позволяет себе семья старшей дочери Нины, матери Русланы. Далекими от действительности оказались и обещания Русланы бабушке, данные при подписании документов: «Будешь у меня кататься, как сыр в масле, в санаторий тебя отправим». Теперь не санаторий, а спокойная тихая жизни в собственном доме кажется Ангелине Матвеевне несбыточной мечтой.

Обдумывала ли Ангелина Матвеевна то судьбоносное решение о дарении, советовалась ли с кем-то, непонятно, но, видно, тогда сердобольное сердце любящей бабушки заглушило и материнские чувства, и здравый разум. У младшей Раисы детей, а значит, и наследников, нет, сейчас она одна живет в собственном большом доме. Зато двоим внучатам – Руслане и Игорю, детям старшей дочери Нины, предназначался в далеком будущем бабушкин дом.

По всей видимости, ждать обнадеживающей, но уж слишком далекой перспективы Руслана не хотела и упросила бабушку подарить дом сразу после смерти деда. А о законном праве на материнский дом младшей дочери дарительницы – Раи – при этом постарались просто не вспоминать.

Бабушка, на выход!

Как рассказывает Ангелина Матвеевна, никогда раздоров в семье не было. Она смотрела правнуков, общалась с дочерьми, держала трех коровок, а деньги, вырученные от продажи молока, конечно же, отдавала любимым внукам и детям. Причем разносила молоко сама по окрестности, в каждый дом, за что Ангелине Матвеевне были благодарны все соседи. И не знала она тогда, что именно у них придется ей ютиться, когда внучка перестала пускать ее на порог дома, который когда-то был ее собственным.

После оформления дарственной события разворачивались таким образом, что Ангелина Матвеевна не сразу поняла, что ее жизнь теперь поменялась кардинально. В 2010 году молодые затеяли ремонт, а бабушка переместилась сначала в летнюю кухню, поближе к коровам, а затем перешла вместе с животными в дом к старшей дочери Нине, которая живет в просторных 5-ти комнатах. Видно, пожилую женщину обнадежили, что после окончания ремонта она сможет вернуться обратно, да она и сама так рассчитывала.

Ремонт затянулся на целых четыре года, и за это время Ангелина Матвеевна перешла от старшей дочери Нины к младшей Рае. Почему мать ушла, Нина пояснить корреспонденту не могла. Зато Раиса так описала проживание матери у старшей сестры:

– Она постоянно на маму кричала. В холодильнике было вечно пусто, ничего, кроме банки варенья, – говорит Раиса. – Пенсия мамина тут же забиралась. Мама кушать хочет, отварит себе две картошки в «мундирках» – это уже скандал. Нина жарит для сына мясо, а мать просит: не выливай жир, я хлебом вымакаю. Потому что часто была просто голодная. Вот такое отношение, причем резко изменилось оно после дарственной.

Долгое время Ангелина Матвеевна о своем житье-бытье никому ничего не рассказывала: «Це ж свої, щоб ніхто не знав! Навіщо? Ми ж помиримося!». Но в определенный момент скрывать бытовую неустроенность и неприязненное отношение родных не смогла. Только вот делиться наболевшим пришлось ей поначалу с посторонними людьми. Одной из своих покупательниц она рассказала, что Нина заставила ее продать всех коровок, выручку за одну из них и еще за проданное сено забрала себе. Для матери денег никогда не было, даже на проезд до офтальмологической больницы на ул. Васляева, где Ангелина Матвеевна стоит на учете и регулярно проходит лечение, чтобы поддержать нынешний уровень зрения. Дошло до того, что однажды зимой женщина вынуждена была идти пешком от Объездной дороги в Октябрьском до улицы Васляева и обратно, для чего из дому она выходила еще затемно!

Отношение молодой семьи так же разительно поменялось. Вместо выполнения щедрых обещаний, данных при дарении, от Русланы бабушка теперь слышала нечто ужасное: «Не смей являться на порог! Подавай на суд, я с тобой под одной крышей жить не буду! Отравим тебя и никто экспертизу делать не будет!».

– Никакой причины этому я не нахожу, – признается Ангелина Матвеевна. – Хоть бы перед смертью я хотела бы знать, в чем тут дело. Возненавидели меня ни с того ни с сего. Я их так любила. А до этого они ко мне хорошо относились – когда у меня еще дом был, свое хозяйство.

В марте 2014 года, когда ремонт подходил к завершению, Ангелина Матвеевна попыталась вернуться обратно в дом. Однако Руслана поменяла замки и не пускала бабушку даже повидаться с правнуками, несмотря на то, что бабушка была прописана в доме. Руслана, отношение с которой становилось все хуже, собрала бабушкины вещи в сумку и выставила ее на улицу.

Суд вселил – внук выписал

После этого Ангелину Матвеевну приютили чужие люди, а каждый ее приход к родному дому и в гости к правнукам Руслана и муж Степан назвали «скандалами».

– Бабушка – неадекватная, делала провокации всякие, – сказал корреспонденту Степан, не пояснив особо, в чем заключались эти «провокации». – Она хочет любыми путями вселиться и сделать какую-то махинацию.

О том, что якобы Ангелина Матвеевна «что-то» задумала, говорила и старшая дочь Нина. Только уж очень это смахивает на общую семейную «версию» для оправдания действий двух семей: чтобы для посторонних людей все было обставлено благовидно.

– Я не хочу говорить об этом, – уклончиво ответила Нина журналисту по телефону. – Но скажу главное: я согласна, чтобы мама жила у меня, пусть занимает любую комнату, какую выберет. Я и заявление об этом в исполнительную службу написала.

Поговорить с Русланой так и не удалось: по одному из номеров женский голос ответил, что звонок – ошибка, а мобильный вызов был сразу сброшен. Ни на один из нескольких звонков Руслана не ответила, никто не вышел к журналисту и из спорного дома. Ангелина Матвеевна пояснила, что, скорее всего, Руслана не отвечает посторонним, потому что не выполнила решение суда о ее вселении в дом. В суд Ангелина Ивановна подала в августе 2015 года, когда скитаться по чужим домам уже устала, на что Руслана… направила встречный иск – о признании бабушки «утратившей право пользования жилым помещением». «Благодарная» внучка пустила в ход все возможные и надуманные аргументы: истечение срока давности бабушкиного иска, бабушка с 2010 года не проживает в доме без уважительных причин, покинула его добровольно, дом не был принят в эксплуатацию…

Решение Апелляционного суда от 5 сентября 2016 года, поддержавшее первоначальное решение Корабельного районного суда, гласило: «Вселить Ангелину Матвеевну С. в дом № … по улице Волгоградской».

– В суде Нина и Руслана сделали вид, что меня забирают. А как только вышли из суда, так напали обе на меня. Я до сих пор не могу поверить, что такое может быть!  –вспоминает Ангелина Матвеевна. –Внучка говорит: «Если зайдешь во двор, я тебе такую жизнь устрою, что мало тебе не покажется. Я тебе еще и укол сделаю!». Я отвечаю: «Ничего, лучше я умру». И бросили меня там. А я ведь не вижу. Как я тогда плакала! Ко мне две женщины подошли: бабушка, что с вами? Они меня посадили на маршрутку, и я доехала.

После суда и вселения Ангелина Матвеевна пожила в родном доме ровно два месяца. 5 декабря 2016 года вечером Руслана снова собрала бабушкины пожитки и выставила ее на улицу. Попутно сообщили бабушке новость: дом продан, Руслана теперь не его хозяйка, мы тебя выписали, так что… выметайся! На обращение женщины в исполнительную службу Корабельного района государственный судебный исполнитель только бессильно и равнодушно развела руками…

О чём говорит закон?

Когда Ангелина Матвеевна узнала имя нового владельца дома, была шокирована не меньше: дом «купил» ее 24-летний внук Игорь, брат Русланы. Игорь, которого бабушка воспитывала с малых лет, а потом полностью оплатила учебу в мореходке, вывела в люди! Куда девались деньги, часть которых, бесспорно, полагается Ангелине Матвеевне, «родственнички» ей не сообщили. Да и были ли они? На кого рассчитана подобная рокировка? Ведь даже непосвященному человеку понятно, что сделка эта – не иначе как прикрытие для того, чтобы окончательно вычеркнуть бабушку из числа проживающих в доме. Именно так и произошло.

В ноябре 2016 года, через два месяца после принятия решения судом о вселении Ангелины Матвеевны, Игорь – «новый владелец», пользуясь правом перехода собственности… выписал бабушку из дома! Без ее согласия и даже не сообщив ей об этом!

Штамп о прописке на улице Волгоградской до сих пор остается в паспорте Ангелины Матвеевны, а начальник центра предоставления административных услуг Николаевского городского совета И.Н. Мураховская поясняет: «Игорь стал собственником. Регистратор снял с регистрации бабушку, так как она была просто пользователем. У нее есть лишь право пользования жилым помещением, а за Игорем закреплено право собственности».

Как бы там ни было, но без прописки, фактически на улице оставили пожилого человека, даже не сообщив ему об этом! И каким образом выписку оформили без паспорта Ангелины Матвеевны?

Эти вопросы по обращению Ангелины Матвеевны будут теперь рассматривать следователи Корабельного отделения полиции, которые приняли заявление пострадавшей женщины. Есть и невыясненные моменты при заключении договора дарения, которые младшая дочь Рая, та самая, что осталась без наследства, также намерена оспаривать в суде.

– Я выяснила, что перед подписанием договора дарения внучка должна была написать своей рукой: предоставляю дарительнице площадь для проживания и обязуюсь взять ее на пожизненное содержание. Только после этого нотариус должна была подписать договор дарения, – уверена Раиса. – Надо было также вписать пункт о том, что дарственная вступает в силу после смерти дарителя. Тогда бы бабушка до сих пор была хозяйкой этого дома!

Вместо четких разъяснений пожилой женщине, как утверждает сама Ангелина Матвеевна, нотариус Светлана Козленок заверила ее, что «все нормально» и предложила: «Бабушка, подписывайте!».

– Это право человека: хочу – дарю и тому, кому хочу. Я спрашивала однозначно Ангелину Матвеевну, все ли она продумала, – рассказала журналисту нотариус Светлана Козленок. – У нас нет оснований ущемлять права дарителя, это его право. Она – человек дееспособный, отдает отчет своим действиям. Мы всегда рассказываем, что такое дарение, о чем вы подписываете договор. Я четко знаю свои слова, свои выражения, преподношение своего договора. Работаю 35 лет, это у меня от зубов отскакивает. Всегда рассказываю, как бы там ни было. А вот бабушку ту я не помню.

Оправданий и пояснений сейчас можно давать много. Но в результате той злополучной сделки Ангелина Матвеевна осталась совершенно не защищенной ни законом, ни близкими людьми. В очередной раз остается только удивляться, что точное соблюдение законов, как уверяют в данном случае нотариус и госслужащая, почему-то привели к жизненной драме пожилого человека, оставшегося на склоне лет без собственного жилья.

К счастью, в договоре дарения все же есть пункт, который предполагает его расторжение в случае, если «одаренный преднамеренно совершит преступление против жизни, здоровья и собственности дарителя. В случае расторжения договора дарения одаренный обязуется вернуть подарок в натуре».

Сложность в том, что вернуть в натуре подаренный бабушкой дом теперь невозможно, так как после реконструкции и больших денежных вложений небольшой домик Ангелины Матвеевны стал большим современным домом. Ведь Руслана и Степан старались для себя и двух своих мальчиков. Только вот о бабушке, сделавшей им бесценный подарок, почему-то не подумали.

И все же решение этого вопроса наверняка есть, а потому Ангелина Матвеевна надеется на дальнейшие разбирательства в суде.

А для пожилых людей эта история может быть предостережением: желая обеспечить детей и внуков и передавая им в дар свое имущество, не стоит забывать о себе и своей старости, которая должна быть обеспеченной. Подчас это зависит от одного не так сформулированного выражения в документе, от единого слова или, наоборот, не сказанного к месту уточнения.

Татьяна ФИЛИППОВА

Сообщение:

*

НОВОСТИ